Почем Ботичелли?

Валерий Фадеев
2 июня 2014, 00:00

Студенческие упражнения по поводу доходов художников — старых мастеров и современных

Вероятно, максимальная концентрация визуальных произведений искусства достигнута во Флоренции. Город просто забит великими работами художников, скульпторов и зодчих. О Флоренции написаны тысячи книг. Вышла очередная: «Флоренция — город гениев» Феликса Лурье. Книга имеет подзаголовок «нетуристический путеводитель». Если автор имел в виду вес книги, более двух килограммов, то, действительно, таскать ее с собой будет трудно. Но, на мой взгляд, как путеводитель она очень полезна. Хороший текст, гораздо более обширный и глубокий, чем в стандартных путеводителях, легко поглощаемый исторический контекст, полный набор туристических объектов (музеи, культовые сооружения, дворцы, общественные здания, предместья), очень информативный иллюстративный ряд; репродукции, может быть и не самого высокого качества, но, по крайней мере, их можно разглядеть, в отличие от картинок в дешевых путеводителях. Есть даже карты. Да и просто листать книгу приятно, сделана она с любовью. Словом, если соберетесь во Флоренцию, книга окажется кстати.

Но эта заметка не об эстетических сторонах великого города. В очень любопытной главе «Повседневная жизнь гения» автор приводит данные о доходах представителей разных социальных групп Флоренции и о ценах на некоторые товары, в том числе на предметы искусства. Мне показалось занимательным сопоставить эти данные с современными показателями — и по доходам населения, но в первую очередь по ценам на арт-рынке. Сколько зарабатывали великие художники Флоренции и как их доходы выглядят на современном фоне?

Хотя данных, приводимых автором, немного, они все же позволяют, пусть и весьма приблизительно, оценить соотношение между флорином, основной денежной единицей Флоренции, и, например, сегодняшним российским рублем. Конечно, такая оценка будет весьма условной, учитывая разницу в структуре потребления, отличия в относительных ценах, дифференциацию доходов (а она в те времена была еще более высокой, чем сейчас у нас) и прочие обстоятельства, которые отличают жизнь в XXI веке от жизни в веке XV. Вообще, задача сопоставления стоимости валют или уровня жизни на таком временном удалении не может иметь сколько-нибудь точного решения в математическом смысле, здесь можно говорить лишь о качественных соотношениях, и то лишь весьма условно. Тем не менее, увидев в книге данные по ценам, а также по заработкам и доходам разных групп населения, трудно удержаться от того, чтобы не прикинуть, как соотносится уровень жизни полутысячелетней давности с нынешним. А главное, заглянуть в чужой карман, тем более что это карман великих людей: сколько же зарабатывали художники Флоренции на произведениях, ставших хрестоматийными?

Что сколько стоило

Итак, сопоставим цены Флоренции эпохи Возрождения и сегодняшние российские. Данные приведены в таблице. Какие-то сопоставления адекватны. Скажем, еда на семью из четырех человек стоила 30 флоринов в год, сейчас скромная российская семья потратит за год на еду порядка 400 тыс. рублей; цена скромного дома — 100–400 флоринов, у нас — 3–10 млн рублей (моя субъективная оценка, можете предложить свою). Отсюда соотношение между флорином и рублем от 1 : 13 000 до 1 : 30 000. А вот верховую лошадь, по-видимому, надо сопоставлять с автомобилем — индивидуальным средством передвижения: здесь примерное соотношение также 1 : 13 000 (70–85 флоринов против 1 млн рублей). Проведя эти несложные расчеты, вычислив среднее соотношение валют, а затем округлив (тут уж как заблагорассудится), примем, что за один флорин XV века следует давать 15 тыс. российских рублей 2014 года.

А теперь посмотрим, кто сколько зарабатывал, и сравним с сегодняшними доходами. Приходящая служанка получала 7–8 флоринов в год — 105–120 тыс. рублей, немного, на уровне нашего прожиточного минимума. Наемный рабочий получал 5–8 сольдо в день, что составляет 700–1000 рублей, неплохо, примерно как у нас в небогатых регионах. Заработок ученика художника составлял 6–12 флоринов в год — 90–180 тыс. рублей, как у служанки, только что с голоду не умереть. Опытный клерк получал порядка 75 флоринов в год — 1 млн 125 тыс. рублей, заработок менеджера средней руки. Мы видим, что доходы наемных работников во Флоренции принципиально не отличаются от нынешних российских. Но если сопоставлять с самыми богатыми странами, они, конечно, в разы меньше, как, к сожалению, и заработки большинства наших сограждан.

Паоло Учелло. Сэр Джон Хоуквуд, наемник. (Наемник Джованни Акуто). 820х514 см 073_expert_23_1.jpg
Паоло Учелло. Сэр Джон Хоуквуд, наемник. (Наемник Джованни Акуто). 820х514 см

Удивительные доходы имели профессора, 500–2000 флоринов в год, в пересчете — 7,5–30 млн рублей. Такие профессорские зарплаты сегодня и в западных странах найти трудно. Канцлер (руководитель канцелярии) имел 600 флоринов в год (9 млн рублей), но при этом должен был содержать четырех писарей.

Что касается бизнеса, то там, похоже, все было неплохо. Типичный годовой доход купца составлял 20 тыс. флоринов — 300 млн рублей.

А вот начальство жировало. Годовой доход герцога Моро (у него работал Леонардо да Винчи, о нем ниже) составлял порядка 900 тыс. флоринов — 13 млрд рублей.

Как на этом фоне выглядели доходы художников, в том числе тех, кто впоследствии был признан великим? Не слишком завидно. Это сейчас, когда глядишь на них из музейного далека, они представляются нам чрезвычайно значимыми персонами. Но тогда было иначе. «Труд художника в XIII, XIV и даже в XV веке современники не отличали от труда ремесленника», — пишет Лурье. В принципе преуспевающий флорентийский художник мог заработать на безбедную жизнь, на уровне современного верхнего среднего класса: «Но не следует забывать, что даже прославленный художник не всегда был обеспечен заказами, получить от заказчика заработанную сумму удавалось не каждому, вынужденное безделье иной раз тянулось годами». Небольшие алтарные доски стоили 20–40 флоринов (300–600 тыс. рублей). Так платили и гениальным Филиппо Липпи или Беноццо Гоццоли. Роспись большого алтаря — существенно дороже, 150–180 флоринов (2–3 млн рублей). Но надо понимать, что работа над большим алтарем требует привлечения подмастерьев, массы материалов, иногда очень дорогих: например, унция ультрамарина стоила 4 флорина, и занимала эта работа не один месяц.

Художники брались за любую работу. Паоло Учелло написал фреску (рисованный конный памятник) для Санта-Мария-дель-Фьоре, главного собора Флоренции, за 15 флоринов! В книге приводится договор с Доменико Гирландайо о написании алтарной доски «Поклонение волхвов». За эту картину довольно большого размера, 285 x 243 см, работа над которой заняла более года, художник должен был получить 115 флоринов. Все издержки за счет художника. Но мало того, в договоре сказано: «Я [заказчик] могу обратиться к кому-либо, кого считаю лучшим, для получения компетентного мнения о ценности материалов или мастерстве исполнения. Если работа не покажется мне стоящей названной суммы, он получит несколько меньше, насколько я посчитаю правильным».

Доменико Гирландайо. Поклонение волхвов. 1488. 283х243 см 073_expert_23_2.jpg
Доменико Гирландайо. Поклонение волхвов. 1488. 283х243 см

Статуя в натуральную величину из мрамора стоила 100–120 флоринов (1,5 млн рублей). Так платили даже великим. Микеланджело получил за «Пьету» (собор Святого Петра в Риме) 150 флоринов. Больше сумел выторговать этот гений за флорентийского пятиметрового «Давида» — 400 флоринов (6 млн рублей).

За великие фрески Сикстинской капеллы работы Боттичелли, Синьорелли, Гирландайо, Перуджино Ватикан платил по 250 флоринов за штуку.

Одним из самых значительных гонораров считаются 3 тыс. флоринов (45 млн рублей), полученные Микеланджело за роспись потолка Сикстинской капеллы. Но надо помнить, что это огромная фреска, более 500 квадратных метров. Совсем неплохо устроился Леонардо у герцога Моро, герцог платил ему 2750 флоринов в год (порядка 40 млн рублей), но это редчайшее исключение.

Сколько стоит сейчас

Итак, несколько страниц этой книги при использовании некоторой арифметической сноровки показывают материальную сторону жизни художников Флоренции в период едва ли не беспрецедентного в истории человечества расцвета искусств. Теперь у нас есть обывательски соблазнительная возможность сравнить цены произведений флорентийских мастеров (исходные, те цены, по которым торговались работы в период их создания), тех произведений, которые, бесспорно, будут жить, пока живо человечество или пока оно будет интересоваться искусством, с ценами на современные работы.

