Русские истоки Новороссии

Политика
Москва, 14.07.2014
«Эксперт» №29 (908)
Концепция мононациональной Украины, силой насаждаемая киевскими властями на юго-востоке страны, противоречит исторической логике и самой сути имперского проекта Новороссии

Фото ИТАР-ТАСС

Новороссия — относительно молодая часть Российской Империи, процесс становления которой обусловливался быстрой колонизацией многонациональным населением, а также практически мгновенной индустриализацией и урбанизацией края. Дореволюционные ученые обычно относили к Новороссии все земли на юге империи, присоединенные со времен царствования Екатерины II. Однако чаще всего имелись в виду территории четырех причерноморских губерний — Херсонской, Екатеринославской, Таврической и Бессарабской. Это нынешние Одесская, Николаевская, Херсонская, Кировоградская, Днепропетровская, Запорожская, Луганская и Донецкая области Украины, а также наш Крым.

Новороссийские степи веками служили для кочевников транзитным коридором из Азии в Европу, с юга на север. Укорениться здесь оседлому населению было трудно. С одной стороны, плодородная почва, в целом мягкий климат, богатый животный мир, но с другой — случаются и суровые морозы, засухи, нашествия саранчи и, главное, регулярные набеги врагов. Оседлость могла состояться лишь под крылом сильной цивилизации, что и происходит в результате российской экспансии на юг. В XVI–XVII веках Москва, обороняя южные рубежи от набегов крымских татар, последовательно выстраивает «засечные черты» — оборонительные укрепления. Крепости и поселения двигаются к черноморскому побережью. Закладываются города Херсон, Екатеринослав (нынешний Днепропетровск), Николаев, Одесса, Ростов, Таганрог, Дубоссары, Мариуполь. Апофеозом русских побед XVIII века становится долгожданное присоединение Крыма к России в 1783 году.

Колонизация

Империя стремится как можно быстрее заселить пустынные степи, а потому проводит политику масштабной колонизации, в которой историки выделяют два вида: русскую и иноземную. Первую часть составили малороссы (запорожские поселенцы и выходцы из правобережной Малороссии), переселенцы из левобережной и отчасти слободской Украины, а также великороссы (казенные и экономические крестьяне, однодворцы, казаки, отставные солдаты, матросы, дьячки, раскольники). Все они сознавали себя частью единой русской нации и не ощущали национальных противоречий.

Крестьянское население Новороссии можно было поделить на две большие группы — свободных селян, живших на государственных землях, и помещичьих крестьян. Впрочем, стремление к быстрой колонизации было настоль велико, что одно время государство фактически санкционировало «право убежища», предоставляя свободу беглым крепостным. Наместник Екатеринославской губернии Синельников даже предлагал выкупать малороссов у харьковских и воронежских помещиков недорого, по 40–50 рублей за душу. А гоголевский Чичиков, путешествовавший по землям Новороссии, скупал мертвые души еще дешевле «на вывод в Херсонскую губернию»: «О, там отличные земли, не заселено только, — сказал председатель и отозвался с большою похвалою насчет рослости тамошних трав».

В разные концы империи рассылались вербовщики. Согласно историческим документам, офицерам за 80 привлеченных душ полагался чин поручика. А еврей-вербовщик получ

У партнеров

    «Эксперт»
    №29 (908) 14 июля 2014
    Украинский кризис
    Содержание:
    Будни международного бандитизма

    Реакция США на украинский кризис демонстрирует нарастающую неадекватность американского истеблишмента. Попытки расширить зону своего прямого и косвенного влияния в условиях сокращения возможностей для реализации содержательной стратегии превращает американскую внешнюю политику в череду конвульсий

    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама