Пора вернуть эту землю себе

Ольга Власова
29 сентября 2014, 00:00

Комплексная культурная рекультивация Подмосковья, задуманная властями региона, позволит превратить его в интегрированную зону комфортного проживания для местного населения и в туристическую Мекку

Фото: РИА Новости
Вид на Коломенский Кремль до реставрации

После падения железного занавеса многие россияне с энтузиазмом начали осваивать ранее недоступную заграницу как направление для отдыха. Смотаться на выходные в Париж, купить дачу в деревушке на испанском побережье или студию для визитов на чешском водном курорте — что в этом может быть плохого? Русский человек традиционно всегда любил и ценил Европу, часто даже больше самих европейцев. Проблема, однако, в том, что, привыкнув к мысли, что у нас все плохо, а там хорошо, мы начинаем стремиться туда безусловно. А от этого происходит смещение центра тяжести внутри. Мысленно расстаешься с землей, на которой живешь, и с чувством ответственности за нее. Постепенно начинаешь здесь отбывать пусть и длинную, но вынужденную вахту, не обращая внимания на окружающую неустроенность за границами кольцевой автодороги и говоря себе, что этому все равно ничем не поможешь, а вот там, в европах, — комфорт, красота, цивилизация и настоящая жизнь.

Ехали, конечно, не все, а только так называемый средний класс, но ведь это и есть самая активная часть населения, которая способна менять жизнь вокруг себя. А тем временем российские деревушки и народные промыслы исчезали с лица земли, опустевшие города с многовековой историей хирели и разваливались. И даже не потому, что их не поддерживали власти (часто они спасают что могут), а потому, что из них уходит живая жизнь: они перестали быть востребованы собственным народом.

Введение санкций и обострение отношений с Западом для многих стало отрезвляющим душем и заставило задуматься о том, где именно находится то, что он может назвать своим и за что должен отвечать. Как поет в известной песне Борис Гребенщиков, «если мы хотим, чтобы было куда вернуться, время вернуться домой».

А между тем, даже если говорить лишь о самом центре России, о Москве, то за ее кольцевой дорогой лежит огромный мир, культурного наследия которого хватило бы на приличное европейское государство. Если с умом и любовью обустроить это пространство, то жить в нем будет не менее интересно и приятно (сделаем поправку на русский климат), чем в Европе. (Хотя и русская зима — это, в конце концов, тоже элемент нашего менталитета и своего рода культурная достопримечательность.) Только в одной Московской области есть сотни старинных русских городов, многие из которых ровесники Москвы, сотни роскошных в прошлом усадеб, которые еще можно спасти.

«Праздник соседей» в Клину 76.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРАВИТЕЛЬСТВОМ МО
«Праздник соседей» в Клину
ПРЕДОСТАВЛЕНО ПРАВИТЕЛЬСТВОМ МО

Власти Подмосковья, как оказалось, уже разработали программу превращения Подмосковья в многополярный культурный центр, привлекательный как для постоянной жизни, так и для туризма. Понятно, что процесс это многокомпонентный, не слишком быстрый и включает в себя не только культурное возрождение, но и масштабные транспортные и инфраструктурные преобразования, создание новых рабочих мест. Однако программа выглядит весьма адекватной, и правительство области уже приступило к ее реализации. Если выделить главные пункты программы, то это культурное переосмысление подмосковных городов, восстановление усадеб (параллельно с нахождением их востребованной роли), реконструкция старых и создание новых музеев и фестивалей, которые стали бы центрами притяжения.

Хорошо жить в Клину

Клин — типичный подмосковный город, обладающий изрядной долей типовых проблем. Он находится на расстоянии 70 километров от МКАД, через него проходит самая загруженная российская трасса — Ленинградское шоссе. В постсоветский период город как урбанистическая среда фактически не развивался, сегодня он выглядит почти так же, как в позднесоветское время. Несмотря на наличие таких крупных производств, как Клинский мясокомбинат и пивоваренный завод, численность населения сокращалась (если в 1992 году там проживало 95 тыс. человек, то в прошлом году осталось 80 тыс.). Молодежь жалуется, что в городе жить неинтересно. Не вызывал он особого интереса и у девелоперов. Это притом что Клин относится к числу древнейших российских городов (он основан в 1317 году) и связан с жизнью такой знаменательной для российской культуры фигуры, как Петр Ильич Чайковский (в городе находится его дом-музей).