Если вам, например, понадобится мраморная статуя, то вы легко найдете много предложений в интернете. Отбросив совсем уж уродливые, вы обнаружите, что не вызывающие немедленного протеста скульптуры стоят от 1 млн рублей (примерно 70 флоринов). И хотя это будет совсем не Вероккьо, цена вполне сопоставима.

Но вдруг вы захотите купить произведение видного современного художника, что называется, первого ряда. Тут вас ждет разочарование.

Посмотрим аукционные цены на произведения некоторых современных художников. Справедливости ради заметим, что на аукционах в основном продаются работы раскрученных художников, цены на эти работы стараются поднимать, и они, конечно, выше тех цен, по которым совершаются первые продажи. С этой поправкой примем их как ориентир.

Вот не самый дорогой художник — Герхард Рихтер. Небольшая работа (61 x 71 см) была недавно продана за 1560 тыс. долларов, вы можете увидеть репродукцию на этой странице.

Герхард Рихтер. Абстракция. Холст, масло. 1994. 61х71 см 074_expert_23_2.jpg
Герхард Рихтер. Абстракция. Холст, масло. 1994. 61х71 см

Возьмем Фрэнсиса Бэкона, очень модного сейчас художника. Он, правда, уже умер, в 1992 году, а картины умерших художников обычно растут в цене, ведь они больше ничего не нарисуют. Последние аукционные продажи двух его картин, 13 мая на Christie’s, дали следующие результаты: 22,6 млн долларов за Figure turning (198 x 148 см) и 80,8 млн долларов за большой триптих Three studies for a portrait of John Edwards.

Другой чрезвычайно модный художник — Кристофер Вул, еще и не старый, 1955 года рождения. Два года назад его картина Fool, собственно эти четыре буквы на алюминиевом щите размером 275 х 183 см, была продана за 7,7 млн долларов. Но настоящий успех настиг художника только что. На том же аукционе Christie’s 13 мая картина If you, «Если ты не понимаешь шуток, уё… (убирайся) из моего дома», такого же размера, ушла за 23,685 млн долларов (см. репродукцию). Впрочем, если считать на буквы, первая картина успешнее, там каждая буква стоит 1,9 млн долларов. А на второй картине букв гораздо больше — 46, поэтому эффективность ниже, всего 515 тыс. долларов за штуку.

Вообще, последний аукцион Christie’s по продаже произведений современного искусства оказался чрезвычайно успешным. За 69 работ было выручено 745 млн долларов, в среднем по 10,8 млн за штуку. Если сравнивать эти цены с ценами 600-летней давности, то на 745 млн долларов можно было бы расписать примерно 7 тыс. стеновых фресок Сикстинской капеллы. Что, впрочем, представляется затруднительным в силу невозможности найти нужное количество выдающихся художников.

Кристофор Вул. Если ты. Эмаль на алюминии. 1992. 135х90 см 074_expert_23_1.jpg
Кристофор Вул. Если ты. Эмаль на алюминии. 1992. 135х90 см

Любопытно сравнить цену произведений по площади. Если 3 тыс. флоринов, полученные Микеланджело за потолок той же Сикстинской капеллы, распределить на 530 квадратных метров этого произведения, а почти 24 млн долларов за картину If you — на ее пять квадратных метров, то получится, что квадратный метр работы Кристофера Вула стоит ровно в 2 тыс. раз дороже, чем квадратный метр работы Микеланджело Буонарроти.

Столь вольные сравнения произведений искусства по площади и в штуках могут показаться излишне ироничными и сквозящими пренебрежением к современным художникам. Однако представляется очевидной мысль, что люди остаются прежними, художники вовсе не стали менее одаренными и способными, чем сотни лет назад. Дело в другом: современный арт-рынок принципиально отличается от прошлых эпох, цены произведений наиболее раскрученных художников (а некоторые из них действительно талантливы, другие же — исключительно продукт маркетинга) необыкновенно высоки. Никто не может поручиться, что за картины Кристофера Вула дадут в будущем не то что 24 млн долларов, но хотя бы 24 тысячи. Критерии ценности, эстетические, а тем более этические, размыты и столь отличаются от действовавших в прошлом, что дать сколько-нибудь надежную оценку стоимости современного произведения в будущем невозможно.

Впрочем, дела здесь могут обстоять и совсем плохо. Как заметила в недавнем интервью «Русскому репортеру» президент ГМИИ им. А. С. Пушкина Ирина Антонова, «не исключено, что искусство как вид деятельности вообще закончилось — сказало свое слово и ушло».

Поезжайте во Флоренцию.

Лурье Феликс. Флоренция — город гениев. Нетуристический путеводитель. — СПб.: Вита нова, 2014. — 396 с. Тираж 1000 экз.