Новый евразийский старт

Павел Быков
26 октября 2014, 23:00

Заслуживающий внимания анализ не только особенностей исторического развития России, но и того зачастую болезненного процесса переосмысления своего места в мире, который переживает наша страна

Исключительно актуальная книга, особенно интересная по нескольким причинам. Прежде всего, «Русское влияние в Евразии» написал иностранец, а взгляд снаружи практически всегда любопытен, особенно когда это взгляд искренне заинтересованного, позитивно настроенного, умного, прекрасно образованного, опытного человека, который знает нашу страну не понаслышке, но долго в ней жил и много по ней путешествовал. Так что в известном смысле эта книга уникальна, тем более что напечатана небольшим тиражом и, как утверждает автор (финансовый топ-менеджер по основному роду занятий), вряд ли будет переиздаваться в обозримом будущем.

Хотя в книге подробно изучается вся история России (от индоевропейцев и влияния европейского язычества на славян), Арно Леклерк начинает свой рассказ со времен перестройки, точнее, с момента краха СССР — событий 1989–1991 годов и того, что за ними последовало. Это и неудивительно. «Автор книги прибывает в Москву на третий день путча, оказавшись в атмосфере “лихорадки” и эйфории. Ему 24 года, и он столь же часто общается с Анатолием Собчаком и молодыми депутатами-реформаторами, сколь и со старыми представителями режима. Например, с президентом Союза архитекторов СССР, оставившим москвичам на память о себе здание Академии наук на площади Гагарина — возможно, замечательный образец торжества человеческого разума и одновременно наказ молодым архитекторам “как не надо строить”», — вспоминает Леклерк.

Понятно, почему у автора получилась не просто книга по истории — это скорее полновесная попытка переоценить исторический путь нашей страны с точки зрения новейшего российского опыта. И тут, пожалуй, наиболее ценно то, что в отличие от многих иностранцев, попавших в водоворот российских событий 1990-х годов, лично и вблизи их наблюдавших, Леклерк сохранил должную дистанцию, сохранил объективность, его взгляд не искажен романтическими привязанностями начала девяностых. Для него период правления Бориса Ельцина — это не «золотой век российской демократии», как часто его изображают западные исследователи: «В эту эпоху автор сталкивается с первым свидетельством разницы восприятия сложившихся реалий в Европе и в России. Будучи уполномоченным совместного французско-российского предприятия, занимавшегося недвижимостью, автор добивается аудиенции в Белом доме у Олега Лобова, приближенного к Ельцину и в то время председателя Совета министров. Тот молодой человек смог добиться своего и получить от Российской Федерации гарантийное письмо на сумму в 200 млн долларов, соответствующую размеру инвестиций российской стороны. По возвращении в Париж автор рассчитывает на триумф: заручиться поддержкой в столь юном возрасте гарантиями от правительства России! К несчастью, ни один французский банк не согласился засчитать визу российской стороны стоимостью 200 млн долларов, и проект так никогда и не был реализован. Сегодня это кажется невероятным».

Подход автора отличает еще одна достаточно необычная черта — это подход к истории и к перспективам страны именно с позиций ее евразийского характера. Для западных, тем более европейских исследователей обычно больше характерен проевропейский взгляд (по крайней мере на будущее России). Леклерк же последовательно проводит именно мысль об особом значении для России (да и для Западной Европы) именно азиатского измерения русской государственности, ее прошлого и будущего.

Недаром соответствующие, посвященные истории главы называются «Запад как проблема» и «Азиатский тропизм» (тропизм — поворот, направление роста относительно раздражителя). И недаром та часть книги, которая посвящена идущему в последние годы в России переосмыслению ее истории и будущего, начинается с подглавки «Евразийство как основа переосмысления». «Вопреки США и атлантической Европе, по-прежнему относящимся к новой России с недоверием, если не с враждебностью, Российская Федерация, сохранив свои энергетические и геостратегические преимущества, предпочла “континентальные преференции”, приняв участие в создании Шанхайской организации сотрудничества, постепенно вернув себе влияние в бывшей советской Средней Азии и заняв умеренно благожелательную позицию по отношению в Ирану, рассматриваемому Вашингтоном в качестве одной из стран “оси зла”. Таким образом, Россия проводит вполне реальную и прагматичную политику, далекую от геополитических химер, сформулированных некоторыми сторонниками неоевразийства», — такой вывод делает Леклерк относительно причин, характера и целей происходящего в России переосмысления.

И, конечно, особый интерес вызывает то, как именно француз Арно Леклерк оценивает перспективы развития отношений России с Европой, с Европейским союзом. Тут автор, в частности, отмечает, что «в Европе и на окраинах бывшего СССР политика вытеснения (здесь и далее курсив автора книги. — П. Б.) сменила политику сдерживания времен холодной войны, хотя Джордж Кеннан, изобретатель этого термина, был первым, кто в статье “Роковая ошибка”, опубликованной в New York Times 5 февраля 1997 г., предположил, что расширение НАТО в Восточной Европе оказалось “самым фатальным просчетом американской политики всего периода по окончании холодной войны”».

И продолжает: «Европа, какими бы ни были ее отношения с Москвой, в любом случае не готова разыгрывать карту строительства общего континента, дистанцируясь, впрочем, и от США; с этой точки зрения надежды, возлагаемые Россией на Европу, оказались напрасными».

Леклерк Арно. Русское влияние в Евразии: Геополитическая история от становления государства до времен Путина. — М.: Альпина Паблишер, 2014. — 367 с. Тираж 1500 экз.