Андропософия

На улице Правды
Москва, 09.06.2014
«Эксперт» №24 (903)

Сто лет назад, 2 (15) июня 1914 г., родился многолетний (1967–1982) председатель КГБ СССР и наследник Брежнева на посту генсека Ю. В. Андропов. Наследником он оказался недолговечным: воцарившись в ноябре 1982-го, уже летом следующего года он слег на больничную койку и был прикован к ней до самой смерти, наступившей в феврале 1984-го. Сколько-нибудь активной деятельности на посту главы СССР ему было отпущено, по сути, полгода. Но в отличие от столь же недолговечного генсека К. У. Черненко, завершившего эпоху геронтократии и гонки на лафетах — так называли это время, — Андропов породил огромное количество легенд, не уступающих, пожалуй, циклу «Ленин в Горках». На тему «Если бы Ленин прожил дольше» в свое время строились многие мечтания из области альтернативной истории, то же самое относится к теме «Если бы Андропов…».

Старый чекист и сам тому сильно способствовал. Как вольно, так и невольно. Сама его внешность была нетипичной для партийцев эпохи развитого социализма. Он походил то ли на страшного ростовщика Петромихали: «Был ли он грек, или армянин, или молдаван — этого никто не знал, но по крайней мере черты лица его были совершенно южные», то ли на идеального помещика Костанжогло — выделялся «каким-то желчным отпечатком пылкого южного происхожденья» и при том «не занимался своим родословием, находя, что это в строку нейдет». К тому же, как и подобает идеальному помещику, а равно и чекисту, был крайне скромен в быту. Темные источники связывали его мать с родом ювелиров Флекенштейнов, а отчимом его считался грек Андропуло. При таком коктейле вполне обоснованно воззрение помещика Костанжогло, согласно которому родословие в хозяйстве вещь лишняя. Особенно в партийном хозяйстве. Во всяком случае, среди членов днепропетровской мафии он смотрелся чужаком.

А уж как он смотрелся в силу занимаемой им должности главного чекиста, представить нетрудно. В 1967 г., когда партия направила Андропова на этот пост, да и во все 70-е, Лубянка была весьма серьезным учреждением — не чета теперешним кровавым жидочекистам. И в реальности органы были деятельным помощником партии, и сугубо и трегубо — в сознании общества. Инерция страха была чрезвычайно действенной, и мало было охотников проверить, так ли в самом страшен черт, как его малюют. Хватало воспоминаний о деятельности возвышенного учреждения до 1953 г. Поэтому 1983-й встречался под звуки здравиц «С Новым 1937 годом!», хотя на практике уподобление той героической эпохе было весьма относительным.

Действительно, произошла окончательная ликвидация диссидентского движения, немногих оставшихся активистов досаживали наподскреб, но началось это еще в конце 70-х и говорить о вспышке репрессий именно при генсеке Андропове было бы не совсем верно. Более широкий круг был затронут борьбой за укрепление трудовой дисциплины, каковая борьба выражалась в поимке граждан, посещавших в рабочее время бани, синематографы, магазины etc. На пойманных составляли протокол и отправляли телегу (т. е. боевое донесение) по месту работы. Андр

У партнеров

    «Эксперт»
    №24 (903) 9 июня 2014
    Новороссия
    Содержание:
    Тема недели
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама