Методология рейтинга функциональности интернет-банкинга

2 июня 2014, 00:00

В рейтинге функциональности систем интернет-банкинга мы оценивали возможности (функции) и уровень безопасности, которые предоставляются пользователям системами интернет-банкинга.

Источником информации для рейтинга послужили анкеты банков и аутсорсинговых компаний. Аутсорсинговые системы оценивались по пакету услуг, предоставляющих наибольший функционал. С подробной информацией о методологии составления рейтинга можно ознакомиться на сайте www.raexpert.ru.

При формировании рейтинга в апреле 2014 года учитывались некоторые функции, которые при составлении прошлого рейтинга не оценивались. В их число, например, вошли персональный бюджет и финансовое планирование, запрос справок из бюро кредитных историй и возможность блокировки карты. Корректировки в методике незначительны, поэтому позиции в прошлогоднем и текущем рейтингах сопоставимы.

На наши вопросы отвечает Сергей Осадчук, генеральный директор системы HandyBank.

— Насколько, по вашим оценкам, возросла доля активных пользователей ИБ в клиентской базе банков за 2013 год? Что обеспечило дальнейший рост проникновения таких услуг в практику взаимодействия населения с финансовыми агентами?

— Не берусь оценивать рост рынка в целом. Оценки, которые можно встретить в прессе и аналитических обзорах, довольно сильно разнятся. Но в целом они оптимистичны — порой до неправдоподобия. Что касается системы интернет-банкинга HandyBank, то количество зарегистрированных пользователей увеличилось в ней на 24 процента, а активных пользователей — более чем на 42 процента по сравнению с 2012 годом. У нас стало больше постоянных пользователей, а наши постоянные пользователи стали активнее.

Я выделяю два фактора, оказавших в прошлом году наибольшее влияние на рост популярности интернет-банкинга: усилия компаний-разработчиков в создании более удобных в использовании продуктов, ориентированных на востребованные пользователями задачи, и влияние личного примера постоянных пользователей интернет-банкинга.

Остановлюсь немного на втором факторе. Широкое распространение мобильных устройств — смартфонов и планшетов, конечно, делает интернет-банкинг более «публичным». Это одно из приложений для гаджетов, с которым встречаешься в AppStore и GooglePlay, им пользуются на работе, в кафе и даже в общественном транспорте. Пример «человека с интернет-банкингом» работает, он вошел в число стереотипов поведения.

Традиционно расширение аудитории дистанционных банковских сервисов происходило за счет собственных клиентов банка. Однако начинает работать новая модель — вовлечение в дистанционные банковские услуги через приложения и сервисы, ориентированные на социальные сети и другие «небанковские» области. То есть сам банк «спрятан», а на поверхности — инструмент решения финансовых отношений в соцсети или другом привычном интернет-пользователю контексте. Это очень эффективный подход.

— Первого января 2014 года вступила в силу статья 9 закона 161-ФЗ «О национальной платежной системе». Внесенные изменения коснулись в первую очередь порядка информирования клиента о совершенных операциях. Какое влияние, по вашим оценкам, это оказало на формат взаимодействия банков с клиентами-физлицами? В частности, каким образом возможно определить ответственность клиента за предоставление актуальных данных, а также посредников (в том числе операторов мобильной связи) за своевременную передачу сообщения?

— По неясным пока причинам мошенничества не произошло всплеска. Продолжаем жить на бомбе и наблюдать, что будет.

Разумеется, для банков эта задача стоит более масштабно — это вопрос не только финансовых рисков, но и соответствия требованиям регулятора. Клиенты банков, как правило, по-прежнему начинают понимать актуальность этого вопроса для себя лишь после того, как грянул гром и они сами стали жертвой фрода (разновидность мошенничества с использованием технологий сотовой связи. — «Эксперт»), а он в зоне ИБ не так велик, как в зоне карточных трансакций.

При этом если ответственность клиента за предоставление актуальных данных для связи с ним можно определить в договоре клиентского обслуживания, то ответственность посредников (например, операторов сотовой связи) за своевременную доставку — очень сложно. Причины этого — как сама достаточно сложная технология, так и мера ответственности, которую посредники готовы принять на себя. В такой ситуации ответственность неизбежно оказывается либо на клиенте, либо на банке — посредник от нее ускользает.

— Насколько целесообразны дополнительные инвестиции в безопасность систем и приведение их в соответствие с международными стандартами на фоне вступившей в силу 1 января 2014 года обязанности возмещать клиенту сумму операции, совершенной без его согласия и информирования?

— Целесообразны как минимум в целях развития данного рынка. Инвестиции должны продемонстрировать пользователям, что безопасность управления финансами посредством интернет-банкинга и мобильного банковского приложения — приоритетная для банка задача. Подход, когда вложения в безопасность определяются полученными убытками от фрода, неперспективен для банков, планирующих развивать этот бизнес.

Соответствие международным стандартам безопасности — очень хорошее подспорье для банков и компаний, занимающихся разработкой программного обеспечения. Сами стандарты (как общие — ISO 27000, так и отраслевые — PCI DSS и другие) — это вовсе не дополнительная головная боль IT-служб, а, наоборот, готовые, проверенные временем практические рекомендации по организации процессов разработки и обслуживания программного обеспечения, методички для служб информационной безопасности банка. Это вполне органичный набор принципов построения зрелых IТ-решений и процессов. И наши банки, процессинговые и IТ-компании вполне соответствуют этим показателям зрелости.

— Какие направления развития интернет-банкинга для физлиц в масштабах рынка вы считаете наиболее перспективными в 2014–2015 годах?

— О многих из них уже было сказано выше, поэтому просто перечислю их:

— уведомление о задолженностях, выставление счетов для оплаты, прямое дебетование;

— сервисы PFM/PFP;

— денежные переводы в рамках социальных сетей и групп;

— интеграция интернет-банкинга с «невиртуальными» технологиями (например, NFC) в построении новых платежных инфраструктур;

— совершенствование технологий уведомления о совершаемых платежах;

— совершенствование технологий идентификации пользователей и подтверждения совершаемых через ИБ операций.

— Расскажите, пожалуйста, о достижениях HandyBank в прошлом году. Каковы планы развития системы в 2014–2015 годах?

— Вот цифры: HandyBank используется уже 146 банками, мы работаем с 16 мультибанковскими процессингами, в 2013 году мы обработали в два раза больше трансакций, чем в 2012-м. Помимо b2b-проектов мы начали принимать участие в b2c-проектах, наиболее заметным из которых является EnergyBonus — платежно-бонусная программа ОАО «Мосэнергосбыт».

Наши планы я раскрыл, отвечая на предыдущий вопрос. Кроме того, развивая наш продукт, мы будем всегда учитывать одну из важнейших задач — привлечение к безналичным расчетам сегодняшних «зарплатников», то есть основной массы клиентов банка, до сих пор не использующих ИБ.

И еще: у нас всегда ведется несколько проектов «на перспективу», благодаря чему HandyBank и дальше будет оставаться одним из лидеров индустрии систем ДБО, а пользователи нашей системы — самыми удовлетворенными пользователями интернет-банкинга.          n