Импортозамещение в ИТ: утопия или реальность?

Алексей Грамматчиков
обозреватель журнала «Эксперт»
15 сентября 2014, 00:00

Полностью заместить иностранные продукты на российском ИТ-рынке невозможно. Но существенно повысить долю российских решений и сервисов в этой сфере — вполне посильная задача

В свете антироссийских санкций разгораются жаркие дискуссии о том, могут ли отечественные производители полностью заместить импортные продукты на ИТ-рынке.
Одни считают, что мы в состоянии хоть завтра полностью перейти на российские разработки в сфере ИТ. Другие утверждают, что без западных ИТ-продуктов мы, увы, не сможем существовать.
На самом деле истина где-то посередине. Да, за последние десятилетия в стране появилось немало российских ИТ-компаний, чья продукция уже не уступают ведущим мировым производителям. Но, к сожалению, полностью заменить все присутствующие на рынке импортные ИТ-решения они не смогут. Однако это не означает, что поддерживать российского производителя не нужно. При определенном внимании к нему доля отечественных решений на российском ИТ-рынке может очень существенно возрасти.

Возможна ли «русская Windows»?

В каких сегментах ИТ-рынка присутствие российских компаний сейчас наиболее значимо? В прошлом году объем ИТ-рынка в РФ достиг 17,2 млрд долларов (см. график 1); из них примерно 6 млрд — это ИТ-услуги, чуть больше 3 млрд — программное обеспечение и почти 8 млрд долларов — аппаратные средства (см. график 2).
Российские компании доминируют в сегменте ИТ-услуг; вполне можно говорить, что здесь им принадлежит более половины суммарного оборота. В частности, самый значимый вид ИТ-услуг, системная интеграция, преимущественно находится под контролем российских компаний. Это и понятно: ведь именно отечественные компании (такие как «Крок», «АйТи», «Астерос» и др.) лучше всего понимают потребности российских заказчиков и могут гибко подстраиваться под их запросы.
Что же касается других секторов ИТ-рынка, то тут ситуация сложнее. Возьмем сектор программного обеспечения (ПО). По оценкам аналитиков, на нем порядка 80% всех продаж приходится на иностранные продукты. Между тем участники рынка говорят, что российскому софту вполне по силам занимать не нынешние 20%, а 80% рынка.
Вот хотя бы простейшие бытовые программы. На первый взгляд тут все подмяли под себя иностранцы. На любом персональном компьютере стоит американская Windows от Microsoft, на планшетах — операционные системы (ОС) Android или Apple. Возможна ли массовая установка российского софта вместо той же Windows? В принципе это реально, говорят участники рынка. Да, такого продукта сейчас нет, но это не значит, что его невозможно создать, — просто такая задача не ставилась.
Кстати, попытки разработать «русскую Windows» предпринимались еще задолго до возникновения самой возможности введения антироссийских санкций. Однако именно из-за невостребованности такого продукта все эти попытки не приводили к ощутимому результату. Теперь же работа в этом направлении возобновилась с новой силой.
За последние месяцы по меньшей мере две крупные российские госструктуры декларировали начало соответствующих разработок. О начале создания своей ОС объявили «Росатом» и входящий в него Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики. Собственную ОС начинают создавать и в РЖД.
Разработать отечественную операционную систему — вполне посильная задача для российских программистов. Наиболее оптимальный путь — разработка ее на основе Linux — открытой информационной системы, которая не принадлежит конкретной компании и которую можно совершенствовать без оглядки на западных софтверных гигантов.
Например, несколько лет назад автор этих строк лично видел и тестировал ОС компании «ПингВин Софтвер» на основе Linux, которая вполне сносно справлялась с типовыми задачами, стоящими перед среднестатистическим пользователем ПК. В ней имеются вполне рабочие текстовый редактор, почтовая программа и другие несложные сервисы, необходимые для повседневного использования компьютера.
Вообще, в области развитии собственных операционных систем показателен опыт Китая. С недавних пор в государственных структурах этой страны запрещено использование компьютеров с ОС Windows. Вместо этого здесь вполне успешно эксплуатируют операционную систему, созданную усилиями китайских программистов. И если китайцы справились с такой задачей, то почему не получится у нас?