Областные власти решили изменить урбанистический и культурный ландшафт города таким образом, чтобы сделать его привлекательным и комфортным не только как постоянное место жизни, но и как туристический маршрут. Более того, было решено сделать из Клина своего рода пилотный проект, отработать саму модель преобразований, которую потом можно было бы применить к другим подмосковным городам. Игорь Чайка, создатель и инициатор проекта, набрал команду специалистов, которая провела многоплановый анализ городской жизни Клина и разработала стратегию его преобразования. «Клин — город живой, но самоощущение у него провинциальное, и это ошибка, — говорит Игорь Чайка. — Скоро здесь будет проходить объездная трасса, и дорога от Москвы до Клина на автомобиле займет всего час, уже сейчас сюда дважды в сутки ходят скоростные электрички. С ростом транспортной мобильности Клин станет привлекательным местом для девелоперов. Нам важно к приходу этих девелоперов, которые мыслят исключительно категориями максимальной прибыли, подготовиться и создать такой план развития города, чтобы они все свои проекты создавали исключительно в рамках нашего видения».

Мозговой штурм

Полученный результат был издан в форме книги «Альбом нового облика» и может быть использован как методическое по-собие и программа для работы с другими городами. «Для Клина мы разработали первый в стране альбом нового городского облика, — рассказывает “Эксперту” автор методики урбанист Петр Гордеев. — Мы придумали методологию, как можно в рекордно короткие сроки проанализировать город с разных сторон. Это как мозговой штурм, когда мы берем по девять-десять тем и на каждую привлекаем хорошего специалиста, продумываем, как они должны взаимодействовать друг с другом, чтобы все это сложилось в единую картину необходимых городу изменений. Альбом Клина — это проект, который должен задать рамки того, как, с нашей точки зрения, было бы идеально выстраивать такую работу. Первая половина каждого раздела альбома — это теория, из которой другие города могут узнать, как вообще это можно делать, а второй раздел — применение лучшего мирового опыта и теории к тому, как это делается в конкретном городе. Мы проводили семинары с жителями и лидерами общественного мнения, анализировали документы в музеях, и на стыке всего этого появились новые идеи. У меня была совершенно уникальная команда исследователей разного профиля со всей страны».

Одна из первых проблем, которую должна была решить команда, — выстраивание общественных пространств и пешеходных маршрутов между ними таким образом, чтобы загруженное Ленинградское шоссе, неизбежно делящее город на две части, не разрывало целостности общественного пространства. Оказалось, что сами жители уже проложили путь пересечения Ленинградского шоссе максимально разумным образом: он целиком проходит через зеленую зону и пересекает Ленинградку в самом выгодном, самом узком месте. Команда предложила использовать эти маршруты для организации и оформления пешеходного пространства. Обнаружила она и потенциальные зоны привлечения местных жителей и туристов, которому мешает неправильная организация движения. Реконструкция сквера Афанасьева напротив загса и закрытие одной стороны для движения автомобилей позволит создать привлекательную городскую зону для отдыха.

Первым реализованным достижением перепланировщиков стало переосмысление бывшей Соборной, а ныне Советской площади Клина (сейчас там происходит реконструкция Троицкого собора). Проблема этой площади была весьма типичной для многих провинциальных российских городов. Ее огромное пустое пространство выглядело как пустырь, на ней всегда было мало людей: и местных жителей, и туристов (интересно, что большие открытые площади только там хорошо смотрятся, где по их краям стоят высокие и архитектурно значимые сооружения, которые как бы доминируют над пространством; если же таких доминант по краям нет, то пустота площади неуютна и человек чувствует себя там некомфортно). Команда Игоря Чайки предложила переосмыслить пустую площадь и насытить ее новыми функциональными эстетически привлекательными элементами и арт-объектами. Успех проведенного на площади праздника «День соседей» показал, что план удался. Теперь площадь действительно стала центром притяжения местных жителей и туристов.

Звучащий бренд

Переосмысление существующего городского ландшафта далеко не единственная задача урбанистических планировщиков. Команда должна была разработать новый бренд города — выразительный и понятный образ, который способствовал бы его туристическому продвижению. «Идея бренда Клина должна бороться с вредным и активным в Клину стереотипом, что все самое главное и великое в жизни города уже произошло, что все в прошлом. Сейчас нужен энергичный настрой на будущее», — говорится в альбоме облика города. В случае с Клином таким центральным образом стал звук, ведь на связи с Чайковским Клин мог бы построить целую туристическую концепцию (как это происходит во многих европейских городах, где родились и жили композиторы с мировым именем). В будущем году в Клину состоится большой международный фестиваль Чайковского, и в перспективе город мог бы многое приобрести, развивая этот музыкальный компонент своей истории. Игорь Чайка считает, что Клин легко бы мог стать вторым Зальцбургом.

Новые местные власти Клина активно подключились к реализации проекта. Наибольший резонанс проект переформатирования подмосковных городов вызвал там, где мэры лично заинтересованы в его успехе. Например, к ним уже обратились власти Люберец, Одинцово, Рузы и Наро-Фоминска, хотя команда ни там, ни там не пыталась продвигать свои проекты. Но Игорь Чайка надеется, что, даже если сделать всего несколько ярких проектов, выгода от этого станет очевидна и для других, появится даже конкуренция за жителей и туристов, и постепенно все больше подмосковных городов начнут переосмысливать свой убранистический ландшафт.

Новая жизнь

Другим важным элементом обустройства Подмосковья и превращения его в туристический кластер высокой плотности стала программа возрождения усадеб. Всего на территории Подмосковья их около 320 (35 усадеб принадлежит Московской области, 85 находится в ведении федерации, 65 принадлежит муниципалитетам, четыре — Москве, 40 находится в частной собственности, а у 91 собственность в процессе оформления). Эти цифры поражают, особенно если представить себе, что по сравнению со многими прекрасно восстановленными и знаменитыми объектами, такими как Марфино или Архангельское, львиная доля усадеб находится в плачевном и исчезающем состоянии. Между тем решить, за счет чего их восстанавливать и каким образом потом содержать, — вопрос не из легких. Областные власти приняли программу привлечения инвесторов к восстановлению усадеб «1 рубль за метр». Ее суть в том, что создана база архитектурных объектов (городские исторические помещения и усадьбы), которые затем выставляются на аукцион. Победивший инвестор после уплаты аукционной суммы должен восстановить постройки и прилегающие к ним территории и может использовать это здание 49 лет по льготному тарифу аренды (один рубль за квадратный метр). Программа была запущена только в 2013 году, однако подходящих инвесторов нашлось пока немного. На сегодняшний день все проекты достались инвестиционной группе компаний ASG из Татарстана, которая показала себя с лучшей стороны в восстановлении 27 исторических зданий в Казани. «В настоящее время мы также ведем переговоры с другими инвесторами, готовыми реконструировать исторические усадьбы в отельные комплексы, — рассказал “Эксперту” Игорь Чайка, — реализацией пилотного проекта займется компания “Альянс Отель Менеджмент”, партнер одной из крупных испанских сетей, специализирующихся на создании туристической инфраструктуры с использованием объектов культурного наследия». Подходить к выбору инвестора приходится очень осмотрительно, ведь Московской области уже неоднократно приходилось сталкиваться с невыполнением потенциальными инвесторами своих обязательств, когда они не восстанавливают доставшиеся им архитектурные объекты или используют их не по назначению. «На сегодняшний день ASG передано шесть усадеб в Московской области: Аигиных, Черкизово, Пущинона-Наре, Тарасково, Зенино и Спасское, — рассказал “Эксперту” председатель совета директоров ASG Алексей Семин. — Все объекты, кроме Тарасково, находятся в собственности Московской области, усадьба Тарасково — в муниципальной собственности. Все усадьбы переданы по итогам аукционов в аренду на 49 лет с условием обязательной реставрации».

Восстановление одной усадьбы обходится в 0,5–1 млрд рублей 77.jpg ПРЕДОСТАВЛЕНО ГРУППОЙ КОМПАНИЙ ASG
Восстановление одной усадьбы обходится в 0,5–1 млрд рублей
ПРЕДОСТАВЛЕНО ГРУППОЙ КОМПАНИЙ ASG

Что делать нам в усадьбе

Однако восстановление усадеб — дело важное, но не решающее проблемы по существу. Ведь и раньше отдельные компании или бизнесмены брались за восстановление исторического наследия из благотворительных побуждений. Но главная проблема оставалась: что потом делать с этой усадьбой, как наполнить ее жизнью и на что ее содержать? Ведь все объекты, не начавшие жить и дышать, очень быстро вновь начинают разрушаться. В советское время было три подхода к содержанию усадеб. Лучшие и богатейшие становились музеями, как Архангельское или Кусково; другие — санаториями и домами отдыха на содержании каких-нибудь богатых ведомств или министерств; меньше всего везло тем, которые превращали в диспансеры различных направлений, психиатрические лечебницы, интернаты и дома престарелых. В последнее время все эти учреждения переехали, и теперь их бывшие здания, как правило в тяжелейшем состоянии, остались просто не у дел. Учитывая, что у усадеб всегда были лучшие земли с точки зрения видовых характеристик и близости к водоемам, они стали еще и объектом захвата для нового строительства. В результате усадьбы проходят «точку невозврата», когда уже невозможно восстановить ни строения в первозданном виде, ни усадебные парки. Сейчас многие усадьбы еще можно спасти, но уже скоро это в большинстве случаев будет невозможно. Похоже, власти Московской области осознают это и пытаются создать такую работающую систему, чтобы восстановление носило не единичный характер и чтобы можно было привлекать «правильный» бизнес. «Одним из направлений инвестиций наша компания избрала объекты культурного наследия, как и многие инвестиционные компании во всем мире, потому что это и социально ответственный бизнес, и сохранность средств, хотя, конечно, при низкой доходности, — говорит Алексей Семин. — Восстанавливать усадьбу не как бизнес, на мой взгляд, невозможно, потому что очень важно понять: если усадьба будет восстановлена на средства щедрого спонсора, который просто дал денег, то очень скоро она опять будет обречена на разрушение. Спонсор утратит интерес или уйдет в мир иной, и если усадьба сама не будет зарабатывать деньги, то через какое-то время повторится тот же процесс разрушения, которые мы сейчас наблюдаем».

В то же время в каждом конкретном случае для усадьбы надо прорабатывать свой бизнес-план. Придумать, чем усадьба будет жить, когда ее восстановят, — это самая трудная часть задачи. Например, проект в Аигино подразумевает, что восстановленная усадьба станет бутик-отелем, состоящим из нескольких довольно дорогих номеров, обстановка в которых будет соответствовать реалиям дворянской жизни дореволюционной России. По границе же усадьбы планируется строить бюджетное туристическое жилье. Подразумевается, что в усадьбе будет и свое хозяйство, которое сделает усадьбу привлекательной для агротуризма.

Нечто подобное уже давно происходит и с европейскими поместьями и дворцами. Даже князья Лихтенштейна, обладающие крайне дорогой по содержанию недвижимостью, стремятся зарабатывать, сдавая свой роскошный дворец в Вене с уникальным собранием картин под вечеринки и свадьбы, а также участвуют в пресс-турах, когда члены княжеского семейства водят журналистов по дворцу и общаются с ними за ланчем.

Я поведу тебя в музей

Еще одним важным компонентом туристической привлекательности Подмосковья должны стать музеи. За последние четыре года общий объем финансирования музейного комплекса Московской области составил 1,7 млрд рублей. Несмотря на внушительность потраченной суммы, еще многое предстоит сделать. Прежде всего речь идет о создании инфраструктуры в тех местах, где уже существуют известные действующие музеи. «Все хотят хорошо припарковать автомобиль, прогуляться по комфортабельной дорожке возле музея, купить какие-то сувениры подмосковных производителей и так далее, — говорит Игорь Чайка. — Все эти условия мы сейчас будем создавать. Область займется установкой туалетов, автоматов по продаже еды. Местные жители смогут продавать предметы народных художественных промыслов, будут книжные ярмарки и магазины. Конечно же, нам придется уделить внимание новым парковкам и навигации. Сейчас нормальных указателей в туристических городах почти нет. Музейные таблички контрастируют с экспозициями, не удовлетворяют требованиям двуязычия, выполнены в разных стилях даже внутри одного музея. Мы взяли первые четыре пилотных музея: Государственный историко-литературный музей-заповедник А. С. Пушкина, Новый Иерусалим, литературно-мемориальный музей-заповедник А. П. Чехова “Мелихово” и Зарайский кремль. Во всех них сейчас будет создаваться набор необходимой инфраструктуры».

Однако необходимо и создание новых музеев, например таких, какой был создан в Новом Иерусалиме. Само здание музея, площадью 28 тыс. кв. м, представляет собой архитектурную достопримечательность. Архитектору Валерию Лукомскому удалось вписать трехэтажное здание в естественный холм у реки. На крышекровле, одетой в зеленую траву, разместилась зона отдыха со смотровой площадкой. Предполагается, что Новый Иерусалим станет главной выставочной площадкой Подмосковья, а в его фондохранилище передадут коллекции нескольких подмосковных музеев.