Вечнозеленое древо китаизированного марксизма

Александр Механик
обозреватель журнала «Эксперт»
3 ноября 2014, 00:00

Китайские историки и философы на примере истории КНР последних полутора веков объясняют, как понимают и развивают марксизм современные китайские коммунисты

Книга, о которой идет речь, как указано в послесловии, — учебное пособие для бакалавров Университета Цинхуа, написанное большой группой ученых и экспертов, «которые долгое время посвящали изучению и исследованию марксистской теории».

Книга фактически объединяет учебник истории Китая за последние примерно 150 лет, преломленной через историю освободительного движения и Коммунистической партии, в стиле советской «Истории КПСС», и популярный учебник философии марксизма в духе «Основ философских знаний» Афанасьева, по которым учились во всех советских учебных заведениях.

В большинстве рейтингов Университет Цинхуа занимает в Китае первые места, поэтому, несмотря на то что это не исследование, а учебник, книга интересна тем, что отражает официальную точку зрения на историю КНР и на марксизм, который до сих пор в этой стране рассматривается как теоретическая основа текущей политики.

С середины XIX века, со времен поражения в опиумных войнах, в среде китайского чиновничества и интеллигенции начался поиск путей преодоления отсталости и, естественно, взоры обратились на Запад. Спустя много лет Мао Дзэдун, подводя итог «учебе на западных примерах», сказал, что «китайцы многому научились у Запада, но все это оказалось неприменимым». Собственно, вся книга — это история о том, как китайцы учились на Западе, а затем приспосабливали полученные знания к китайской специфике, с упором на ту роль, которую в этом сыграла КПК.

Китайская интеллигенция познакомилась с различными социалистическими учениями, и в частности с марксизмом, еще в конце XIX века. Переводились работы классиков, возникали разнообразные кружки, в которых эти работы изучались. Как пишут авторы, первоначально многие представители интеллигенции, в том числе марксисты, преклонялись перед капитализмом, который обеспечил Западу мощное развитие, но итоги Первой мировой войны подтолкнули их к переосмыслению взглядов. Тем более что на Парижской мирной конференции победители отвергли все претензии Китая. Как сказал один из основателей и первый генеральный секретарь КПК Чэнь Дусю: «Люди считают демократию и национализм факторами войны». А победа Октябрьской революции в России указала китайскому народу «новый путь развития». Для значительной части интеллигенции социализм оказался третьим путем между феодализмом старого Китая и капитализмом Запада. Летом 1921 года состоялся Первый съезд КПК, важную роль в подготовке и проведении которого сыграли представители Коминтерна.

Значительная часть книги посвящена тому, как развивалась КПК в условиях постоянного противостояния с Гоминьданом, первой революционной партией Китая, с японскими оккупантами, в условиях жесткой внутрипартийной борьбы и постоянного контроля Коминтерна, а потом — непосредственно КПСС. Итогом внутрипартийной борьбы стало возвышение Мао Дзэдуна, один из главных постулатов которого: «бороться с книгопоклонством» (под этим фактически понималось буквальное следование советскому опыту). Тут надо отметить стремление авторов дать значительно более взвешенный анализ внутрипартийного противостояния, чем тот, что предлагался при Мао, когда многие из его оппонентов подвергались остракизму. Интересно, что в книге практически ничего не говорится о взаимоотношениях Китая и СССР после смерти Сталина и вообще очень мало о той помощи, которую мы оказали Китаю после войны. И хотя, оценивая роль Мао, авторы усматривают в его политике две главные ошибки — большой скачок и культурную революцию, — в целом для них он остается величайшим из представителей истории Китая, именно Мао в центре всего повествования. Он демиург китайской истории ХХ века, предопределивший развитие страны, и автор концепции китаизации марксизма, суть которой можно свести к известному: «Теория, мой друг, суха, / Но зеленеет жизни древо». Продолжая эту метафору, можно сказать, что древо теории время от времени «заболевает», листва старого толкования опадает, и каждый новый вождь должен найти способ оживить это древо. Следующим таким вождем выступает уже Дэн Сяопин, выдвинувший, как пишут авторы, «теорию по строительству социализма с китайской спецификой, в которой требуется освободиться от идеологических пут, основываться на реальных фактах». То есть опять линия борьбы с «книгопоклонством». А «цель и ценность социализма, самое важное воплощение сути социализма» для Дэна — это «всеобщее обогащение». И тут впору вспомнить Бухарина с его лозунгом «Обогащайтесь», обращенным к советскому крестьянству. Не случайно, наверное, Дэн Сяопин признавался, что в начале реформ он обратился к опыту советского НЭПа. Решительный поворот, совершенный Дэном, авторы объясняют тем, что социализм [кстати, и в СССР тоже] возник в отсталом аграрном обществе, в котором для него не было достаточных материальных предпосылок, и, следовательно, необходим этап, при котором социалистическое управление обществом со стороны КПК сочеталось бы с рыночной организацией его экономики. А развитие производительных сил и эффективность производства являются предпосылкой социализма, который наступит не ранее середины XXI века.

Заканчивается историческая часть книги появлением нового лидера Цзян Цзэминя, который обновил «древо» «теорией тройного представительства»: развитие производительных сил, то есть прогрессивность, развитие культуры, то есть марксизма, поддержка коренных интересов народа. И, обращаясь к трагическому опыту распада СССР и краха КПСС, авторы усматривают его причины в том, что КПСС фактически нарушила теорию тройного представительства: она потеряла прогрессивность, отказалась от марксизма и не отвечала интересам народа. Вряд ли этот вывод поможет современной России, но интересно будет наблюдать, как его реализует КПК.

Чэнь Си, Ай Сылинь, Цай Лэсу «Путь национального возрождения и китаизация марксизма» — Пекин: Пекинская компания «Шанс», Спб.: «Буки Веди», 2013. — 402 с. Тираж 1000 экз.