За преданность теме

Повестка дня
Москва, 13.10.2014
«Эксперт» №42 (919)

Фото: Jose Rodriguez/Xinhua/Zuma Wire/Tass

Нобелевский комитет продолжает из года в год принимать непредсказуемые решения. В этот раз почти все ждали, что премию дадут 65-летнему Харуки Мураками — хотя бы потому, что он самый известный и самый читаемый из всех имевшихся претендентов. Или любимцу интеллектуальной публики 85-летнему Милану Кундере, который стоит совсем рядом с японцем в воображаемой очереди за Нобелевской премией, а может быть, даже и впереди него. Почему же не кто-нибудь из этих двоих, а Патрик Модиано? Если всмотреться в список лауреатов премии по литературе, награжденных в десятые годы ХХ века, то становится очевидным: никто из них, за исключением Варгаса Льосы, до присуждения премии не был широко известен за пределами своей страны. Для каждого Нобелевская премия стала стремительным прорывом в пространство всемирной литературы. Очевидно, что для Нобелевского комитета эти авторы представляют собой не столько выдающихся писателей в общепринятом смысле слова, а персоны, которые однажды сделали свой выбор и остались верны ему на протяжении многих и многих лет.

Патрик Модиано — из этого же ряда. Родившийся в год окончания войны, в каждом своем произведении он возвращается во Францию, оккупированную нацистами, и пытается разобраться в механизмах, которые двигали в тот период людьми, заставляя их совершать те или иные поступки. В конце концов Модиано оказался настолько убедительным в своем художественном исследовании, которому посвятил всю жизнь, что судьбоносный выбор остановился именно на нем. Мотивировка такова: «За искусство памяти, благодаря которому он выявил самые непостижимые человеческие судьбы и раскрыл жизненный мир человека времен оккупации». Значительная часть произведений Модиано переведена на русский язык. Можно ожидать, что в ближайшее время их переиздадут и переведут что-нибудь еще из того, что не успели перевести. Нобелевская премия — по-прежнему сильнейший бренд, и ее присуждение окружает имя автора магическим ореолом. Патрик Модиано вправе рассчитывать на то, что круг его читателей резко расширится. Но могут ли сами читатели рассчитывать на встречу с великой литературой? Вряд ли. Не стоит приписывать членам Нобелевского комитета исключительный литературный вкус. Даже если они им и обладают, в момент принятия решений этот фактор отходит в лучшем случае на второй план.

У партнеров

    «Эксперт»
    №42 (919) 13 октября 2014
    Активные политики
    Содержание:
    «РЕЙТИНГ-2016»

    Как меняется федеральное политическое поле по мере приближения к выборам в Госдуму 2016 года

    Международный бизнес
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама