О приглашении течь вверх

Александр Привалов
26 октября 2014, 23:00

Антиофшорный» законопроект, принятый Думой к рассмотрению на этой неделе, будет не просто принят, а принят со свистом — не зря же видные деятели всех фракций сочли нужным записаться его инициаторами. Через две недели проекту предрекают первое чтение, ещё через недельку — второе и третье, так что уже 1 января новый закон сможет вступить в силу, как в проекте и написано. С этого дня российским гражданам и юрлицам предстоит платить в России налоги с нераспределённой прибыли контролируемых ими иностранных компаний (КИК). Проект разрабатывался несколько месяцев, вокруг него шли бесконечные споры: Минфин настаивал на жёстком варианте, бизнес просил о смягчениях. Не выпросил. Единственное, чем представленный в Думу проект смягчён, — установлением переходного периода. С 2015 года под новое обложение попадут владельцы 50 и более процентов КИК, приносящей 50 и более миллионов рублей годовой прибыли; с 2017 года планки снизятся до 10 процентов и 10 млн рублей — и появится уголовная ответственность за уклонение от новых налогов. Консенсус думцев по этому законопроекту не удивляет, конечно, но и никак не радует.

Не удивляет, поскольку новация попадает сразу в несколько основных трендов: тут не только собственно деофшоризация, но и национализация элит, и вообще, как указала депутат Яровая, «обеспечение суверенитета и национальной безопасности страны» — кто же станет возражать. Да ведь и по сути, когда бизнес называется иностранным только по месту регистрации, а построен на извлечении выгоды из чего-то, находящегося на нашей территории, его на самом деле надо облагать российскими налогами — тут возражать и не на что. Не радует же потому, что тут есть и серьёзная проблема, замечать которую депутаты, кажется, не намерены. Новое обложение коснётся не только рассеянных по глобусу дочек и внучек, отечественных, скажем, сырьевиков или госкомпаний; оно ударит и тех, чей зарубежный бизнес ни прямо ни косвенно не монетизирует ни недра России, ни милости её казны, ни какие-либо другие блага, естественным образом подразумевающие уплату российского налога. За что дополнительно облагать таких резидентов РФ? В пояснительной записке к проекту сказано зачем: для «пресечения использования низконалоговых юрисдикций с целью создания необоснованных преференций и получения необоснованной налоговой выгоды». Но тогда про необоснованность хорошо бы послушать поподробнее.

Вот наш бизнесмен решает, где ему открыть новое производство, здесь или за рубежом — хоть в Венгрии, хоть во Вьетнаме. Зарплата там ниже, дружелюбие местных властей несопоставимо выше, кредиты — понятно; энергия пока несколько дороже, но только несколько и только пока. Он решает открываться там. Налоги там, скорее всего, тоже окажутся выносимее: по данным Всемирного банка, у нас уровень налоговой нагрузки по отношению к прибыли выше, чем в Японии или Германии, в полтора раза выше, чем в Великобритании, вдвое выше, чем в Корее или Казахстане, вчетверо, чем в Саудовской Аравии. Почему тогда выгоду, проистекшую из разницы налоговых систем, следует считать «необоснованной», а выгоду, следующую из разницы зарплат (я уж не говорю о разнице в уровне теневых издержек), — нет? Тогда давайте уж заставим нашего предпринимателя — который, заметим, не слоны слоняет, а ведёт успешную экспансию российского капитала! — отдать в нашу казну и разницу между зарплатами вьетнамских и здешних работников, чтобы он уж наверняка проигрывал любому зарубежному конкуренту и во Вьетнаме. Пример это, конечно, очень упрощённый: обсуждаемая новация не коснётся прибыли от активных операций — но не будем углубляться в детали разграничения видов деятельности, часто небесспорного; лишние гири на ногах нынешний законопроект обеспечит не только злостным налоговым оптимизаторам. И если в отношении этих последних тезис «надо сделать вывод активов в другую юрисдикцию невыгодным» абсолютно разумен, то применительно к бизнесу, ради выживания и развития разносящего деятельность по разным странам, он практически бессмыслен. В таких случаях хорошо бы не столько делать невыгодной работу «там», сколько делать повыгоднее работу здесь, чем пока никто всерьёз не занимается. Зарплата растёт быстрее производительности, энергия дорожает, кредитные ставки заоблачны, финансовая система слаба — так ещё и налоги повышаются. Тем, кто ничего здесь не добывает из земли и не получает из спецраспределителей (казна), может прийти в голову асимметричный ответ: попросту перестать быть здешним налоговым резидентом — заодно и «необоснованная налоговая выгода» станет обоснованной.

Говорят, что обсуждаемая новация неизбежна, поскольку нужны деньги. Деньги бесспорно нужны, но вот смотрите: за январь—сентябрь федеральный бюджет исполнен с профицитом, соответствующим двум с лишним процентам ВВП. Боже милостивый, зачем? Экономика стагнирует, остро необходима интенсификация вложений чуть не по всему фронту (импортозамещение и т. п.) — зачем из экономики вынуто столько не понадобившихся денег? Зачем по тем же лекалам сработан и бюджет будущего года — который, кстати говоря, Дума поддерживает так же решительно, как этот законопроект? Нет ответа.

Какими суммами на практике обернётся обсуждаемая новация, не знает никто. Рискну предположить, что не слишком большими и что важнейшая часть их может быть получена от вполне обозримого круга игроков — крупнейших компаний, прямо или чуть косвенно контролируемых государством. Поэтому, на иной взгляд, было бы во всех отношениях разумнее не забрасывать такую немыслимо широкую сеть, как в этом законопроекте, а установленным порядком, через контролируемые государством органы управления этих крупных компаний, тихо провести деофшоризацию в каждой из них — по крайней мере, для начала. Так и фискальным органам не пришлось бы разбираться в тысячах заграничных дочек самых разнородных компаний — и отечественный бизнес не стращали бы лишний раз. Ему и так не слишком весело живётся.