Сложные решения

В области сложных информационных систем у российских ИТ-компаний тоже неплохой потенциал. Взять, к примеру, один из самых емких сегментов российского ИТ-рынка — системы автоматизации работы предприятия, так называемые ERP-системы. Здесь вполне естественным путем в условиях жесткой конкуренции с западными гигантами уже выросли и окрепли очень значимые российские производители — 1С, «Галактика», «Парус» и др. 1С уже контролирует около трети российского рынка ERP-систем в денежном выражении (см. график 3), а если брать количество автоматизированных рабочих мест, то доля 1С по этому показателю превышает 80% 
При этом позиции 1С продолжают укрепляться. Если совсем недавно ERP-решения компании были преимущественно нацелены на небольшие и средние предприятия, то сейчас она довольно успешно осваивает сегмент крупных корпораций. На своей последней ежегодной конференции летом этого года руководство 1С отчиталось, что довольно успешно идет внедрение последнего продукта компании, «1С: ERP Управление предприятием 2.0», и что среди клиентов российского разработчика уже числятся такие крупные российские структуры, как «Межрегионгаз» (10 тыс. автоматизированных рабочих мест), КамАЗ (7,5 тыс.), Трансмашхолдинг (5 тыс.), «Сибур» (3,5 тыс.) и др.
Сильны позиции российских разработчиков и в таком секторе ИТ-решений, как системы бизнес-аналитики (так называемые системы BI — Business Intelligence), позволяющие анализировать и прогнозировать ключевые бизнес-процессы.
По некоторым оценкам, доля российских разработчиков в секторе BI достигает сейчас 30%. Одной из самых успешных здесь считается компания «Прогноз», которая успешно разрабатывает и внедряет ИТ‑системы не только среди российских заказчиков, но и занимает значимые позиции на мировом рынке. Успешно действуют в сфере BI и небольшие нишевые российские фирмы, продукты которых востребованы в том числе и крупными российскими заказчиками (см. «Российская система планирования для “Балтики”»).
Больших высот сумел достичь и ряд российских компаний, действующих в нишевых ИТ-сегментах. Здесь нельзя не упомянуть о «Лаборатории Касперского», которая на европейском рынке защиты устройств от интернет-угроз занимает второе место, а на рынках Северной и Южной Америки и стран Азии входит в тройку лидеров.
Высоким качеством отечественные ИТ-продукты отличаются также в сфере электронного документооборота (например, решения, предлагаемые российской Cognitive Technologies). Некоторые компании разрабатывают прикладное и деловое ПО, которое нисколько не уступает мировым аналогам (достаточно вспомнить мирового лидера в области систем распознавания текстов — компанию ABBYY или екатеринбургскую Naumen, активно продвигающую на мировой рынок ПО для контакт-центров).
Наконец, в самом сложном секторе, так называемом инженерном ПО, у российских разработчиков имеются собственные качественные разработки. Например, продукты компании «Аскон» успешно применяются в первую очередь российскими оборонными предприятиями в качестве инструмента для трехмерного моделирования. А система этой же компании «Лоцман» уверенно справляется с актуальными сейчас задачами проектирования так называемого жизненного цикла изделия (Product Lifecycle Management). Кроме того, крупные российские заказчики планируют включиться в процесс создания современных инженерных решений. Например, в Объединенной авиастроительной корпорации говорят, что в случае усиления санкций планируют в долгосрочной перспективе сформировать отечественный рынок комплексных программ управления жизненным циклом изделия.

