«Чайка» нашего времени

Культура
Москва, 29.09.2014
«Эксперт» №40 (917)
Одним из центральных событий очередного Волковского театрального фестиваля, завершившегося на прошлой неделе, стали показы «западной» и «восточной» версий пьесы Чехова «Чайка»

Фото: Денис Матвеев

Волковский фестиваль в Ярославле — единственный российский театральный фестиваль, основная программа которого ориентирована на зарубежные спектакли, поставленные по произведениям русских драматургов. По словам художественного руководителя фестиваля Ольги Никифоровой, в любом уголке мира найдется театр, где непременно идет пьеса Чехова. Чуть с меньшей степенью вероятности на афишах зарубежных театров можно встретить имена Гоголя и Достоевского. Из современных русских драматургов за пределами России чаще всего ставят братьев Пресняковых и Ивана Вырыпаева. Выбор для составления афиши фестиваля, концепция которого заявлена как «русская драматургия на языках мира», есть всегда. Но и на этот раз на сцене Театра драмы имени Федора Волкова, где проходили основные фестивальные показы, доминировал Чехов.

 

Две «Чайки»

«Чайка» — культовая пьеса для театралов всего мира ничуть не в меньшей степени, чем для театралов русских. Чехову, как в свое время Шекспиру в «Гамлете», удалось открыть универсальные формулы искусства и человеческого бытия, ценность которых со временем только возрастает. Как и Шекспир, Чехов использует прием «пьеса внутри пьесы», причем главный герой выступает не только ее автором, но и режиссером, что становится поводом для вложения в его уста высказываний о природе театрального искусства. Константин Треплев, подобно Гамлету, пытается уловить границу между реальным миром и миром условным и понять, каким образом они связаны друг с другом, кто из них больше влияет на человека. Сценическое воссоздание мучительных поисков новых форм, переплетенных с идущей своим чередом обыденной жизнью, — испытание для режиссера, которого невозможно избежать, если он претендует на достойное место в театральной иерархии.

Основатель Вильнюсского городского театра Оскарас Коршуновас претендует. Традиционно в списке наиболее значимых современных режиссеров из Литвы он идет третьим после Някрошюса и Туминаса, но с каждым годом этот порядок становится все более условным. Коршуновас — полноправный житель европейского театрального олимпа, и его «Чайка» еще одно тому подтверждение.

Спектакль поставлен почти без декораций: десяток стульев по ходу действия перемещаются с места на место по сцене. Актеры одеты так, будто собрались для читки, а не для представления на публике. Они перебрасываются репликами, потом начинается монолог Треплева, потом появляются Аркадина с Тригориным. Спектакль, который идет на литовском языке (для зрителей над сценой бегут субтитры), неторопливо втягивает в свое пространство. В какой-то момент персонажи пьесы рассаживаются на стулья лицом в зрительный зал в ожидании представления, обещанного Треплевым. Спектакль не начинается. Возникает пауза. Актеры, которые в этот момент выступают в роли зрителей, терпеливо ждут. «Настоящие» зрители, сидящие в зале, начинают нервничать. Ярославская публика пыталась запустить действие аплодисментами, которые звучали в зале несколько раз. Наконец гаснет свет, вспыхивает световая декорация, на ее фоне появля

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (917) 29 сентября 2014
    Что стоит за рекордным IPO Alibaba?
    Содержание:
    В пещеру за деньгами

    Успешное IPO крупнейшего китайского онлайн-торговца на Нью-Йоркской фондовой бирже — показатель того, насколько Китай и США сегодня вырвались вперед в мировой интернет-гонке

    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама