Быстринское развитие

Ольга Власова
24 ноября 2014, 00:00

Ввод в строй Быстринского ГОКа в Забайкальском крае поможет повысить устойчивость российской экономики и выведет на новый уровень российско-китайские экономические связи

Фото: ПРЕДОСТАВЛЕНО КОМПАНИЕЙ «НОРНИКЕЛЬ»
Строительство Быстринского ГОКа

В ситуации ужесточающихся экономических санкций Запада против России нам важно найти новых экономических партнеров и новые рынки. От того, насколько успешно мы это сделаем, зависит не только внутренняя политическая и экономическая устойчивость (ведь в России должны создаваться новые рабочие места и запускаться новые проекты), но и мера давления, на которую готов будет пойти Запад.

Европейские власти убеждают свои компании немного потерпеть (европейский бизнес тоже сильно страдает от вводимых ограничений), аргументируя это тем, что в какой-то момент экономика России начнет сыпаться и европейский бизнес сможет получить значительно большие преференции, после того как Россию «дожмут». Если же Запад увидит, что вводимые экономические ограничения неэффективны, российская экономика продолжает работать, но с новыми партнерами и на новых рынках, то желание «дожимать» сойдет на нет. Поэтому для российских компаний сегодня особенно важно искать любую возможность интенсификации работы внутри страны.

Однако отсутствие транспортной и энергетической инфраструктуры в нашей огромной стране значительно усложняет этот процесс для частных компаний, готовых инвестировать в амбициозные проекты, и делают реализацию таких проектов практически невозможной. Ситуацию может исправить модель государственно-частного партнерства (ГЧП), когда государство берет на себя расходы на сооружение новых дорог и электрических сетей (часто продвижение значимых проектов тормозится на уровне чиновников второго или третьего ряда, на чьих столах «подвисают» сотни километров столь нужной инфраструктуры).

Важность запуска новых работающих проектов в России была темой недавней беседы президента России Владимира Путина и генерального директора ГМК «Норильский никель» Владимира Потанина. Глава компании сообщил, что все производственные планы и социальные обязательства выполняются, а программа инвестиций на ближайшие шесть лет превышает 12 млрд долларов. Это почти 100 млрд рублей в год, которые будут вкладываться в активы компании в России, приводя к мультипликативному эффекту. И один из приоритетных проектов находится в Забайкальском крае — там строится Быстринский горно-обогатительный комбинат. «Ситуация, которая сейчас складывается на рынке, — этот встречный ветер — заставила нас задуматься о поиске новых рынков, новых партнеров, — сказал Потанин. — Их нашли в Юго-Восточной Азии».

Путин поддержал стремление компании запустить проект вовремя — в 2017 году, а также предложение Потанина взять на себя сооружение недостающих ЛЭП 220 кВ (с последующим их выкупом ФСК), ведь отсутствие электроснабжения затрудняет завершение строительства железной дороги к ГОКу.

 

И все-таки первоклассный

Несмотря на замедление экономического роста в России, «Норникель» готов запускать здесь новые масштабные проекты (помимо Быстринского на очереди у компании стоит не менее крупное Масловское месторождение в Норильском промышленном районе, лицензию на разработку которого она пока не смогла получить, несмотря на то что является его первооткрывателем). Между тем многие другие частные компании не спешат вкладываться во что-то новое (губернаторы сибирских регионов жалуются, что многие проекты находятся в подвешенном состоянии: они уже имеют собственников, но те не торопятся с их разработкой), мотивируя это экономическим кризисом и сложной ситуацией с финансированием. «Норникель» же вложил в строительство Быстринского ГОКа и инфраструктуры уже более 20 млрд рублей. Компания прикладывает все усилия, чтобы запустить ГОК в 2017 году, ведь работающее предприятие после выхода на проектную мощность не только начнет отрабатывать потраченные на него деньги, но и создаст новые рабочие места, будет приносить ежегодно дополнительные деньги в бюджет Забайкальского края (порядка 8 млрд рублей) и в федеральный бюджет.

Права на разработку месторождений Быстринского рудного узла «Норникель» получил в 2005 году. Первоначально планировалось осваивать пять месторождений: кроме Быстринского золото-железо-медного и Бугдаинского молибденового еще и Култуминское, Лугоканское (медно-сульфидные) и Солонеченское (сурьмяно-золотое). Однако по мере проведения геолого-разведочных работ становилось очевидно, что четыре месторождения из пяти в утвержденной конфигурации не отвечают критериям «первоклассности», определенным в стратегии развития ГМК (сейчас компания ведет переговоры с возможными китайскими партнерами, заинтересованными в разработке месторождений).

Будущее Быстринского месторождения тоже оказалось под вопросом после того, как осенью прошлого года «Норникель» принял новую стратегию развития, концепция которой состояла в том, чтобы оставить в числе разрабатываемых только первоклассные месторождения, а также избавиться от непрофильных активов. Однако после дополнительного изучения характеристик месторождения и возможных рынков сбыта весной этого года «Норильский никель» включил Быстринское (месторождение входит в десятку крупнейших месторождений меди в мире: 2,1 млн тонн меди, 7,6 млн унций золота, 34,1 млн унций серебра и 67 млн тонн магнетитового железа) в список первоклассных активов (речь идет о проектах, приносящих более миллиарда долларов выручки, с рентабельностью по EBITDA выше 40% — у Быстринского 50%, с запасами более чем на двадцать лет). Медь, добываемая на Быстринском ГОКе, должна диверсифицировать выручку компании (сейчас 42% продаж — никель, а меди — 26%).