«Железная» логика

Сложнее с участием российских компаний в производстве аппаратных средств (так называемого железа). Подавляющая доля ИТ-оборудования в России — иностранного производства, и здесь ситуацию быстро не исправить.
По словам директора департамента инженерных систем группы «Астерос» Алексея Есаулова, на российском ИТ-рынке в плане производства оборудования доминируют иностранные компании: «Например, в нашей деятельности эта ситуация ярче всего просматривается в направлении инженерной инфраструктуры. Взять хотя бы структурно-кабельные сети (СКС). По нашим оценкам, импортозамещение в СКС возможно в пределах 5–10 процентов. Для медной СКС в России из отечественного сырья производится только кабель, при этом его качество не всегда соответствует требованиям заказчиков как из коммерческого, так и из госсектора. Такой кабель применяется в основном для бытовых целей, например для подключения квартир к интернету. А вот для создания единой унифицированной кабельной системы для передачи данных, голоса, видео, аудио и других сигналов в пределах локальной сети или сети предприятия используются исключительно кабели из импортного оптоволокна. Для реализации идеи импортозамещения здесь потребуется расширить спектр продукции и значительно улучшить технологии в сфере производства компонентов СКС. Кроме того, будет необходимо организовать производство российского оборудования — станков для производства этих компонентов».
Впрочем, и в области аппаратных средств у нас есть свои уникальные решения. Так, российская компания МЦСТ разработала и внедряет собственные компьютерные процессоры, которые имеют конкурентные преимущества перед продуктами таких мировых гигантов, как Intel или AMD (см. «По аппаратуре ситуация не безнадежна»). Отечественные компании успешно собирают серверное оборудование и даже достигли успехов в создании потребительских гаджетов: например, компания Explay за последние месяцы сумела совершить настоящий рывок на рынке планшетов и смартфонов (см. «Российские гаджеты теснят иностранцев»). Правда, чисто отечественными производителями такие компании не назовешь, ведь производство всей элементной базы у них расположено в Азии. Впрочем, по такой же схеме работают и все ведущие мировые производители «железа». Безусловно, обнадеживает то, что наши компании имеют высокие компетенции в области инжиниринга, которые позволяют им обгонять видных западных конкурентов.
Словом, качественные продукты у российских ИТ-компаний уже есть. Правда, не стоит ожидать, что прямо завтра получится полностью заменить ими западные аналоги. Скажем, те, кто работал в ERP-системе SAP, вряд ли в одночасье перейдут на 1C. А тем, кто проектирует сложные чертежи в американской системе Autodesk, вряд ли удастся без ущерба для работы прямо завтра заменить ее российским решением компании «Аскон».
Развитие отечественной ИТ-индустрии — процесс долгосрочный. Представители Минкомсвязи (этому ведомству недавно поручили подготовить программу импортозамещения в ИТ) говорят, что потребуется около семи лет, чтобы достичь в этой области заметных результатов. Разумным ходом было бы отдавать предпочтение российским ИТ-продуктам по крайней мере при госзакупках. Над соответствующими законопроектами сейчас работают в Госдуме. Правда, участники рынка опасаются, как бы меры по поддержке российских ИТ-производителей не обернулись протекционизмом и не задушили свободную конкуренцию.

 

В помощь ученым

 

Компания IBM разработала новый сервис Watson Discovery Advisor. Он доступен в облачной среде и создан для того, чтобы помогать ученым в работе над исследованиями. Принцип работы сервиса построен на поиске ранее не раскрытых связей среди разрозненных данных, которые потенциально могут значительно ускорить темпы научных исследований. Основываясь на возможностях суперкомпьютера, Watson Discovery Advisor понимает язык науки, к примеру то, как взаимодействуют химические элементы. По словам разработчика, новое решение позволяет сократить время, необходимое для подтверждения гипотез и формулирования заключений, с месяцев до дней и с дней до считанных часов, открывая новые возможности для исследователей.

 

Пробел в «железе»

 

О том, что именно на российском ИТ-рынке еще сложно заменить российскими продуктами, рассказывает Евгений Калашников, директор департамента комплексного пресейла группы «Астерос».
 
