Неликвид не продается

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
28 апреля 2014, 00:00

Для кардинального роста объемов российского несырьевого экспорта требуются масштабная реиндустриализация страны и налаживание комплексной системы стимулирования экспортноориентированного производства

Рисунок: Игорь Шапошников

На заседании правительства 17 апреля, посвященном ходу реализации «дорожных карт» Национальной предпринимательской инициативы, помощник президента Андрей Белоусов подверг критике руководство ВЭБа за срыв сроков выполнения ряда мероприятий карты «Поддержка доступа на рынки зарубежных стран и поддержка экспорта». Конкретно речь шла об отставании в деле создания Центра кредитно-страховой поддержки экспорта.

Казалось бы, с созданием в конце 2011 года Экспортного страхового агентства России (ЭКСАР) система поддержки несырьевого экспорта в стране приобрела законченный вид. Зачем же понадобилась еще одна институция? Можно ли с ее помощью достичь количественных целей «дорожной карты»? А они, напомним, весьма амбициозны: удвоение к 2018 году (по отношению к 2011-му) стоимости экспорта продукции высокой степени обработки и выдача ВЭБом в целях поддержки экспорта 45,8 млрд долларов кредитов за пять лет, с 2014-го по 2018-й, притом что за прошлый год Банк развития выдал таковых лишь на 400 млн долларов.

Сверхамбициозная задача

Возможность объединения Российского агентства по страхованию экспортных кредитов и инвестиций (ЭКСАР) и Росэксимбанка, входящих в группу Внешэкономбанка, рассматривается как один из вариантов реализации проекта поддержки несырьевого экспорта, сообщал ранее журналистам глава ВЭБа Владимир Дмитриев.

Для обеспечения массового доступа российских экспортеров и зарубежных покупателей их продукции к дешевым финансам предлагается в рамках группы Внешэкономбанка создать институт кредитно-страховой поддержки экспорта, обеспечив интеграцию кредитного и страхового «плеча». В качестве базы такого института предлагается использовать в увязке ЭКСАР и Росэксимбанк.

Росэксимбанку, дочернему финансовому институту ВЭБа, пока не удавалось полностью реализовать свой потенциал. Выделяемые из бюджета на предоставление госгарантий ресурсы не использовались полностью. «За 2005–2011 годы банку удалось освоить менее двух миллиардов долларов, в том числе в 2011 году банк оформил гарантии на 227,2 миллиона долларов, в то время как бюджетный лимит госгарантий на один только 2011 год составлял три миллиарда, — подсчитал ведущий научный сотрудник Института экономики РАН Вячеслав Шуйский. — Это было связано как с жесткими условиями получения кредита (в частности, часть рисков должно было принять на себя правительство страны-импортера), так и с ориентацией преимущественно на поддержку крупных контрактов и крупных компаний, таких как “Интер РАО ЕЭС”, “Рособоронэкспорт”, НПО “Энергомаш” имени В. П. Глушко, “Силовые машины”, в силу высоких административных издержек на согласование и оформление гарантий. Согласно отчетам Росэксимбанка, ежегодно гарантийную поддержку получают 60–70 российских экспортеров, притом что общее число отечественных предприятий, осуществляющих поставки на внешний рынок, достигает 420 тысяч».

Самостоятельная причина слабого задействования этого инструмента господдержки экспорта — узкий круг стран, экспорту в которые предоставляются гарантии. Многие страны, признаваемые зарубежными страховыми агентствами вполне платежеспособными, в этот круг не входят. Процедура отбора, установленная Минфином, такова, что гарантийное покрытие предоставляется только по проектам с минимальными или вовсе отсутствующими рисками. Это профанирует экономическое содержание гарантий.

И все же справедливости ради надо признать, что недостаточная эффективность работы Росэксимбанка — это вопрос скорее к Минфину, так как Росэксимбанк лишь агент министерства по предоставлению гарантий, именно Минфин определяет регламенты и процедуры выдачи суверенных гарантий. ВЭБ к этим гарантиям не имеет никакого отношения, он выдает свои собственные гарантии как банк, наряду с другими крупными банками — Сбербанком, ВТБ, Газпромбанком и др. При этом ВЭБ пользуется гарантиями Минфина для снижения стоимости и увеличения объема заимствований с внешних рынков.