 

Бег с препятствиями

Реализация Быстринского проекта ведется в рамках проекта ГЧП по освоению минерально-сырьевых ресурсов Забайкальского края, предполагающего софинансирование государством строительства транспортной и энергетической инфраструктуры. В рамках этого партнерства ФСК ЕЭС должна к апрелю 2017 года завершить строительство высоковольтной линии 220 кВ от Харанорской ГРЭС до подстанции Быстринская (235 км). Однако из-за замораживания роста тарифов на электроэнергию ФСК была вынуждена сократить свой инвестиционный фонд, и денег на полное финансирование сети до ГОКа у нее не оказалось. Для того чтобы довести до Быстринского ГОКа линии электропередачи, требуется около 200 млн долларов. «Норникель» заинтересован в своевременном запуске проекта, поэтому предложил ФСК схему софинансирования строительства сети с последующим выкупом ФСК построенных объектов. Эту идею поддержал и Владимир Путин. Заместитель начальника департамента внешних коммуникаций и взаимодействия с органами власти ФСК Сергей Носкович так прокомментировал в беседе с «Экспертом» состояние договоренности о подводе электроснабжения: «К настоящему моменту одобрена общая концепция строительства объектов, предусматривающая финансирование строительства со стороны “Норникеля” с последующим выкупом ФСК ЕЭС построенных объектов. Конкретные параметры проекта и условия участия в нем сторон в настоящий момент обсуждаются». Он также подтвердил, что требуемый срок ввода объекта — 2017 год, его стоимость оценивается в 7 млрд рублей.

Проблема с подключением к электросетям стала одной из причин того, что остался незавершенным другой важный для работы ГОКа инфраструктурный проект — железная дорога протяженностью 227 км (ее также строят по системе ГЧП от станции Борзя (Нарын-1) до станции Газимурский завод). «Норникель» уже завершил свою часть стоимостью 8 млрд рублей, другая часть средств (27,2 млрд рублей) должна была поступить из Инвестфонда РФ. «Осталось около 3,5 миллиарда рублей (в результате проведенной переоценки. — “Эксперт”), и это долг Российской Федерации. И почти год не могут принять решение (о выделении денег. — “Эксперт”)», — сказал на прошлой неделе губернатор Забайкальского края Константин Ильковский. Кроме того, в связи с банкротством генподрядчика — корпорации «Инжтрансстрой» — стройка была заморожена, и только 6 ноября был выбран новый подрядчик. Как объяснил «Эксперту» представитель «Росжелдора» (компании, занимающейся строительством железной дороги до ГОКа), «для ввода в эксплуатацию объекта необходимо выполнить работы по строительству СТЗ и сооружений, энергетического хозяйства, ЛЭП 10 киловольт и 35 киловольт, СЦБ связи и продольного электроснабжения линии, технологическое присоединение объектов электроснабжения, наружных сетей». При этом представитель компании добавил, что степень готовности всего объекта составляет 91%. Как удалось выяснить «Эксперту» из других источников, завершить строительство дороги все-таки планируется к концу 2015 года, с открытием рабочего движения не позднее июля 2015 года, что обусловлено необходимостью завоза строительных материалов и оборудования для строительства ГОКа.

 

Наши китайские друзья

Быстринский проект призван частично решить и другую стратегическую задачу, стоящую перед российской экономикой: найти новые рынки и новых партнеров на Востоке. Новое медное месторождение находится всего в 300 км от границы с Китаем, а Китай сегодня является крупнейшим потребителем меди в мире, на него приходится 44% продаж. Более того, в связи с тем, что масштабы промышленного производства в Китае остаются высокими, потребность в цветных металлах, производимых «Норникелем» (никель, медь, палладий), там будет только нарастать. По словам исполнительного директора «Норникеля» Павла Федорова, «компания выстроила хороший диалог с китайскими партнерами и уже получила двенадцать предложений от ведущих игроков китайского рынка о совместной работе. В том числе о покупке продукции Быстринского ГОКа, о финансировании разработки данного и близлежащих месторождений, а также об участии в акционерном капитале. В ближайшие кварталы будет объявлено о конкретных соглашениях на базе этого месторождения».

В целом «Норникель» рассчитывает привлечь примерно 1–1,2 млрд долларов в ближайшие три года. Как рассказал Павел Федоров, сегодня есть несколько вариантов сделать это: «Есть китайские компании, международные партнеры, которые сделали достаточно интересные предложения, российские крупнейшие госбанки. У нас в достаточно продвинутой стадии находится диалог с российским государственным банком, который готов выделить проектное финансирование для Быстринского ГОКа. Будем смотреть, комбинировать, что лучшим образом работает для проекта. Китайские партнеры предлагают нам достаточно конкурентные ставки и объем финансирования, при этом не только в форме облигационного финансирования и кредитных линий, но и различных франшизных решений».

Трудно сказать, было ли это интуицией руководителей компании или исключительно естественным тяготением к восточным рынкам, но у «Норникеля» еще до введения санкций бизнес оказался переформатирован в восточном направлении. «Будучи расположенными в Норильске, который в свою очередь расположен в Восточной Сибири, мы по определению являемся компанией, ориентированной на Восток. Мы восточная компания. Если говорить чуть более широко и со всей серьезностью, то мы считаем Китай, как и Юго-Восточную Азию в целом, но Китай в особенности, краеугольным камнем нашего развития», — говорит Павел Федоров. По данным, приведенным в отчете компании, в 2013 году продажи в Азии обеспечили «Норникелю» 29% выручки.