— Что вы думаете об идее импортозамещения в сфере ИТ в России? Правильна ли сама по себе эта идея? Возможно ли ее реализовать?
— Конечно, идея импортозамещения стимулирует экономику и открывает новые возможности для развития ИТ-отрасли внутри страны. Однако важно понимать, что сегодня российские ИТ-компании не смогут полностью обеспечить заказчиков комплексным и, главное, качественным продуктом. Даже если мы сейчас начнем инвестировать в развитие отечественных технологий и производств, то добиться присутствия хотя бы 70 процентов российских продуктов на рынке сможем не раньше чем через три-четыре года. С другой стороны, для реализации поставленной цели потребуется не только расширить спектр продукции и наверстать упущенное — выйти на сегодняшний уровень развития технологий, но и организовать производство, что требует серьезных финансовых затрат и трудовых ресурсов в условиях кадрового голода. Думаю, что при решении данных вопросов, безусловно, нужно опираться на опыт зарубежных компаний, предоставляя им возможность производства на территории нашей страны. Не стоит забывать, что для наращивания технологического потенциала государство должно развивать научно-изыскательские институты, поддерживать уже существующие стартапы и уделять особое внимание подготовке кадров. Ведь грамотные специалисты нужны не только для разработки конкурентоспособных продуктов, но и для их качественного внедрения, эксплуатации и поддержки.
— В каких сферах успехи российских производителей ИТ-продуктов наиболее значимы, где они могут конкурировать с иностранными компаниями?
— Российский ИТ-рынок имеет большой потенциал для развития, особенно в сфере разработки ПО. Однако для создания конкурентных продуктов потребуется достаточно много времени. У нас есть решения, признанные на мировых рынках и активно внедряемые за рубежом. Но нужно понимать, что они закрывают какой-то отдельный ИТ‑функционал.
— В каких областях наши компании не могут конкурировать с западными?
— К сожалению, на сегодняшний день многие компоненты ИТ-систем не имеют аналогов в России. Но если «софтовое» направление частично представлено, то в «железе» у нас огромный пробел, так сложилось исторически. А если говорить о более фундаментальных решениях, например таких, как центры обработки данных, то полагаю, что с помощью российских компонентов мы можем закрыть не более 15 процентов инженерной и ИТ-инфраструктуры. Причем речь идет об элементарных составляющих и расходных материалах.

 

Российские гаджеты теснят иностранцев

 

течественная марка Explay стала самым быстрорастущим брендом на российском рынке планшетов. О том, за счет чего российскому производителю гаджетов удается теснить известные западные компании, рассказывает генеральный директор компании Explay Эдуард Ващенко.

— Какова динамика доли продуктов Explay на российском рынке?
— Согласно данным независимых источников, по итогам второго квартала 2014 года Explay стал самым быстрорастущим брендом на российском рынке планшетов. Его доля по сравнению с аналогичным периодом в прошлом году увеличилась в два с половиной раза: если в апреле 2013 года доля продаж в штуках составляла 2,2 процента, то сейчас выросла до 5,2 процента. По итогам 2013-го Explay был признан самым быстрорастущим брендом на рынке смартфонов — его доля увеличилась в 24 раза. А сейчас, по данным, например, компании «Связной», Explay занимает четвертое место по продажам смартфонов и телефонов в штуках, третье место на рынке планшетов, четвертое — на рынке планшетофонов. Что касается других продуктов, то Explay много лет является лидером российского рынка навигаторов — и в денежном выражении, и в количественном. Впрочем, и в технологиях тоже: именно Explay первым предложил навигатор с ГЛОНАСС/GPS. В сегменте наушников мы в России занимаем третье-четвертое место, причем на протяжении нескольких последних лет.
— В чем конкурентные преимущества ваших продуктов и, может быть, вашей бизнес-модели?
— Это очень правильный вопрос. Когда говорят о бренде, обычно интересуются именно продуктами, при этом не менее важная составляющая успеха — бизнес-модель компании, ее особенности и внутренние инновации — остается за кадром. Прежде всего, у нас нет лишних людей — любое вакантное рабочее место появляется лишь в случае крайней необходимости. Все наши руководители выросли внутри компании. Все сотрудники работают ровно по восемь часов в день и вовремя уходят в отпуск. У нас отсутствуют лишние отчеты и прочая бумажная волокита — чтобы понять положение дел, любому руководителю достаточно заглянуть в программу 1С. Довести бизнес-процессы до совершенства можно, на мой взгляд, исключительно путем их систематизации, алгоритмизации и автоматизации. Ядро Explay — специалисты по продажам и созданию продуктов, все остальные сотрудники должны помогать коллегам, занятым в этих двух ключевых направлениях. И не создавать никаких помех: ничто не должно мешать этим двум главным процессам — продажам и техническому творчеству. Еще одна важная составляющая нашей бизнес-модели — полная прозрачность и открытость. Причем во всех областях: насколько мы открыты перед потребителем, настолько же и перед законом. У нас нет ни «серого» импорта, ни «серых» зарплат, ни каких-либо других сомнительных схем. Это один из наших основополагающих принципов — работать исключительно в рамках законодательства.
— Спрос на ваши продукты растет. Насколько вообще российские бренды способны тягаться с именитыми производителями по части «железа», и не только в области гаджетов?
— Безусловно могут, причем выступая на равных. Без ложной скромности скажу, что целый ряд продуктов компании Explay — телефоны, смартфоны, плееры, навигаторы и так далее — мало в чем технологически уступают зарубежным аналогам. А с учетом более низкой цены даже превосходят их в глазах российского потребителя. У нас есть четкая позиция: мы делаем продукты для себя. Иными словами, мы сами с удовольствием пользуемся тем, что предлагаем потребителю. Например, у меня за последние годы побывали все топовые электронные устройства крупнейших и известнейших марок, но сегодня я не испытываю в них никакой необходимости. В повседневной жизни я использую исключительно смартфоны Explay — сейчас Neo, а до этого был Dream, и у меня нет к ним никаких вопросов. Во многом за это стоит благодарить наш техотдел — иными словами, продакт-менеджеров, которые тщательнейшим образом доводят продукты до такой кондиции, чтобы мы могли испытывать за них гордость. Особо подчеркну, что технических специалистов у нас около двух десятков человек, что довольно много по меркам компании нашего уровня.

 

«По аппаратуре ситуация не безнадежна»

 

Константин Трушкин, помощник генерального директора по маркетингу компании МЦСТ:
— Ситуация с импортозамещением аппаратуры сложнее, чем в области ПО, но не безнадежна. Полностью российские разработки процессоров тоже существуют, и их достаточно много. Так, наша компания занимается разработкой универсальных процессоров. Процессоры серии МЦСТ R используют стандартную систему команд (SPARC), но их схемотехника — собственная разработка МЦСТ. По производительности процессор МЦСТ R1000 с четырьмя ядрами и рабочей частотой 1 ГГц сопоставим с процессорами семейства Intel Atom, его энергопотребление меньше 15 Вт. А флагманская модель процессора на сегодня — «Эльбрус-4С» с частотой 800 МГц и четырьмя ядрами, он уже готов к серийному производству. В будущем году должен выйти восьмиядерный процессор «Эльбрус-8С» с частотой 1300 МГц, первая инженерная партия уже отправлена на фабрику. Его производительность ожидается на уровне 250 гигафлопс, что сопоставимо с мощностью микропроцессоров Intel Core i7.
У «Эльбрусов» не только российская схемотехника и собственная, оригинальная система команд, но и принцип работы, отличающийся от большинства других процессоров, представленных на рынке: они построены по схеме «широкого командного слова». У большинства программ производительность одного потока исполнения на «Эльбрусе» выше, чем на равночастотном процессоре Intel Core, и это очень сильное достижение. Масса алгоритмов, чаще всего из области сигнальной обработки и математического моделирования, на «Эльбрусе» показывают просто выдающийся результат. Так, на «Эльбрусе-4С» есть примеры достижения производительности на уровне процессора Intel Core с частотой 2,5 ГГц и выше.
Если на секунду предположить, что импорт зарубежных процессоров стал невозможен, то катастрофы не произойдет, без вычислительной техники страна не останется. Но конкурировать на равных с сегодняшними зарубежными решениями отечественная вычислительная техника не может по целому ряду причин. Это и «заточенность» подавляющего большинства ПО на систему команд Intel, и проблемы с продвижением и маркетингом, и потребность в усилиях производителей ПО и интеграторов для перехода на Linux и отечественные процессорные архитектуры. Поэтому необходима комплексная поддержка отечественных разработчиков, особенно тех коллективов, которые занимаются фундаментальными технологическими разработками.

