ЦБ и падение рубля

Экономика и финансы
Москва, 24.11.2014
«Эксперт» №48 (925)
Банку России следует отложить переход к режиму таргетирования инфляции. Целесообразно объявить целевое значение роста обменного курса на период ажиотажного спроса, а также представить стратегию дальнейшей валютной политики — например, достижение стабильности реального курса рубля

«Эксперт» продолжает публикацию дискуссионных материалов, посвященных анализу и оценке последних решений Банка России в денежной и валютной политике. В первом материале серии свое видение представили специалисты ЦМАКП («Как регулировать регулятора» в №43 от 3 ноября), сегодня мы предоставляем слово известному специалисту по советской экономической истории Юрию Голанду. Напоминаем, что мнения авторов могут не совпадать с позицией редакции.

 

Резкое снижение рубля к основным валютам, которое мы наблюдаем в последние недели, кажется странным (см. график). Ведь ЦБ обладает достаточными валютными резервами для того, чтобы при желании не допустить такого развития событий. Попробуем разобраться, почему так получилось.

Как известно, после краха политики валютного коридора в августе 1998 года ЦБ придерживался режима управляемого плавания, с помощью валютных интервенций добиваясь желаемой динамики курса. Весной 2009-го регулятор провозгласил постепенный переход к политике инфляционного таргетирования, которая подразумевает отказ от валютных интервенций и воздействие на инфляционные ожидания и на обменный курс рубля исключительно с помощью процентных ставок. Осенью 2013 года ЦБ заявил, что к 2015-му будет завершен этот переход. Правда, признавалась возможность точечных валютных интервенций «в случае шоковых событий». В рамках этой политики c 13 января 2014 года были полностью отменены целевые валютные интервенции, которые проводились с учетом макроэкономических факторов, динамики внешнеторгового баланса и были призваны нейтрализовать ожидания участников рынка по росту курса инвалюты, возникавшие под влиянием внешнеэкономической конъюнктуры. В 2012–2013 годах целевые интервенции были основными.

Сверх них ЦБ проводил интервенции для сглаживания колебаний обменного курса, не обусловленных, по его мнению, действием фундаментальных экономических факторов.

Процедура была регламентирована и привязана к операционному интервалу колебаний рублевой стоимости бивалютной корзины, состоящей из 55 центов США и 45 евроцентов. Ширина интервала с июля 2012 года до 17 августа 2014-го составляла семь рублей. При приближении стоимости корзины к верхней границе интервала начинались интервенции, объем которых увеличивался по мере приближения к границе. При достижении в течение дня общего их объема определенной величины граница автоматически сдвигалась на пять копеек вверх. Этот объем накопленных интервенций до 2 марта 2014 года, пока еще не было угрозы санкций, равнялся 350 млн долларов.

В январе-феврале 2014 года валютный рынок был очень нестабилен. Несмотря на то что сохранялось значительное положительное сальдо платежного баланса по текущим операциям, курс доллара и евро вырос за это время на 10%, притом что ЦБ осуществлял довольно значительные валютные интервенции. В январе он продал 7,8 млрд долларов и 0,6 млрд евро, в феврале размер интервенции сохранился примерно на том же уровне.

Думается, что нестабильность на рынке была связана с заявлениями ЦБ о постепенном отказе от в

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (925) 24 ноября 2014
    Новый порядок из хаоса
    Содержание:
    Между диалогом и геноцидом

    Надежды на то, что конфликт в Донбассе войдет в зиму в замороженном состоянии, не оправдались. Ситуация накаляется с каждым днем, причем к военным и политическим факторам все сильнее примешиваются экономические

    Новый бизнес
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама