О национальной гордости инородцев

Максим Соколов
3 ноября 2014, 00:00

Интернет-издание «Лента.ру» провинилось в нацизме. Провинность заключалась в том, что «Лента.ру» опубликовала заметку казахского эксперта и киберактивиста М. М. Шибутова, в которой тот по открытым источникам исследовал, какие народы России в лице своих представителей-капиталистов какую долю общественного богатства контролируют. Разыскание показало, что доля контролируемого богатства сама по себе, а доля этноса в российском народонаселении — сама по себе, говорить о какой-либо пропорциональности не приходится. Как отмечает автор, «зачастую представительство в списке богатейших бизнесменов не совпадает с долей этого этноса в населении России. Лидируют горские евреи: из 762 граждан России этой национальности шесть человек попали в список Forbes. Ну а доля русских, хоть и самая большая в целом, почти в два раза меньше их доли в населении страны. Любопытен и весомый вклад украинцев: по количеству миллионеров они занимают третье место с огромным отрывом от следующей этнической группы — татар».

Систематизация данных по этому вопросу интересна, хотя разыскание трудно назвать пионерским. С одной стороны, идея сравнить богатство разных этнических групп носится в воздухе, и применительно к ряду стран это давно уже было проделано. М. М. Шибутов сообщает, что «по Казахстану уже все давно сделано Д. Ашимбаевым, причем за всю историю Казахской ССР и Казахстана. По казахам есть сведения даже по родам и племенам. По Кыргызстану тоже все исследовано местными политологами до той же самой степени детальности. У нас уже все известно — кто, откуда, чей родственник, одноклассник, однокурсник и т. д.». Председатель Российского еврейского конгресса Ю. И. Каннер замечает, что подобные исследования имели место и в США, и в Израиле.

С другой стороны, для тех, кто в проблеме, а равно и для тех, кто в бизнесе, открытий в этом разыскании немного. Сверхъестественное экономическое могущество татов (горских евреев) — это секрет Полишинеля, сам Ю. М. Лужков в бытность свою мэром г. Москвы прилюдно называл тата Т. М. Исмаилова своим братом, желая тем самым подчеркнуть благоговение перед его богатством. Богатство не горских, а просто евреев тоже вряд ли относится к разряду «не желайте знать ужасную, убийственную тайну». Еще в 90-е гг. премьер В. С. Черномырдин сетовал: «Два еврея (имелись в виду В. А. Гусинский и Б. А. Березовский. — М. С.) выясняют отношения, а всю Россию трясет», и это высказывание Виктора Степановича нимало ее не потрясло, премьера никто не обвинил в нацизме.

То, что сегодня правозащитник, член СПЧ Н. К. Сванидзе и киберактивист А. Б. Носик так обрушились на «Ленту.ру» и казаха М. М. Шибутова, вероятно, есть продолжение традиции социалистического интернационализма, когда разыскания такого рода также не приветствовались. Есть новая историческая общность людей — советский народ, и при чем же здесь какая-то крючкотворная цифирь и какие-то обнаруженные диспропорции в богатстве? Меньше знаешь — лучше спишь.

Оно, пожалуй, и верно: каких деликатных вопросов касаться, а какие подвергать почтительному благоумолчанию — это решать испытанным правозащитникам, а отнюдь не всем того желающим. «Наставить публику. Занеслась. Молодость; науки; незрелость!..»

Заметим, однако, что разыскание «Ленты.ру» имеет большое значение, причем не столько даже современное, сколько историческое, при определении генезиса современного российского капитализма и в особенности при определении его родовых болячек. Будь феномен татов всего лишь курьезом из разряда «это интересно знать» (но можно и не знать) — это одно. Но из таких феноменов складывалась история новой общественной формации. Капитализм в позднем СССР зарождался именно в такой маргинальной среде. Либо среди специфической социальной группы цеховиков, либо среди плотно спаянных национальных меньшинств, отличавшихся очень высокой степенью родовой солидарности (те же таты и посейчас ею славятся). И цеховики, и нацменьшинства обладали важным, можно сказать, решающим преимуществом перед общесоветской массой, как сказали бы сейчас, ватников. В отличие от ватников они владели механизмом нелегального, но достаточно эффективного оборота капитала — без какового механизма капиталистическое будущее не построишь. Если ватники (=90% населения СССР) в общем и целом придерживались социалистических принципов хозяйствования, уклоняясь от них незначительно (мелкие взятки, мелкий блат, что никак не могло тянуть на товарное производство), то малое стадо, выстрадывавшее капитализм, уже тогда овладело волшебной формулой Д — Т — Д'.

Собственно, овладело и овладело. Евреи и ломбардцы где-нибудь в XIV веке тоже явно опережали другие группы европейского общества в таком овладевании, чем и объяснялись их выдающиеся хозяйственные успехи. Но такое опережение мало того, что всегда дает меньшинствам очевидную фору перед общей массой, осваивающей рыночные отношения, каковая фора либо реализуется в решающее преимущество, когда общая масса отстает навсегда, либо порождает сильные трения в обществе. Возможно, именно таких трений и опасались благодушные Н. К. Сванидзе и А. Б. Носик.

Но у опережения, достигнутого таким образом, есть и другое следствие. Сrony capitalism в России, так огорчавший Д. Сороса и других поборников чистых рыночных отношений, ведь не ветром надуло. Традиции делового оборота, присущие крепко спаянным меньшинствам, только crony capitalism и способны порождать. А породив — прокладывать глубокую колею, выскочить из которой на более светлый путь чрезвычайно сложно.

Проблема не в деловых обычаях горских евреев, а в том, что эти обычаи становятся господствующими и стомиллионная страна в огромной степени им следует. Что даже самый горячий интернационалист сочтет несколько чрезмерным.

Популярное же разыскание казахского политолога призвано напомнить, что первоначальное накопление — вещь мало того что весьма некрасивая, но еще и чрезвычайно живучая.