 

Российский BI для «Балтики»

 

Пивоваренная компания «Балтика» выбрала для автоматизации своего планирования российское ИТ-решение. О том, как это произошло, рассказывает Андрей Андреев, менеджер по развитию и автоматизации систем планирования «Балтики».

— Насколько важна для вашей компании автоматизированная система планирования?
— «Балтика» — большая компания с распределенными мощностями производства и обширной сетью сбыта продукции. Чтобы обеспечить наличие товара в торговых точках в самых удаленных уголках страны, нужно очень точно рассчитывать, сколько какого пива следует произвести на каком из наших десяти заводов и кому потом его отправлять.
Любой сбой в планировании может обернуться для компании значительными издержками. Поэтому нам очень важно, чтобы на всех этапах, от производства до логистики, наши прогнозы были максимально точными.
— Как вы налаживали автоматизированную систему прогнозирования?
— Начиналось все с прогнозов собственной отгрузки, так называемых первичных продаж. Специалист по работе с клиентами ежедекадно готовил прогноз, сколько и какого товара они купят в ближайшие шесть декад. Вскоре пришлось перейти на еженедельный срез прогнозирования, так как для логистики и производства нужен был более детальный план продаж. Появились сначала простые, а потом и более сложные таблицы в формате Excel, в которых сотрудники наладили использование прогностических моделей, учитывающих базовую статистику продаж — их сезонность и средний уровень. Со временем мы столкнулись с тем, что прогноз первичных продаж обладает определенным пределом точности, который для наших целей оказался недостаточным. Дело в том, что наши клиенты — это, как правило, большие сети или крупные дистрибуторы, которые могут аккумулировать на своих складах значительные объемы продукции, поэтому определяющим фактором для таких клиентов является не статистика прошлых продаж, а уровень собственных продаж и объем товара на складе. Простая логика: если на этой неделе купил много, то на следующей неделе можно не закупать. Так мы пришли к необходимости сбора информации о вторичных продажах — отгрузки со складов наших клиентов. Параллельно мы приступили к автоматизации процессов прогнозирования.
— Для автоматизации прогнозирования вы выбрали продукт российской компании «Форексис». Почему?
— Да, мы запустили пилотный проект с российской компанией «Форексис», которая на тот момент уже хорошо зарекомендовала себя в проекте автоматизации помесячного прогноза продаж для отдела маркетинга. Результат превзошел наши ожидания: автоматический прогноз, использующий более сложные алгоритмические модели, получился заметно точнее прогнозов, подготовленных нашими собственными средствами. Проект получил одобрение руководства, и начиная с 2011 года мы используем автоматическую систему для прогнозирования вторичных продаж. За счет автоматизации мы выиграли в точности прогнозирования и смогли значительно сократить трудозатраты процесса планирования: вместо 60 сотрудников с прогнозами по всем адресам доставки (а это более 300 адресов еженедельно) сейчас справляются семь менеджеров по прогнозированию спроса.
— Вы рассматривали возможность привлечения западных компаний для решения этой задачи?
— Да, рассматривали, и не одну. Но западным компаниям сложнее оценить специфику российского бизнеса — как с точки зрения законодательства, так и с точки зрения масштабов страны и бизнеса. Такие российские компании, как «Форексис», предлагают не только узко заточенный инструмент, но и широкий спектр сопутствующих решений: учет маркетинговых активностей при прогнозировании; управление запасами как производную от прогноза. Подобные решения есть и у мировых ИТ-гигантов, но нередко это лишь часть одной большой системы. И когда нужно только специфическое отраслевое решение, российский производитель готов его предложить, и достаточно оперативно. Например, при проектировании системы мы неточно оценили рост объема данных, что привело к периодическим срывам сроков подготовки прогнозов. Было принято решение о переводе системы на многосерверную архитектуру, и «Форексис» решил эту задачу в достаточно сжатые сроки.
— Смогут ли российские ИТ-решения в принципе заменить существенную долю того, что уже внедрено на российских предприятиях?
— Заменить уже внедренные продукты на другие — маловероятно. Для заказчика это очень серьезный шаг — смена привычных процессов и интерфейсов, модификация бизнес-процессов. Ну а если стоит вопрос о выборе нового ИТ-решения, то российские компании, как показывает наш опыт, вполне могут быть конкурентоспособными.
— С 2008 года «Балтика» входит в международную компанию Carlsberg Group. Вы не предполагаете внедрять российские ИТ-решения на заводах в других странах?
— Да, такие планы есть: мы планируем внедрение решений «Форексис» на заводах «Балтики» в Восточной Европе.