Фундаментальная проблема в деле господдержки экспорта лежит в другой плоскости. Кредитование экспорта ВЭБом, чтобы быть конкурентоспособным для отечественных заемщиков-экспортеров, сегодня должно дотироваться государством, поскольку цена рыночного привлечения ресурсов у ВЭБа выше, чем средняя цена выдачи кредита на конкурентоспособных условиях в мире. Это актуализирует вопрос о дополнительной капитализации ВЭБа государством.

«Целевые показатели, зафиксированные по объемам экспортного кредитования ВЭБа в “дорожной карте”, могут быть достигнуты при поддержке нашего главного акционера, то есть государства, которую мы бы рассчитывали получить по трем направлениям, — подчеркнул Александр Иванов. — Первый пункт — докапитализация; для наращивания кредитного портфеля нам нужен дополнительный капитал. Во-вторых, нам нужен надежный источник фондирования ресурсов. В последние годы мы до 60 процентов ресурсов привлекали с рынков — локального и внешних, однако это слишком нестабильный источник как по цене, так и по объемам. Наконец, необходимо продолжение государственной программы субсидирования процентных ставок экспортерам. Лишь при выполнении этих трех условий целевые значения “дорожной карты” поддержки экспорта будут выполнены. В настоящее время мы также проводим рабочие консультации с Центральным банком относительно предоставления ВЭБу возможности рефинансировать инвестиционные кредиты, кредиты экспортерам и кредиты под нерыночные активы в рамках инструкции 312-П. Докапитализация ЭКСАРа пока не стоит в повестке дня, нынешнего капитала, 30 миллиардов рублей, достаточно для нынешних объемов бизнеса агентства».

Давайте правильно считать

Недостаточность объемов государственной поддержки экспорта в России часто доказывается простым сопоставлением валовых объемов поддержки. Так, размер государственной гарантийно-страховой поддержки экспорта в 2010 году составил в Китае 45 млрд долларов, в Германии — 22,5 млрд долларов, в Бразилии — 18,2 млрд долларов. Этот показатель обычно соотносится со стоимостью всего экспорта, так что показатель удельной поддержки становится унизительно мал для России на фоне других стран — крупных экспортеров. Однако в таком сравнении кроется очевидный методологический изъян.

«Из общей массы экспорта, превышающего по стоимости 520 миллиардов долларов, лишь около половины составляет так называемый несырьевой экспорт. При этом экспорт машин и оборудования может быть оценен примерно в 26–27 миллиардов долларов, то есть около пяти процентов национального товарного экспорта. Несырьевой экспорт, прежде всего его высокотехнологические составляющие, машиностроение, является объектом господдержки, — говорит директор департамента финансирования экспорта Внешэкономбанка Даниил Алгульян. — Поэтому для корректного международного сравнения относительной господдержки экспорта необходимо учитывать в знаменатели дроби не весь экспорт, а лишь ту его часть, в отношении которой осуществляется поддержка со стороны собственного государства. В противном случае, принимая во внимание значительную долю сырьевого компонента в отечественном экспорте, возникает риск занижения российских показателей».

Тем не менее исторически невысокая доля продукции машиностроения в российском экспорте продолжает медленно, но неуклонно сокращаться: в прошлом году она составила чуть более 5% против 8,8% в 2000 году. Тогда как в мировой торговле господствует тренд противоположный. По расчетам профессора Всероссийской академии внешней торговли Ипполита Дюмулена, в течение последних двадцати лет при росте мирового экспорта в среднем на 8% в год выделялись группы товаров, стоимостный объем торговли которыми увеличивался в полтора раза быстрее. Среди них — изделия электронной и электротехнической промышленности, автомобили, двигатели и их детали.

Вряд ли было бы корректно списывать всю вину за негативную динамику доли российского машиностроительного экспорта на несовершенство системы его господдержки. Для перелома ситуации требуются масштабная реиндустриализация страны и налаживание комплексной системы стимулирования экспортноориентированного производства.

