Деловая конъюнктура

23 июня 2014, 00:00

Промышленность растет за счет обрабатывающих отраслей; Вкладчик вернулся; Банки замещают компаниям закрывшиеся внешние рынки займов

Небольшой прирост ВВП в первом квартале в годовом сопоставлении (около 0,9%) сформировали главным образом продолжившие относительно быстро расти банковские и финансовые услуги (+12% к первому кварталу прошлого года), операции с недвижимостью, аренда и предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг, выросшие на 4,2%, а также обрабатывающие производства в промышленности (+2,5%), расширившие выпуск в основном за счет увеличения нефтепереработки и производства минеральных удобрений и еды.

Основные аутсайдеры с сократившимся (по отношению к январю—марту прошлого года) выпуском — это строительство (сокращение на 5,4% в связи с общим снижением инвестиционной деятельности в России) и коммунальные услуги (электроэнергетика и т. п.; –4,9% из-за более высокой средней температуры зимних месяцев). Сократились также объемы торговли, включая гостиницы и рестораны, и природоэксплуатирующей деятельности (добыча полезных ископаемых, сельское хозяйство, рыболовство) — все в среднем на 0,8%. Прирост ВВП в годовом сопоставлении в основном обусловлен эффектом низкой базы первого квартала 2013-го, когда рост экономики приостановился. В квартальном сопоставлении с поправкой на сезонность ВВП в первом квартале немного сократился. Среди немногочисленных драйверов роста экономики остаются обрабатывающие производства, которые и во втором квартале продолжали наращивать выпуск, правда в мае несущественно — всего на 0,1% со снятой сезонностью, что определило такой же прирост индекса промышленного производства при неизменном объеме добычи полезных ископаемых. Существенной составляющей роста в промышленности стало неожиданное импортозамещение мяса из-за запрета на ввоз свинины из ЕС с 31 января, «освободившее» 10% рынка для отечественного производителя. В мае производство мяса на фоне его быстрого подорожания увеличилось на 8,2% в годовом сопоставлении, а замещающей его птицы — на 8,6%. Ослабление рубля, по-видимому, также способствовало расширению выпуска и других потребительских товаров, в частности швейных изделий.

К началу июня вкладчики российских банков преодолели шок, пережитый в первом квартале в связи с быстрым ослаблением рубля и «чисткой» банковского сектора, и вернули объем депозитов в банках к уровню конца прошлого года (с поправкой на сезонные колебания). Одновременно значительно ускорился рост корпоративного кредитования из-за осложнения доступа на рынок внешних заимствований для российских компаний. Возросли страновые риски (CDS-премии) на Россию, некоторые зарубежные банки снизили или закрыли свои лимиты на российских контрагентов. Объем размещения российских корпоративных еврооблигаций резко сократился — менее чем до 2 млрд долларов США в марте—мае по сравнению с 19 млрд долларов за аналогичный период прошлого года (в январе—феврале 2014-го российскими эмитентами было привлечено почти 6 млрд долларов).

Это привело к значительному ускорению роста кредитования российскими банками корпоративного сектора. Рост задолженности по корпоративным кредитам ускорился до 17,5% в мае по сравнению с 12,7% на конец 2013 года. Особенно значительно выросло кредитование нерезидентов, то есть крупнейших российских холдингов, зарегистрированных в зарубежных юрисдикциях, вынужденных переключиться на кредитование в российских банках. Прирост их кредитования составил в мае 44% (35,6% с исключением валютной переоценки), существенно превысив уровень 2013 года (3,8% в среднем за год, 8,9% на конец года).

Еще одним источником спроса на корпоративные кредиты стала задержка продажи валюты экспортерами, замещенная рублевыми кредитами. С начала года остатки валюты на расчетных и депозитных счетах российских компаний выросли на 27 млрд долларов, «обратной конвертации» со стороны корпоративного сектора не наблюдается, что находит отражение в сохраняющемся значительном оттоке капитала (8,8 млрд долларов в апреле, по предварительным оценкам главы ЦБ). Это привело к увеличению структурного дефицита ликвидности, и, хотя до начала мая практически не сказывалось на ставках для конечных заемщиков, в дальнейшем удорожание кредита неизбежно.