Евангелие от Маркса

Книги
Москва, 12.05.2014
«Эксперт» №20 (899)
В предисловии к новому изданию Коммунистического манифеста известный историк объясняет, почему он не потерял актуальности и в настоящее время

Огромен человечий океан,
Ни края не сыскать ему, ни меры,
Но снова: «Пролетарии всех стран…»
Встает над ним как грозный символ веры.

Сергей Наровчатов

Казалось бы, что можно сказать нового о документе, изданном более 150 лет назад и прокомментированном тысячи, а может быть, десятки тысяч раз на языках практически всех народов мира? Но издательство Common Place выпустило новое издание Манифеста коммунистической партии, предисловие к которому написал выдающийся историк Эрик Хобсбаум, к сожалению, ныне покойный, автор многочисленных работ о «долгом XIX веке» и «коротком XX веке», охватывающих период от Великой Французской революции до 1991 года. То есть в значительной мере именно тот период, когда возникли, возвысились и потерпели поражение, по крайней мере на данный момент, идеи коммунизма. И Хобсбаум показал, что, хотя коммунизм как политическое учение, связанное с советской системой, потерпел поражение, многие идеи, высказанные основателями коммунизма в его основополагающем документе, не устарели.

Стоит вспомнить, что Манифест был написан Марксом и Энгельсом по просьбе Союза справедливых, организации радикальных рабочих социалистов-утопистов, который был, уже после принятия Манифеста, переименован в Союз коммунистов. Так получилось, что Манифест вышел в свет непосредственно перед революцией 1848 года, которая охватила практически всю Западную Европу и стала, казалось бы, первым подтверждением его пророчества о грядущей мировой пролетарской революции. Однако на сам документ в пылу революционного пожара тогда мало кто обратил внимание, и о нем снова вспомнили уже после создания Первого Интернационала в 1864 году, а особенно в ходе суда над лидерами Социал-демократической партии Германии в 1872 году, когда обвинение зачитало Манифест в зале суда как документ, подтверждающий подрывной характер партии. Ведь он провозглашал, что цели коммунистов «могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя».

С этих пор начались его новая история и победное шествие по миру. Хотя само название «коммунистическая партия» тогда не прижилось. Лидеры возникавших по всей Европе рабочих партий, куда в том числе вошли последователи Маркса и Энгельса, предпочитали называть свои партии рабочими и социал-демократическими. И только в 1918 году в России вождь русской революции предложил переименовать большевистское крыло Российской социал-демократической рабочей партии в Коммунистическую, поскольку считал, что именно это слово правильно отражает суть марксистского учения. После этого такие партии возникли практически во всех странах мира, коммунистическая идеология стала одной из самых влиятельных в истории человечества со времен распространения христианства и ислама, а Манифест стал одной из самых издаваемых в мире книг и как бы презентацией коммунистического движения, его целей, задач и перспектив. Хотя, думается, мало кто из адептов коммунизма критически вчитывался в этот текст, увлекаясь, скорее, афористическим его стилем. В

У партнеров

    «Эксперт»
    №20 (899) 12 мая 2014
    Кризис на Украине
    Содержание:
    Выход из украинского Зазеркалья

    Соединенные Штаты не оставляют попыток радикализовать украинский кризис и тем самым разрушить российско-европейские отношения. Однако недееспособность киевского режима делает эту политику все менее перспективной

    Потребление
    Реклама