Уровень же собственно господдержки экспорта мы не сможем увеличивать бесконечно. «Во второй половине 1970-х страны ОЭСР приняли рамочное соглашение о согласованных потолках господдержки экспорта, так как на мировом рынке, прежде всего на рынке машиностроительной продукции, стали все больше конкурировать уже даже не собственно товары, а пакеты финансовой поддержки, — рассказал Даниил Алгульян. — При этом, не будучи членом ОЭСР, Россия как член ВТО обязана придерживаться этих потолков. Речь, в частности, идет о том, что господдержка не может охватывать более 85 процентов стоимости каждой экспортной поставки. Далее, фиксируются минимально допустимые процентные ставки с учетом субсидий, максимальные сроки кредитования и так далее — вся регламентация занимает более полутора сотен страниц».

Удобная страховка

Существенный резерв роста поддержки экспорта возможен по линии ЭКСАР. В отличие от гарантии, призванной защитить банк, который кредитует экспортера, страховка защищает самого экспортера от рисков, связанных с осуществлением экспортной операции, прежде всего от риска неплатежа покупателя. Обычно страховка покрывает 85–90% стоимости контракта. Преимущество экспортного страхования — его сравнительно низкая стоимость: обычно страховая премия по полису меньше, чем стоимость использования других финансовых инструментов с элементами страхового обеспечения, например документарно подтвержденного аккредитива.

Компании, осуществляющие страхование своих сделок, имеют возможность расширить географию поставок за счет новых стран и компаний-импортеров. Банки и факторинговые компании с готовностью принимают к зачету счета-фактуры по сделкам, застрахованным в национальных экспортных агентствах. Страхование позволяет привлекать финансирование на более ранних стадиях, в том числе до момента фактической поставки товара на экспорт.

Помимо широко известного кейса участия ЭКСАРа в программе финансирования зарубежных поставок авиалайнера SSJ-100 есть и другие примеры страхования агентством российских экспортных проектов. Так, в конце прошлого года Агентство застраховало поставки на внешний рынок труб российского производства. Контракт на поставку заключен между ETK Trading Private Limited и китайским импортером China Petroleum Technology & Development Corporation. Поставка линейной трубы осуществляется в рамках проекта строительства третьей нитки газопровода Казахстан—Китай. Объем поддержанного страхованием экспорта превысил 200 млн долларов. В пользу экспортера были предоставлены кредитные средства Промсвязьбанка. В качестве обеспечения выступал залог выручки по экспортным контрактам.         

ВЭБ поддерживает не только экспорт, но и экспортноориентированные производства

Зампред Внешэкономбанка Александр Иванов:

— В июне 2013 года в структуре ВЭБа был создан департамент финансирования экспорта, и соответствующая работа была резко активизирована. По состоянию на конец первого квартала текущего года общий объем портфеля экспортного финансирования Внешэкономбанка превысил 160 миллиардов рублей. За счет различных инструментов мы осуществили финансовую поддержку экспортных контрактов отечественных предприятий на общую сумму 710 миллиардов рублей. Только за первый квартал текущего года одобрили 18 новых экспортных кредитов, что очень важфпродукции, но и осуществляет финансовую поддержку создания новых производств с высоким экспортным потенциалом. В качестве ярких примеров можно привести инвестиции банка в создание крупнейшего нефтехимического комплекса «Тобольск-Полимер», модернизацию завода «Автодизель» в Ярославле, проект нового регионального авиалайнера «Сухой Суперджет-100». Суммарные инвестиции банка в создание SSJ-100 составили два миллиарда долларов. В настоящее время ВЭБ совместно с кредитно-страховыми экспортными агентствами Италии и Франции, а также с консорциумом зарубежных коммерческих банков осуществляет финансирование поставок SSJ-100 иностранным авиакомпаниям. Уже профинансировали поставки шести самолетов в Мексику и трех в Индонезию. Всего на текущий момент одобрено финансирование поставок на международные рынки 26 самолетов.

ВЭБ пока не может предоставлять таможенные гарантии и гарантии возврата НДС, востребованные экспортерами. Наблюдательный совет банка поддержал нашу инициативу внести изменения в Меморандум ВЭБа, которые снимали бы эти ограничения.

Директор департамента финансирования экспорта Даниил Алгульян:

— Многие контракты по поставкам на Украину в настоящее время не реализуются в связи с тяжелым экономическим положением покупателей. Наш департамент работает с экспортерами по переразмещению этих подвешенных контрактов на поставку машиностроительной продукции на другие рынки, осуществляем их экспортное кредитование.