«Высочайший» инвестирует в Угахан

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
6 октября 2014, 00:00

Запуск нового месторождения позволит одному из крупнейших российских золотодобытчиков нарастить объем производства и положительно скажется на экономике всей Иркутской области

Фото: Предоставлено ОАО «Высочайший» (Gv Gold)
Генеральный директор ОАО «Высочайший» (GV Gold) Сергей Васильев

Новых месторождений золота в мире с каждым годом открывается все меньше. Запасы его истощаются, а разведанные залежи становятся все более труднодоступными и дорогими для добычи. И несмотря на текущее падение цен на золото, долгосрочная потребность в нем возрастает в связи с дестабилизацией мировой валютной системы и международной обстановки. Россия продолжает увеличивать свой золотой запас (в этом году он достиг 1094,7 тонны), поднявшись на шестое место в мире по объему золотого резерва и обогнав Китай (1054,1 тонны). В таком контексте разработка нового месторождения Угахан, начатая в Иркутской области компанией «Высочайший», которая входит в десятку крупнейших в России золотодобытчиков, представляется незаурядным событием, тем более что реализация этого проекта имеет особую важность для всей Иркутской области. «Высочайший» — один из основных налогоплательщиков в областной бюджет, и запуск нового месторождения не только увеличит налоговые отчисления, но и создаст новые рабочие места. В прошлом году, несмотря на неблагоприятную рыночную конъюнктуру золотодобывающей отрасли, компания увеличила объем производства золота до 5,5 тонны.

О том, когда закончится золото, какие надежды возлагает компания на разработку нового месторождения и с какими трудностями ей придется столкнуться, «Эксперту» рассказал генеральный директор ОАО «Высочайший» (GV Gold) Сергей Васильев.

 

— Обычно в медийном пространстве обсуждают, на сколько хватит запасов нефти и газа. А как обстоят дела с запасами золота?

— Есть такое понятие «золотой баланс человечества» — это где-то 230 тысяч тонн золота. Из них 145 тысяч тонн уже добыто, 22 тысячи утеряны, 12 тысяч — в ювелирных изделиях или зубах. И всего 89 тысяч тонн золота осталось в недрах. Из этих 89 тысяч экономически оправданным способом можно извлечь только 43. Причем это данные 2010 года, поэтому сейчас можете вычесть еще примерно 10 тысяч тонн.

По сегодняшним данным, у добывающих золото стран осталось запасов на срок от пяти до пятнадцати лет. Уже сейчас во многих странах падают объемы его производства. В России, исключая иркутский Сухой Лог, в нераспределенном фонде недр тоже практически не осталось месторождений с утвержденными запасами.

— Что особенного в месторождении Угахан? Какие трудности возникают в ходе реализации проекта?

— Об уникальности Угахана говорить не приходится — это рядовое месторождение с не очень богатыми рудами и с достаточно высокими эксплуатационными затратами. Рентабельность ему должны обеспечить хорошие горные условия, довольно простые для обогащения руды, и значительный масштаб производства. Этот объект призван восполнить падение мощностей по основному объекту на месторождении Голец Высочайший. В целом же наша инвестпрограмма, с учетом ввода Угахана, Красного и объектов Мараканского узла, позволит не только сохранить достигнутый уровень, но и повысить уровень производства золота в Иркутской области до шести-семи тонн в год на протяжении следующих десяти лет.

Угроза для разработки месторождения возникла с неожиданной стороны: появились инфраструктурные проблемы. Мы не можем подключиться к энергосетям и буквально увязли в судебных спорах с энергетиками Бодайбинского района. Прошло два с лишним года с тех пор, как мы подали заявку на присоединение Угаханского ГОКа к энергосетям. Но до сих пор не можем получить технические условия. Более того, мы также предложили им профинансировать строительство батарей статической компенсации на подстанциях Бодайбинского района (проект активно поддержало правительство Иркутской области). Но нам не дают такой возможности.

Создавшаяся ситуация может иметь неблагоприятные последствия не только для нас, но и для всей Иркутской области, куда мы перечисляем изрядную сумму в виде налогов. Дизельная электроэнергия, на которой нам приходится работать, слишком дорога для нас, и проект может оказаться за гранью рентабельности. В случае падения цен на золото до 1100 рублей за грамм месторождение придется законсервировать. Стремясь остаться в рамках рентабельности и сознавая важность проекта для области, мы подали заявку в правительство Иркутской области на участие в конкурсе, позволяющем придать Угахану статус приоритетного регионального инвестиционного проекта, и рассчитываем на получение вытекающих из этого статуса преференций.

— На какой стадии сейчас находятся работы на Угахане?

— Завершены геолого-разведочные работы, идет утверждение запасов месторождения в Государственной комиссии по полезным ископаемым России, начаты проектные и изыскательские работы. Мы уже приступили к созданию объектов инфраструктуры: построена дорога до ГОКа «Высочайший» протяженностью 25 километров, обустраивается вахтовый поселок, в который входят четыре общежития, столовая, административное и санитарно-бытовое здания. Поселок рассчитан на проживание 500 человек с перспективой расширения до 700.

В геолого-разведочные работы на Угахане с 2011 года уже вложено более 400 миллионов рублей; всего же капитальные вложения в его освоение должны составить около четырех миллиардов. Внесен аванс для покупки оборудования длительного срока изготовления.

— При получении лицензии на Угахан предполагалось возить руду на ваши действующие фабрики на Гольце Высочайшем. Почему решили строить новую фабрику рядом с местом добычи?

— Поначалу мы рассчитывали, что Угахан будет дополнительным источником руды. В процессе геологоразведки выяснилось, что объект более масштабный — его запасы составляют не 16, а 40 тонн эффективно извлекаемого золота. В связи с этим было принято решение строить отдельное перерабатывающее предприятие. Мощность новой фабрики составит 2,6 миллиона тонн руды в год. Проект реализуется с учетом всех технологических наработок, которые уже нами освоены и внедрены в производство. Это позволит ускорить процесс разработки месторождения. Начало производства запланировано уже на 2017 год.

— Росгеология часто сетует на то, что частные компании неохотно ведут геологоразведку. Какой процент затрат на геолого-разведочные работы у ОАО «Высочайший»? Были ли неудачные попытки найти новое золото?

— Для нас разведка — приоритетная задача, обеспечивающая наше развитие. Затраты на нее зависят от объектов и составляют от пяти до семи процентов общих операционных расходов. Угахан был, кстати, не очень капиталоемким проектом. Если разделить затраченные на его разведку 400 миллионов рублей на те 40 тонн, которые мы получили, то получается всего 10 рублей за грамм (при текущей цене золота 1500 рублей за грамм). Это очень низкие затраты. Вблизи ГОКа «Высочайший» мы уже с десяток лет ведем поиски дополнительных ресурсов, но они гораздо более затратны — до 100 рублей за грамм. На Мараканских объектах затраты составляют около 50 рублей за грамм.

Как видите, диапазон крайне широк. И вообще, геологоразведка имеет высокие инвестиционные риски, велика вероятность бросовых затрат — в случае невыявления объекта с промышленной значимостью. На сотни точек минерализации в лучшем случае окажется с десяток рудопроявлений, и только одно из них получит статус месторождения.

— Каковы ваши дальнейшие планы разведки и разработки новых месторождений?

— В портфеле «Высочайшего» в Иркутской области девять лицензий на поиск и разведку рудного золота, четыре действующие золотоизвлекательные фабрики и одна строящаяся. Кроме того, есть еще пять лицензий в Якутии, где приоритетным для нас является проект освоения Тарынского рудного поля в Оймяконе. Здесь параллельно с масштабными геолого-разведочными работами мы уже в 2017 году планируем ввести в эксплуатацию первую очередь одноименного ГОКа мощностью 700 тысяч тонн руды в год и перспективами роста ее производства до 2,1 миллиона тонн руды в год. На Алдане мы также реализуем масштабный проект на месторождении россыпного золота реки Большой Куранах.

— Как у вас организована схема сбыта? Удалось ли предприятию получить экономический эффект от девальвации рубля?

— Все производимое нами золото мы продаем российским коммерческим банкам. Если же говорить о текущей девальвации рубля, то мы, как и вся отрасль, находимся отчасти в выгодном положении, поскольку цена золота фиксируется на Лондонской бирже в долларах США и внутренние цены на золото привязаны к курсу доллара. Эта девальвация во времени опережает рост рублевых цен по стране, что позволяет нам несколько выигрывать у инфляции.

Этот кассовый разрыв составляет сейчас порядка 100 рублей на грамм. К примеру, по иркутским проектам с начала года добыли уже больше четырех тонн золота, вот и получается дополнительная выручка за первые восемь месяцев более 400 миллионов рублей за счет роста курса доллара. Правда, часть ее съела более высокая, нежели мы закладывали, инфляция.

— За счет чего «Высочайший» уже шестой раз побеждает в региональном рейтинге хозяйствующих субъектов Иркутской области? Сколько налогов платит компания?

— Я считаю, что при достаточно невысоком содержании золота в руде по сравнению с другими недропользователями мы побеждаем за счет лучшей организации производства, эффективного управления недрами и кадрами. На фоне значительного падения цен на золото общие налоговые платежи и отчисления в бюджеты и фонды всех уровней за прошлый год составили 1,6 миллиарда рублей, больше половины из которых остается в Иркутской области. По моим представлениям, мы входим в первую десятку крупнейших налогоплательщиков области.

— Есть ли конкуренция среди золотодобытчиков по технологиям извлечения? Какие новые технологии внедряет «Высочайший»?

— Я бы не сказал, что есть острая конкуренция по части технологий. Они все известны и освоены. Но в условиях падения качества запасов золотодобытчики вынуждены привлекать все более сложные технологии. Мы начинали с простого гравитационного извлечения золота, теперь же используем уже и флотацию, и цианирование гравитационных и флотационных концентратов. На наших якутских активах определенная часть золота будет извлекаться с использованием биовыщелачивания. Мы взаимодействуем со многими научными институтами (хотя преимущественно работаем с иркутским Иргиредметом), помогающими нам подобрать технологии под конкретные руды.

Конкуренция же на рынке в основном ведется за новые лицензии и объекты разведки. Кроме того, постоянно усложняющиеся технологии требуют привлечения высокопрофессиональных сотрудников, за которых тоже идет конкуренция. Многих работников, более чем по двадцати специальностям, мы готовим сами, на собственном учебном комбинате, а также выступаем спонсорами и экспертами в конкурсах, проводимых вузами, отбираем талантливых студентов. Большое внимание уделяем охране труда и промышленной безопасности. Санитарный контроль, медицинские осмотры, стабильная и высокая заработная плата — все это позволяет привлекать и удерживать профессионалов высокого класса и повышать производительность труда.