Деловая конъюнктура

2 июня 2014, 00:00

Настроения промышленников в мае улучшились; Инвестиционные намерения медленно растут; Потребление домохозяйств нормализуется

Первые результаты майских замеров деловой конъюнктуры в промышленности, проводимые лабораторией конъюнктурных опросов ИЭП им. Е. Т. Гайдара, показали улучшение ситуации в российской промышленности. Исходные данные о спросе не показали традиционного каникулярного снижения продаж по сравнению с апрелем (как это было в предыдущем году). В результате очистка от сезонности продемонстрировала улучшение динамики спроса, но оставила баланс в отрицательной зоне, что говорит о продолжающемся снижении продаж промышленной продукции. Но и такая ситуация стала устраивать чуть большую долю предприятий, чем раньше: доля ответов «нормальный» при оценке спроса выросла до 50% и сравнялась с долей ответов «ниже нормы».

Прогнозы спроса улучшились, как и год назад, на 7 пунктов. Но после очистки от сезонности итоговый баланс не смог выйти в плюс. Впрочем, минимальность изменений показателя скорее делает обоснованным вывод о его стабильности около нуля, чем о каких-либо существенных колебаниях с начала 2014 года.

Баланс оценок запасов готовой продукции вырос (то есть ухудшился) в мае на 5 пунктов, но не вышел из коридора, в котором он пребывает с июля прошлого года. Таким образом, промышленность уже 11 месяцев подряд демонстрирует вполне успешное управление запасами даже в условиях растущей неопределенности и усиления геополитических рисков. При этом доля ответов «нормальные» составляет сейчас 69% и пребывает в окрестности исторического максимума.

Инвестиционные намерения предприятий в мае улучшились еще немного и достигли –5 пунктов. То есть планы снижения инвестиций по-прежнему преобладают над намерениями их расширения, хотя с каждым месяцем преобладание становится все меньше и меньше. За первые пять месяцев года баланс намерений вырос на 9 пунктов после провала летом прошлого года на 16 пунктов. «Промышленность, таким образом, в последние месяцы буквально по капле выдавливает из себя инвестиционный пессимизм», — иронизирует руководитель вышеупомянутой лаборатории Сергей Цухло.

При этом украинский кризис не оказал никакого отрицательного влияния на инвестиционные планы российской промышленности: только 1% предприятий сообщили о сокращении своих инвестиций (планов) под влиянием событий. Недостаток инвестиций сейчас сдерживает рост выпуска у 19% предприятий.

Что касается не опросной, а отчетной официальной статистики, то пока поступает информация по итогам апреля. Внутренний спрос в апреле сжимался, утратив последний драйвер — потребительские расходы домохозяйств в результате нормализации их поведения после того, как пик военной паники миновал. Население в апреле стало возвращать в банки вклады, изъятые в предыдущие месяцы для приобретения валюты и для крупных покупок (хотя к маю они еще не достигли уровня начала года даже по номиналу). Соответственно, оборот розничной торговли снизился, а в годовом сопоставлении вернулся на затухающий тренд с темпом прироста всего лишь 2,6% в апреле.

Это снижение спроса было поддержано прекращением роста реальной зарплаты уже и в государственном секторе (в частном она не растет уже довольно давно), а также замедлившимся до 17% годовых темпами расширения кредитования населения (год назад они были вдвое выше, а в начале 2012-го — втрое). Инвестиции в основной капитал по-прежнему остаются на затухающем тренде, хотя в апреле это затухание и замедлилось, по предварительной оценке Росстата, до 2,7% в годовом сопоставлении против 4,3% в марте.

В целом мы видели, что ослабление рубля, которое в некоторых высказываниях рассматривалось как средство восстановления экономического роста через импортозамещение (и в каких-то масштабах оно действительно сказалось на величине предложения — промышленного выпуска), одновременно оказало скорее негативное влияние на спрос, в частности через процентную политику ЦБ, фокусирующегося почти исключительно на инфляции. Все еще продолжающийся процесс переноса ослабевшего рубля на потребительские цены при нынешней его интенсивности может довести инфляцию к моменту следующего решения по ставкам в середине июня до уровня 7,8–8% в годовом сопоставлении, превышающего текущий уровень ключевой ставки, что в соответствии с логикой принятия решений ЦБ должно привести к ее дальнейшему повышению.