Откат к реальности

Александр Кокшаров
13 октября 2014, 00:00

Снижение нефтяных цен оказалось неприятной новостью для стран — экспортеров нефти. Возвращение к уровню 100 долларов за баррель и выше может произойти нескоро

В начале октября цены на нефть упали до уровней, от которых все уcпели отвыкнуть. Баррель марки Brent подешевел до 90,89 доллара, а российской марки Urals — до 89,53. Нефть марки WTI на торгах в Нью-Йорке просела до 87,71 доллара за баррель. Корзина ОПЕК составила 89,37 доллара за баррель — это самый низкий показатель с июня 2012-го. В июне же нынешнего года баррель Brent стоил 115 долларов. Таким образом, всего за несколько месяцев нефть подешевела более чем на 20%. А ведь предыдущие три года цена практически не выскакивала из коридора 100–120 долларов за баррель.

Цены снижались, несмотря на наличие всех факторов, которые еще недавно подталкивали их вверх. На Ближнем Востоке сохраняется напряженность, а на территории Сирии и Ирака ведутся активные боевые действия между исламистами и правительствами этих стран. Политические отношения между Россией и Западом тоже переживают непростые времена. Однако несмотря на все эти факторы политического риска, нефть продолжала дешеветь.

Дешевеющая нефть вызывает беспокойство в странах-нефтеэкспортерах — от России и Саудовской Аравии до Нигерии и Венесуэлы. Российский бюджет на 2015 год сверстан из расчета 96 долларов за баррель нефти марки Urals. Конечно, краткосрочное снижение цен большинство нефтеэкспортеров вполне могут пережить без пересмотра своих расходов, однако долгосрочное изменение ситуации на нефтяном рынке для многих означает секвестр. А на этот раз снижение цен скорее связано с фундаментальными, а не политическими факторами, поэтому новый уровень может сохраниться и на несколько лет.

 

Большое торможение

«Да, в Ираке идет настоящая война. Да, ситуация в Йемене может выйти из-под контроля. Да, Россия и Европа оказались в условиях взаимных торговых санкций. Но нефтяные рынки не сумасшедшие. Снижение цен вызвано простой игрой между спросом и предложением. Мировая экономика, особенно Китай и его соседи в Азии, явно замедляются, что снижает спрос на нефть до уровня кризиса 2009 года. А производители нефти продолжают наращивать добычу, особенно ОПЕК и Соединенные Штаты», — рассказал «Эксперту» Франсиско Бланк, экономист Bank of America.

Действительно, по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), дефицит нефти на мировом рынке составлял в течение последнего года около 400 тыс. баррелей в день (или 0,5% мирового предложения), и он был компенсирован ростом добычи в Саудовской Аравии и в США, а в последние месяцы и восстановлением экспорта из Ирана (с него были сняты западные санкции) и Ливии (ситуация там постепенно стабилизируется). При этом совсем недавно, в 2011–2012 годах, среднесрочный дефицит на мировом рынке составлял около 1,5 млн баррелей в день (1,8% мирового предложения) — за счет прекращения экспорта из Ливии, эмбарго на иранскую нефть, а также гражданской войны в Сирии.

Именно из-за дисбаланса между спросом и предложением цены на нефть в 2011–2012 годах держались на стабильном уровне, несмотря на острый кризис в еврозоне и на вялый рост в США. Если в апреле 2011 года МВФ предсказывал, что в 2012-м нефть будет стоить 108 долларов за баррель, то через год прогноз был повышен до 115 долларов, а спотовые цены некоторое время доходили до 125 долларов.

Сейчас же геополитические конфликты значительно меньше затрагивают поставки нефти и, следовательно, цены. «Арабская весна», затронувшая экспорт из Ливии и Судана, сменилась боевыми действиями на севере Ирака и востоке Сирии. Влияние этих конфликтов (а также конфликта на Украине) на рынок нефти оказалось ограниченным. При этом эмбарго на закупки нефти из Ирана было отменено. А добыча сланцевой нефти в США позволила значительно нарастить производство в этой стране, по-прежнему крупнейшем глобальном потребителе нефти. Импорт нефти в США сокращается с 2007 года, но в последние два года сокращение составило около 17%. В прошлом году Соединенные Штаты стали экспортировать нефть с Аляски, а к осени 2014-го прекратили импортировать нефть из Нигерии, ранее крупного поставщика, — впервые с 1976 года.

«Замедление экономики Китая и других развивающихся стран приводит к замедлению темпов роста мирового спроса на нефть. Снижение темпов роста спроса превратилось в главный фактор, из-за которого цены идут вниз», — рассказал «Эксперту» Майкл Хьюсон, аналитик брокерской компании CMC Markets.

В начале октября МВФ понизил прогнозы экономического роста мировой экономики: в 2015 году она вырастет на 3,8% вместо ожидавшихся 4%. За последний год темпы прироста ВВП в Китае снизились с 7,8 до 7,4%. Это кажущееся незначительным замедление на самом деле серьезно отражается на рынке нефти (и на рынках других сырьевых товаров). Так, еще два года назад Китай и соседние с ним экономики Юго-Востока Азии повышали глобальный спрос на нефть в среднем на дополнительные 750 тыс. баррелей в сутки каждый год. Сейчас этот дополнительный спрос сократился до 590 тыс. баррелей в сутки. По всей видимости, он будет сокращаться и дальше — причем не только из-за замедления темпов роста, но и постепенного повышения энергоэффективности азиатских экономик.

 

Ликвидность закончилась

На нефтяной рынок влияют не только фундаментальные факторы, но и участие спекулятивного финансового капитала. Проводившиееся Федеральной резервной системой США (а также, в меньшей степени, Банками Англии и Японии) «количественное смягчение» создало на финансовых рынках избыточную ликвидность, часть которой была задействована на рынках сырья, в том числе нефти.

Число открытых позиций на рынке нефтяных фьючерсов было исторически высоким в 2008–2013 годах, когда другие финансовые рынки (и акций, и облигаций) многие инвесторы воспринимали как чрезмерно рискованные. Как только ФРС приступила к постепенному сокращению программы «количественного смягчения», начался отток капитала с нефтяного рынка. Во время сокращения покупок активов ФРС в 2013–2014 годах на рынке нефтяных фьючерсов существенно (с 2,6 до 2 млн) снизились открытые позиции, то есть действующие контракты. А к осени 2014 года количество открытых позиций оказалось минимальным с 2006 года.

В ЕЦБ, наоборот, собираются увеличить монетарное стимулирование экономики, однако оно, по всей видимости, будет довольно ограниченным, поскольку носит целевой характер и направлено на поддержание наиболее проблемных банков. Суммарно в мировой экономике ожидается сокращение ликвидности, что неизбежно скажется на финансовых рынках, в том числе на рынке фьючерсов.

«Более того, если снижение ликвидности скажется на фондовом рынке, то вслед за котировками акций вниз могут пойти и цены на нефть. По крайней мере, на какой-то период. В результате цены могут оказаться ниже 80–90 долларов за баррель — равновесной цены на основании фундаментальных факторов», — полагает Майкл Хьюсон из CMC Markets.

 

Производители против

Более дешевая нефть (например, по цене 90 долларов за баррель) будет иметь разные последствия для разных стран — как экспортеров, так и импортеров. Очевидно, что потребители нефти будут только рады более низким ценам — как страны-импортеры, так и простые жители, экономящие на более дешевых бензине и электроэнергии.

Некоторые из стран-экспортеров, например Саудовская Аравия и ее соседи по Персидскому заливу, неплохо подготовлены для того, чтобы пережить снижение цен. Сегодня они могут балансировать свои бюджеты при цене нефти 82 доллара за баррель (в 2009 году — при 62). Хотя госрасходы в этих странах с начала «арабской весны» выросли, у них до сих пор есть подушка безопасности, созданная на протяжении долгих лет профицита бюджета и аккумулирования средств в суверенных фондах капитала. «В краткосрочной перспективе Саудовская Аравия может не сильно волноваться. Она перенесет цены даже значительно ниже 90 долларов за баррель на протяжении нескольких лет», — полагает Лора Эль-Катири из Оксфордского института энергетических исследований. Кроме того, ее небольшие соседи могут вернуться к временному дефициту бюджета, чтобы поддержать требуемый уровень госрасходов.

Это может объяснить, почему Саудовская Аравия, бюджет которой сверстан из расчета в 87,6 доллара за баррель, в начале октября снизила цены на нефть, которую она поставляет по контрактам в страны Азии. А также ее неготовность прислушаться к требованиям Ирана, партнера по ОПЕК. Среди крупных стран альянса Иран требует самой высокой цены на нефть, чтобы сбалансировать свой бюджет: по некоторым оценкам, 120–130 долларов за баррель. Его экономика до сих пор чувствует эффект западных санкций, поэтому срочно нуждается в средствах. Тегеран предлагает партнерам по альянсу сократить добычу, чтобы повысить цены. В конце сентября министр нефти Ирана Биджар Занганех заявил, что страны ОПЕК должны сократить добычу, чтобы удержать цены от дальнейшего снижения. В ответ министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али аль-Наими заявил о снижении отпускных цен на саудовскую нефть для азиатских потребителей.

В более высоких ценах на нефть заинтересована и Россия, в экспорте которой нефть играет более существенную роль, чем природный газ. Краткосрочное снижение цен может не потребовать пересмотра госрасходов из-за продолжающейся девальвации рубля. Однако сохранение цен на уровне 80–90 долларов за баррель в течение продолжительного времени приведет к заметному сокращению экспортных доходов.

В прекращении дальнейшего падения цен заинтересованы и США, где бум добычи сланцевой нефти привел к росту производства до максимального уровня с 1970 года. Добыча в США в 2014 году выросла на 1,1 млн баррелей в сутки, а в 2015-му, по прогнозу, вырастет еще на 1 млн баррелей. «Если цены на нефть снизятся до 80 долларов или ниже, что вполне возможно, это может привести к уменьшение масштабов нового бурения в США», — заявил Ральф Идс, вице-президент энергетического инвестбанка Jeffries.

Сланцевая нефть дорога в добыче, которая целесообразна только при достаточно высоких ценах. По оценкам МЭА, себестоимость добычи барреля сланцевой нефти, благодаря которой нефтедобыча в США в последние годы быстро растет, — 50–100 долларов. Притом что себестоимость традиционной добычи на месторождениях Ближнего Востока и Северной Африки составляет всего 10–25 долларов за баррель.

«Снижение цены на нефть марки Brent до 80 долларов за баррель приведет к сокращению инвестиций в нефтедобычу в США», — прогнозирует рейтинговое агентство Fitch. Впрочем, это не означает полного коллапса добычи в Штатах в случае сохранения низких цен. По оценкам геологической компании Wood Mackenzie, около 70% запасов нефти в США могут разрабатываться при цене 75 долларов за баррель. Но рост добычи в этом случае замедлится — и это при том, что пик добычи сланцевой нефти в этой стране прогнозируется лишь в 2020 году.

Сочетание фундаментальных факторов и интересов ключевых нефтяных стран означает, что цены на нефть, скорее всего, останутся в ценовом коридоре 80–90 долларов за баррель, исторически довольно высоком (в 1999 году баррель нефти стоил всего 10 долларов). Скорого возвращения к уже привычным ценам 100 долларов за баррель и выше ждать не стоит — а это значит, что и экспортера, и импортеры должны привыкать к новой реальности.

Лондон