Пропасть расширяется

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
13 октября 2014, 00:00

Если в мае дыра в балансе Мособлбанка оценивалась в 60 млрд рублей, то сейчас эта оценка близка к 105 млрд. А возвращаемые на баланс активы прежних собственников слишком плохого качества и не могут покрыть даже десятую часть долгов

Фото: РИА Новости

Команда менеджеров СМП-банка, занимающаяся санацией Мособлбанка, начала расчищать его баланс. На днях стало известно, что компания «Мособлкапитал», созданная для консолидации непрофильных активов, закрыла сделку по продаже Республиканской финансовой корпорации (РФК). Правда, сумма сделки воображение не поражает — всего 750 тыс. рублей. Такая цена объясняется тем, что стоимость РФК практически полностью складывалась из стоимости находящихся на балансе корпорации акций Мособлбанка, которая на момент санации стала отрицательной.

 

Проблемный неликвид

Покупателем проблемного актива выступил Алексей Костров, который занимал должность заместителя председателя правления РФК при ее прежних владельцах — Анджее Мальчевском и Викторе Янине. При этом Костров уверял, что хорошо знает этот бизнес и собирается окупить затраты, реализовав часть доставшихся ему активов. Вопрос в том, что именно за этими активами стоит, какого они качества и каковы обязательства РФК перед кредиторами. В числе прочего на балансе РФК были объекты недвижимости, несколько строительных и страховых компаний, турагентство, турбаза, охотхозяйство, несколько журналов о рыбалке, охоте, коневодстве и т. п. То есть целый ряд структур, которые предназначались главным образом для того, чтобы обеспечивать разнообразный досуг семьи Анджея Мальчевского, его сына Александра и их партнеров по бизнесу. Главным хобби всех этих людей всегда были лошади. Чего стоит один только конный парк «Русь» и Национальный фонд Святого Трифона, в котором насчитывается около сотни лошадей. Впрочем, у всех этих компаний была и еще одна очень важная роль — через них прокачивались десятки миллиардов рублей вкладчиков Мособлбанка. И соответственно, они же выступали в качестве получателей кредитов, которые необходимо возвращать. По словам гендиректора «Мособлкапитала» Антона Треушникова, подавляющая часть компаний РФК не получала выручки, не говоря уже о прибыли. Даже структуры, входящие во внешний контур РФК, не были самостоятельными, так как не могли успешно работать вне замкнутой системы холдинга. Что же касается ряда объектов недвижимости, принадлежащих РФК, то они и вовсе не способны генерировать сколько-нибудь значимый доход, и к тому же все они были заложены под кредиты третьим лицам в том же Мособлбанке. «Их балансовая стоимость переоценена по отношению к рыночной, что повлекло значительные издержки по уплате налога на имущество и не компенсировалось доходами от сдачи помещений в аренду», — говорит Треушников. Но особо стоит выделить входящую в состав РФК компанию РСК и микрофинансовую организацию «Рамфин», которая, кстати, уже прекратила свою деятельность. Эти структуры не только являются убыточными, но и имеют значительную внешнюю задолженность, исчисляемую пока миллиардами рублей, которую кредиторы пытаются погасить через суд. Так, например, заемные средства «Рамфина», если верить отчетности, составляют немногим менее 1,8 млрд рублей.

В целом же убытки от хозяйственной деятельности РФК за первое полугодие превысили 225 млрд рублей, что во многом объясняется переоценкой и продажей акций Мособлбанка. При этом компания зафиксировала и убыток от основной деятельности в размере почти 95 млн рублей. Ежемесячный дефицит бюджета составляет около 20 млн рублей. Но и это еще не все. РФК обязана обслуживать кредиты, которые выдал ей Мособлбанк, на общую сумму без малого 40 млн долларов. Более того, компания является поручителем практически по всем кредитам и займам дочерних обществ холдинга, в том числе и по техническому кредиту, выданному незадолго до санации Мособлбанка (свыше 60 млрд рублей).

При этом источников для погашения кредитов и даже средств для покрытия текущего дефицита у РФК нет и, судя по всему, не предвидится. Кстати, Алексей Костров косвенно подтвердил это, подчеркнув, что лично у него финансовых обязательств из-за приобретенных активов не возникает, так как проблемы у компании начались еще при прежних собственниках.

Что же касается проблем самого Мособлбанка, то санирующая его команда, да и ЦБ с АСВ, очевидно, их недооценили. И понятно почему. По результатам предварительной ревизии, проведенной специалистами СМП-банка, было установило: из 640 тыс. человек вкладчиков на балансе Мособлбанка числится меньше половины — 290 тыс. А вот остальные 350 тыс. человек (это больше, чем население Женевы) вследствие целой серии махинаций оказались выведены за баланс, как, собственно, и их средства. То же касается и активов. В результате, если в мае дыра в балансе Мособлбанка оценивалась в 60 млрд рублей, то сейчас эта оценка уже близка к 105 млрд рублей. При этом возвращаемые активы не покрывают и десятой ее части. Как же так получилось, что гигантских масштабов афера безнаказанно разворачивалась на протяжении нескольких лет, да еще и под носом у регулятора?

 

Ход конями

На самом деле о том, что Мособлбанк — структура непростая, догадывались очень многие. И действительно, банк стабильно привлекал вклады под проценты заметно выше рыночных, а его филиальная сеть из 585 отделений была одной из самых крупных в стране. Правда, по объему выданных потребительских кредитов он не входил даже в первые полсотни. Впрочем, вопросы это вызывало только у аналитиков. И понятно почему. Совет директоров банка возглавлял бывший председатель Госдумы Геннадий Селезнев, с которым Анджей Мальчевский познакомился еще в 2000-х, когда работал в аппарате спикера. А в наблюдательный совет банка в разное время входили высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов и бывшие чиновники Московской области, включая сразу двух генералов ФСБ и Минобороны. Выдавая мало потребительских кредитов, Мособлбанк активно кредитовал различные компании, связанные с семьей Мальчевских, такие как тот же конный парк «Русь», цирк, зоопарк, пляж с песком, завезенным из Испании, солярий для лошадей, конноспортивный комплекс «Левадия», спортивно-развлекательный комплекс «Илья Муромец» и др. Все это не могло не насторожить ЦБ, один из сотрудников которого случайно оказался вкладчиком Мособлбанка. Он, в частности, узнал, что договор банковского вклада уже на следующий день был расторгнут, а деньги выведены за баланс. Это каждую ночь делала специальная компьютерная программа якобы по желанию клиентов, после чего с ним заключался уже новый договор — на инвестиции в ценные бумаги. При этом деньги уходили в основном на компании семьи Мальчевских, и прежде всего РФК. Если же вкладчик обращался в банк за деньгами, то банк выдавал их не сразу, а в течение трех дней, что позволяло провести их по новой схеме.

Еще в конце 2011 года ЦБ выдал предписание, ограничивавшее Мособлбанку прием вкладов от граждан, за исключением акционеров. И тогда же, по словам зампреда ЦБ Владимира Сафронова, регулятор впервые обратился в Генпрокуратуру, что, правда, не принесло никаких результатов. Более того, в банке это предписание легко обошли. Так, уже в начале 2012 года Мособлбанк начал бесплатно раздавать клиентам свои акции номиналом 40 рублей, после чего они становились акционерами и официально могли открывать новые вклады. В начале нынешнего года ЦБ вновь провел проверку в Мособлбанке и направил новое обращение в Генпрокуратуру. Правоохранительные органы, нагрянув в банк, хоть и подтвердили выявленные факты, но уголовное дело заводить отказались из-за отсутствия потерпевших.

При этом банк не только фальсифицировал отчетность, но еще и нагло нарушал нормативы ЦБ, в том числе по достаточности капитала. Это делалось с помощью безвозмездных взносов от акционеров, так как в противном случае пришлось бы показать убытки. Так, например, в 2012 году акционеры «подарили» банку 0,7 млрд рублей, а в 2013-м — уже 11,7 млрд.

Таким образом, в банке фактически существовала черная бухгалтерия, официальная и неофициальная базы данных вкладчиков, точный объем которых еще только предстоит определить. По свидетельству сотрудников СМП-банка, до сих пор фиксируются случаи обращения вкладчиков Мособлбанка, имеющих на руках договоры банковского вклада, но не внесенных в реестр вкладчиков.

К решительным действиям в отношении Мособлбанка ЦБ перешел лишь в начале этого года, выдвинув ему ультиматум по возврату активов, выведенных за баланс. Опасения регулятора понять можно, так как в случае отзыва лицензии у банка сумма страховых выплат стала бы поистине фантастической, превысив страховой случай с Мастер-банком. В результате было решено, что руководство Мособлбанка вернет средства на счета, а его санацией займется СМП-банк. В начале мая Виктор Янин отразил проводки по возврату большей части этих средств. Часть недостающей суммы находилась на счетах юридических лиц, и эти средства просто перевели на счета вкладчиков. А вот более 60 млрд рублей, которых нигде не было, пришлось возвращать, используя более сложную процедуру. Банк выдал кредиты нескольким фирмам, которые заключили договоры займа с Яниным. А он, в свою очередь, перечислил средства на счета вкладчиков за другие структуры в счет оплаты по разным договорам, вроде как восстановив то, что было выведено за баланс Мособлбанка.

