Стиль, беллетристика, политика

8 сентября 2014, 00:00

 

Стиль. Книга с особой полки

 48.jpg

Хакамада Ирина. В предвкушении себя: от имиджа к стилю. — М.: Альпина Паблишер, 2014. — 234 с. + 16 с. вкл. Тираж 5000 экз.

Одной из книг Ирины Хакамады в магазине едва подобрали полку — очень уж отличалась она от традиционных жанров и тематик даже внутри раздела нон-фикшн. Кажется, продажа очередной книги вызовет те же затруднения.
Это не просто мемуары бывшего политика, не только наставления для девушек на тему «что и когда надеть», не один лишь путеводитель по хорошему и плохому вкусам, по верному и порочному режимам питания, по избитым и нехоженым туристическим маршрутам — нет, это все сразу. Написано по канонам американских учебников, глава свободных рассуждений заканчивается чеканным резюме вроде: имидж «создается с целью стать “своим” для кого-то», тогда как «стиль — это отражение внутреннего мира человека через внешность», он «создается с целью показать свое отличие от всех».
Ближайший образец таких повествований из области понятного и знакомого всем — это, пожалуй, мультфильм Гарри Бардина, в котором вещи используют люди-невидимки. Но уж никак не «Германн был свидетелем отвратительных таинств ее туалета».
Конечно, в книжных магазинах есть полки, к которым мы не подойдем ни при каких обстоятельствах. А зря. Чем лениться, иногда лучше полюбопытствовать. В результате, возможно, будет открыт целый мир, и непосвященный, от непонятливости которого озверела жена, поймет наконец, что к чему в суждении: «Look одинаковый, что вылепленный шанелями и эрмесами, что зарами и мангами». Не зря ведь последний труд автора сообщает с обложки: «Книга для женщин и мужчин». И это не только отражение главной заповеди отца пиара в зеркале феминизма. Анонсированного подхода автор строго придерживается. Помимо того что читателя снабжают кодом стильной внешности женщин, бесконечным, как расшифровка генома, мужчинам действительно отведена специальная глава.
Юрий Чижов

 

Чума, архитектура и любовь

 49.jpg

Фиорато Марина. Венецианский контракт. — М.: Библос, 2014. — 381 с. Тираж 1000 экз.

Эта книга — неплохой образчик литературы, основанной на желании автора, развлекая, просветить читателя. Видно, что Марина Фиорато влюблена в Венецию и стремится, чтобы мы разделили ее чувства. Удивительно много сюжетов из жизни города-государства в конце XVI века затрагивает ее романтический рассказ: здесь и драматичное противостояние с Османской империей, и эпидемия чумы, и создание одной из красивейших венецианских церквей — Реденторе. В нем задействованы исторические личности: дож Себастьяно Веньер, победитель турок при Лепанто, и архитектор Андреа Палладио, чье имя носит один из самых популярных архитектурных стилей в мире — палладианство. Описана и повседневная жизнь горожан — так, что кажется: автор не реконструирует ее, а делится с нами живыми впечатлениями.
Чтобы читатель не заскучал, а все сюжеты оказались связаны воедино, Фиорато нанизывает их на авантюрную линию появления в Венеции молодой турчанки, развившуюся, само собой, в линию любовную. Но при этом рассказ о турчанке — не только дань традициям Дюма. Это способ еще больше расширить картину мира для читателя. Описать Османскую империю не только как врага Венеции, но и как любимую родину героини, показать ее культуру, заставить задуматься о перекличке архитектурных решений стамбульских мечетей и произведений Палладио, поразиться уровню развития медицины и социальных отношений в империи: Фейра (так зовут героиню) — профессиональный врач высокой квалификации, для тогдашней Европы — вещь немыслимая.
Марина Фиорато достаточно тонко описывает нюансы человеческих отношений, хотя иногда чувство меры изменяет ей: порой она становится жертвой желания покруче завернуть авантюрную линию. Но переплетение антагонистичных культур и судеб людей придает роману очарование.
Анастасия Матвеева

 

Настоящая история Америки

 50.jpg

Стоун Оливер, Кузник Питер. Нерассказанная история США. — М.: КоЛибри: Азбука-Аттикус, 2014. — 928 с. Тираж 5000 экз.

Знаменитый американский режиссер Оливер Стоун разразился гневным разоблачением американской внешней политики на тысячу страниц. Немного неожиданно, даже несмотря на выпущенные им критические по отношению к США фильмы вроде «Уолл-стрит» и «Прирожденные убийцы». В общем, одно имя автора должно подвигнуть потенциального читателя этот весьма внушительных размеров и веса том осилить.
«Мы пишем эту книгу в эпоху заката американской империи, — отмечают Стоун и его соавтор Кузник во введении. — В 1941 году журнальный магнат Генри Люс объявил ХХ век “веком Америки”. Вряд ли он мог себе представить, насколько окажется прав. …Предложенная Люсом концепция ничем не ограниченной американской гегемонии всегда была спорной… США достигли гегемонии в мире и стали самой могущественной и влиятельной державой за всю историю человечества, пережив головокружительные взлеты и страшные падения. Именно политическим неудачам — мрачным страницам истории США — мы и посвятим эту книгу».
О чем же пишет Стоун? Вот названия некоторых глав: «Корни империи: “Война — это попросту рэкет”», «Новый курс: “Я приветствуют их ненависть”», «Эйзенхауэр: “неприглядная картина”», «Годы Рейгана: “эскадроны смерти” на страже демократии», «Обама: как управлять раненой империей?». И одно это неполное перечисление свидетельствует: столь значительный объем книги совершенно оправдан. «Страна (США. — А. Н.) оказалась в затруднительном положении. Мир после холодной войны отказывался играть по ее правилам. Ни беспрецедентная военная мощь, ни огромное экономическое могущество не смогли дать американским лидерам возможность менять ход истории. Было очевидно, что мир выходит из-под контроля США», — пишет Стоун в заключительной главке. Хорошо бы Обама ее тоже прочитал.
Анатолий Никитин