Деловая конъюнктура

Петр Михальчук
26 октября 2014, 23:00

Импортозамещение не дает скатиться в рецессию. Обесценение рубля ненадолго стимулирует покупки. Рост зарплат в бюджетном секторе почти остановился

Более или менее полные данные по экономической ситуации сентября рисуют смешанный пейзаж. Квартал, скорее всего, закончился без спада, особенно если принять во внимание, по-видимому, лучший в истории России урожай (сельскохозяйственное производство выросло в третьем квартале, по предварительной оценке, на 12% в сопоставлении с прошлым, тоже умеренно благоприятным, сельскохозяйственным годом, в том числе в сентябре — на 16,6%; это может добавить около 0,5 процентного пункта в рост ВВП в третьем квартале). Однако пружины, удерживающие производство от сползания в рецессию, не имеют никакого отношения ни к улучшению текущего уровня жизни, ни к развитию производственного и научного потенциала страны. Они сводятся к трем факторам. Первый — это отложенный эффект роста заказов на предприятиях оборонной промышленности в связи с переводом расходов государства на военные рельсы (напомним, оборонные расходы дали 90% прироста расходов бюджета за девять месяцев текущего года). Второй фактор — масштабные заказы труб для строительства газопровода «Сила Сибири». Наконец, начинает давать знать о себе процесс импортозамещения. Эти драйверы позволяют сделать экстраполяционный прогноз роста ВВП России по итогам года в размере 0,6%. Близкие оценки дают МЭР, МВФ и Мировой банк (все показывают 0,5% роста ВВП России в текущем году).

В августе–сентябре рост выпуска был поддержан внутренним потребительским спросом. Оборот розничной торговли, очищенный от влияния сезонных колебаний, вырос после спада и стагнации, последовавших за мартовским ростом, подогретым военной и девальвационной паникой. Рост покупок на первый взгляд находится в противоречии со снижением средней реальной зарплаты, вернувшейся к уровню более чем годичной давности (по последним имеющимся статистическим данным за август, рост заработной платы в общественном секторе, по подсчетам VTB Capital, упал в номинальном выражении лишь до 3% в годовом исчислении, притом что еще в начале года, как и в два предыдущих, обычно не опускался ниже 20–25% годового прироста). Пока что снижение реальной зарплаты принимает на себя шок от замедления роста совокупного выпуска, и безработица остается на стабильно низком уровне.

Скорее всего, рост розничных продаж объясняют кратковременные факторы. Прежде всего это акция «Деньги за автохлам», которая стимулировала спрос на авторынке, где годовое снижение продаж уменьшилось с 25,8% в августе до 20,1% в сентябре. По оценке VTB Capital, это, возможно, добавило около 0,6 процентного пункта к приросту непродовольственных покупок в годовом исчислении в сентябре (3,5% против 2,4% в августе). Сказалась также слабость рубля, что мотивировало домохозяйства поспешить с покупками импортных товаров.

Последний фактор, а также усилившиеся инфляционные ожидания привели к формированию новой волны оттока вкладов населения из банков (в сезонно скорректированных цифрах) и к некоторому ускорению розничного кредитования. В краткосрочной перспективе действие этих факторов может дать дополнительный рост потребительского спроса, но избежать как минимум замедления, после того как эффект от них в ближайшие месяцы иссякнет, невозможно.

Стоит особо подчеркнуть, что ослабление рубля не приводило к долларизации банковских депозитов населения и предприятий, что обычно интерпретируют как признак спекулятивного давления на курс. Валютные вклады населения уменьшились за квартал на 7,2 млрд долларов (на 8%, что не помешало — вследствие роста курса доллара — медленному росту доли валютных депозитов в совокупной стоимостной оценке вкладов населения). Остатки валюты на расчетных и текущих счетах предприятий, включая нерезидентов, которым в условиях санкций и газовых тяжб с Украиной, очевидно, было не до накопления валюты, снизились на 5,8 млрд долларов (15%), и лишь немного выросли остатки на срочных счетах (+2,8 млрд долларов, или 2%). Другими словами, дополнительно накопленных валютных резервов у частного сектора сейчас нет.

Другой основной компонент внутренних конечных покупок — инвестиции в основной капитал — возобновил снижение после стабилизации и даже некоторого роста в предыдущем квартале. Наконец, третий основной компонент конечного спроса — чистый экспорт — продолжает смягчать последствия от замедления внутреннего спроса. Чувствительное сокращение импорта проявляется и в росте промышленного производства по импортозамещающим позициям.