Это позволило банку отразить на своем балансе 76 млрд рублей средств вкладчиков вместо ранее нарисованных 20 млрд. Правда, теперь против этой суммы на балансе банка значатся активы сомнительного качества вроде солярия для лошадей.

Еще в июле следственный департамент МВД возбудил против Янина уголовное дело, обвинив его в организации схемы, по которой из банка накануне санации было выведено различных залогов на сумму около 400 млн рублей. Экс-председатель Мособлбанка был арестован, и этот арест Тверской суд недавно продлил до 10 декабря. По итогам проверки, которую провели новые руководители банка и сотрудники ГУЭБиПК МВД, выявлены подозрительные схемы, по которым из банка ушли самые ликвидные активы, в основном недвижимость. Причем часть этих активов служила обеспечением по кредитам, которые выдавались Мособлбанком Инвестиционному девелоперскому агентству, входящему в холдинг «Финхолком». Этот холдинг, в свою очередь, принадлежит бывшим собственникам банка во главе все с тем же Анджеем Мальчевским. Следствие подозревает, что активы вывели сразу после того, как прежние собственники Мособлбанка узнали о его санации. А для того чтобы сделать возврат невозможным, подозреваемые провели через бухгалтерию банка многочисленные финансовые операции, которые следователи считают фиктивными. И очевидно, что у следователей есть все шансы это доказать, доведя дело до конца.

Что же касается самого Анджея Мальчевского, то он, судя по всему, полон решимости еще раз испытать судьбу. Бывший владелец Мособлбанка, а ныне председатель совета директоров «Финхолкома» уже опубликовал открытое письмо, где называет свою компанию «уникальным консорциумом, работа которого нацелена на реализацию проекта государственного уровня — строительства национального конного парк “Русь”».

По странному стечению обстоятельств «Финхолком» видоизменил свою вывеску и теперь занимается практически всем тем же самым, чем занимался в свое время разветвленный и крайне диверсифицированный холдинг Мособлбанка. «Если посмотреть на сайт “Финхолкома”, то создается впечатление, что бывшие собственники все начали заново. Там уже появилась “Новая клиника”, ломбард “Залоговый дом”, турагентство и прочие компании. Более того, сам “Финхолком” предлагает крупнейшим банкам поддержку по построению сети. Не хватает только самого банка. Похоже, бывшие собственники Мособлбанка строят новый холдинг по старому образцу, что, вообще говоря, является издевательством над государством», — говорит Антон Треушников.

 

Трудное спасение

Несмотря на то что СМП-банк получил кредит от АСВ на санацию Мособлбанка в размере почти 97 млрд рублей, исправить ситуацию в этой кредитной организации будет очень непросто. Слишком велика разрастающаяся дыра в балансе банка и слишком низкого качества оказались выведенные за баланс активы. Кстати, самые привлекательные из них вроде холдинга «Финхолком», на балансе которого находится конные парк «Русь», и целый ряд других активов без обременений Мальчевский передавать сотрудникам СМП-банка отказался. Хотя еще в июле он публично пообещал вернуть все деньги вкладчикам. «В случае если хотя бы один вкладчик банка не сможет получить свой вклад либо вложения в векселя по причине отсутствия в балансе (реестре), я лично верну ему его средства. Причем это касается не только физических, но и юридических лиц. Прошу считать это официальным заявлением», — написал Мальчевский в форуме на портале «Банки.ру». Но, действует ли это обещание, неизвестно.

С начала санации команда СМП-банка уже вернула вкладчикам около 42 млрд рублей, то есть почти половину всех учтенных вкладов. Но это только первый шаг. «Для Мособлбанка важно на несколько лет обеспечить гарантированный источник дохода с минимальным уровнем риска, ведь кредит АСВ придется возвращать, и с процентами, — говорит менеджер СМП-банка. — Поэтому мы намерены сформировать портфель инвестиционных кредитов, который будет приносить в среднем 12 процентов годовых в рублях, и портфель валютных ценных бумаг с доходностью около шести процентов». Но при этом новые владельцы Мособлбанка вынуждены нести значительные затраты на поддержание его большой филиальной сети, которую, очевидно, придется сокращать. Сейчас на каждое отделение уходит в среднем почти 1 млн рублей в месяц. «Нам приходится содержать сеть отделений, которые не зарабатывают, а кроме того, каждый месяц выплачивать миллиард рублей процентов по вкладам, — говорит председатель правления СМП-банка Дмитрий Калантырский. — Поэтому показатель достаточности капитала еще долго будет под давлением, поскольку банк не зарабатывал прибыли, а часть его активов может быть фиктивной, и мы пока не можем понять их количество».