Обрабатывающая промышленность на растущем тренде

15 сентября 2014, 00:00

Торговля тормозит вслед за импортом. ЦБ не стал повышать ставку вопреки прогнозам

Впервые за последние годы наибольший вклад в прирост ВВП России во втором квартале внесла обрабатывающая промышленность, опередив стабильного лидера последних лет — услуги финансового посредничества. Такой вывод следует из опубликованных Росстатом на прошлой неделе данных о производстве ВВП за первое полугодие по видам экономической деятельности. Правда, высокие по нынешним временам цифры прироста добавленной стоимости обрабатывающих производств в годовом сопоставлении (3,5% во втором квартале и 3,0% за полгода в целом) — в значительной степени результат эффекта базы, а именно следствие спада. Промышленность остается одним из немногих секторов экономики, которая в целом держит растущий тренд с 2011 года. Интенсивность роста в ней — порядка 2% в год. В самом промышленном секторе основными драйверами роста остаются выпуск потребительских товаров (в первую очередь еды и напитков) и нефтепереработка, к которым в нынешнем году присоединились химическое производство (главным образом выпуск удобрений) и остановившая свое продолжительное падение металлургия, а также рост заказов на отдельные виды машиностроительной продукции (в частности, железнодорожное машиностроение).
В роли секторов с устойчиво отрицательным вкладом в динамику ВВП закрепились лидеры предкризисного (2008) взрывного роста российской экономики — торговля и строительство. Расширение последнего сектора было в значительной мере производным от увеличения объемов торговли, требовавшей соответствующей инфраструктуры: гипермаркеты шли на смену ларькам и толкучим рынкам девяностых. Спад объемов оптовой и розничной торговли синхронен с сокращением товарного импорта, наблюдающимся со второго квартала прошлого года и особенно усилившимся в нынешнем году в результате сильного ослабления рубля.
В строительстве ситуация менее прискорбна — сильные показатели жилищного строительства помогли ему во втором квартале остановить продолжительную тенденцию спада (пока не ясно, надолго ли). Но в годовом сопоставлении объемы все еще не дотягивают до прошлогодних, поэтому вклад строительства в прирост ВВП в годовом сравнении хоть и небольшой, но негативный.
Экстраполируя сложившиеся в последнее время тенденции на период до конца 2014-го и следующий год, получаем формальную оценку годовых темпов прироста ВВП: 0,6% в 2014 году и 0,8% в 2015-м. Это недалеко от прогноза МЭР — 0,5 и 1% прироста ВВП соответственно в текущем и будущем годах.
Данные Федеральной таможенной службы об итогах внешней торговли РФ в августе предсказуемо показали резкое снижение ввоза продовольствия из списка товаров, подпавших под эмбарго. В целом спад ввоза продовольствия по сравнению с июлем составил 13%, при этом импорт мяса птицы, свинины и молочных продуктов снизился примерно вдвое, овощей — почти в четыре раза.
С исключением сезонности общее сокращение импорта в августе к предыдущему месяцу можно оценить в 6,2%, в том числе по продовольствию — всего в 2%. Несколько больше среднего оно в товарных группах текстиля и обуви (–6,2%) и машиностроительной продукции (–7,0%, в основном из-за снижения ввоза автомобилей), не подпавших пока под санкции.
Мотивируя в минувшую пятницу свое несколько неожиданное решение оставить ключевую ставку без изменения, Банк России прибег, в частности, к крайне редко используемой денежными властями в мире отсылке к динамике денежной массы. Темпы ее расширения действительно резко ужались в последние месяцы, после мартовского валютного кризиса. Даже по «широкой» денежной массе, с учетом валютных депозитов в банках, они снизились за несколько месяцев почти вдвое — с 16,7% в годовом сопоставлении на начало валютного кризиса в марте до 9% к началу августа. По чисто рублевой денежной массе (агрегат М2) сжатие оказалось еще более сильным.
Необычность этого аргумента ЦБ в том, что динамика денежной массы в интервале до полутора лет является крайне неподходящим опережающим индикатором движения к конечным целям денежно-кредитной политики (то есть инфляции и, возможно, безработицы). Долгосрочная корреляция, конечно, довольно устойчива, но это не имеет большого значения как операционный ориентир политики — за время запаздывания влияния денежной массы на целевые показатели спрос на деньги может довольно сильно измениться.