Деловая конъюнктура

12 мая 2014, 00:00

ВВП России, вероятно, снизится и во втором квартале; Инфляцию тащит вверх продовольствие; Украинские компании уходят с российского рынка

«Коктейль», составленный из имеющихся на сегодняшний день оценок отдельных макроэкономических показателей первого квартала, говорит о возможном снижении ВВП к предыдущему кварталу (с сезонной поправкой). Основная причина спада — падение инвестиций в основной капитал, что стало причиной не только заметного сокращения импорта товаров (на 7,2% к первому кварталу предыдущего года в долларовом выражении, но и ускорения спада в производстве отечественных машин и оборудования. Экспорт товаров и услуг, по-видимому, также сокращался второй квартал подряд. Единственным драйвером, удерживавшим ВВП от более сильного снижения, стал потребительский спрос, подстегиваемый инфляционными ожиданиями и сокращением банковских депозитов.

Весьма вероятно, что спад ВВП продолжится и во втором квартале. Аргументы за такой прогноз: сохраняющаяся политическая нервозность и ухудшившиеся условия доступа к кредитам и капиталу в целом оставят инвестиции в приглушенном состоянии. Потребительские расходы могут существенно замедлиться из-за эффекта восстановления сбережений и торможения роста кредитования, а также из-за остановившегося роста зарплат в частном секторе.

Ситуация в экономике в начале второго квартала пока что представлена в данных конъюнктурных опросов в промышленности. По опросам Росстата, оценка производственниками конъюнктуры в апреле не изменилась сколько-нибудь существенно в сравнении с предыдущими двумя месяцами.

Тогда она выросла в обрабатывающем секторе из-за повышения оценки уровня спроса (эти оценки затем были подтверждены данными о фактическом выпуске). Однако слегка поменялась структура итоговой оценки — снизился вклад текущего спроса и чуть улучшились ожидания изменения выпуска через три месяца. И то, и другое свидетельствует, что панические настроения в той мере, в какой о них можно было говорить в феврале-марте, пошли на убыль. В добывающем секторе и оценки спроса, и ожидания изменения выпуска остаются без особых изменений после заметного снижения в ноябре—феврале, вероятно, вне связи с политическим кризисом вокруг Украины.

В то же время в апреле, согласно первым результатам опросов, проведенных ИЭП им. Е. Т. Гайдара, конъюнктура ухудшилась более заметно. Оценки уровня спроса на промышленную продукцию опустились до посткризисного минимума, прогнозы изменения выпуска через три месяца — до 17-месячного минимума.

Оценки уровня занятости в промышленности, по опросам Росстата, продолжали фиксировать снижение потребности в дополнительных работниках, однако без каких-либо изменений тенденции в первые четыре месяца 2014 года.

Инфляция на потребительском рынке по итогам апреля выросла до 7,3% (к апрелю 2013-го). В то же время по отношению к предыдущему месяцу после сезонной коррекции рост цен замедлился до уровня несколько ниже 10%. Хотя эффект переноса ослабления курса рубля еще продолжается (в отношении непродовольственных товаров он обычно растягивается на несколько месяцев, необходимых для «привыкания» покупателей), небольшое замедление инфляции может говорить о том, что перестройка потребительского поведения, о которой шла речь выше (торможение спроса и восстановление сбережений), возможно, уже началась.

Как показал апрельский опрос ИЭП, две трети российских промышленных предприятий пока не ощутили никаких последствий этого кризиса. Для тех компаний, кто ощутил его влияние, самым массовым реальным следствием стало пока сокращение спроса со стороны украинских потребителей российской промышленной продукции. Об этом сообщили в апреле 20% предприятий. К этому следствию примыкает и снижение спроса со стороны других российских предприятий из-за украинских событий.

Второе по частоте (8%) следствие кризиса — проблемы с поставками сырья и материалов с Украины; их можно считать результатом действия властей, которые сейчас вряд ли направлены на увеличение товарооборота между двумя странами.

Впрочем, украинский кризис имеет и положительные эффекты для российской промышленности. Так, 7% наших предприятий сообщили об уходе с их рынков сбыта украинских конкурентов. А 3% — об уходе украинских конкурентов с рынков сырья и материалов российских предприятий.