 

Потери в информационной войне

 

780 тыс. рублей в среднем теряет одна российская компания малого и среднего бизнеса от одного инцидента нарушения информационной безопасности. Об этом говорят результаты исследования, проведенного компанией «Лаборатория Касперского» совместно с международным агентством B2B International. Согласно полученным данным, в случае успешной атаки деньги теряются за счет вынужденного простоя, упущенной прибыли и расходов на дополнительные услуги специалистов. При этом по сравнению с прошлым годом сумма потерь выросла на 64%. Исследование показало, что почти все компании (98,5%) как минимум один раз в течение года подвергались внешним угрозам. При этом 82% хотя бы раз испытали на себе действие внутренних угроз.

 

Часы умнеют

 

Компания Samsung выводит на рынок смарт-часы нового поколения Samsung Gear S, главное отличие которых — поддержка мобильных сетей третьего поколения (3G). Они оснащены двухдюймовым дисплеем и двухъядерным процессором (1 ГГц), посредством дополнительной гарнитуры можно принимать и совершать мобильные звонки, а также принимать уведомления от электронной почты, из социальных сетей, календарей и приложений, даже когда пользователь находится далеко от своего смартфона. А отвечать на сообщения можно при помощи экранной клавиатуры или посредством голосовой функции S Voice. Помимо этого часы, например, помогут следить за здоровьем (функция S Health) или отслеживать спортивные успехи своего владельца (приложения Nike+ Running).

Компактный ноутбук для геймеров

Asus начинает продажи нового компактного «геймерского» ноутбука с 15,6-дюймовым экраном известной серии Republic of Gamers. По словам представителей компании, несмотря на компактный размер (толщина алюминиевого корпуса составляет 27 мм), эта модель — производительный мобильный компьютер для новейших видеоигр: она оснащена процессором Intel Core i7 и видеокартой NVIDIA GeForce GTX 850M. За стабильную работу ноутбука отвечает система охлаждения с двумя вентиляторами и медными радиаторами на центральном и графическом процессорах. В новой модели реализована аудиосистема Bang & Olufsen ICEpower с дополнением внешнего сабвуфера, а программное обеспечение AudioWizard позволяет быстро подстраивать звучание под конкретную игру.