Русский анимационный прорыв

Культура
Москва, 17.01.2015
«Эксперт» №4 (930)
Всего десять лет понадобилось отечественной полнометражной анимации, чтобы пройти путь от финансового небытия до выхода на международный рынок

Юрий Белинский/TASS

Еще не так давно лицом русской анимации был прежде всего «Ежик в тумане» — глубокомысленное, немного странное, очень душевное и очень короткое анимационное кино. Сегодня, по прошествии сорока лет, которые отдаляют нас от премьеры «Ежика» и его ошеломляющего успеха на всех фестивалях мира, отечественный анимационный арт-хаус, который почти не выходил за пределы короткого метра, всегда равнялся на произведения высокого искусства и конфликтовал с реальностью, живущей по коммерческим законам, еще жив — но в отличие от полнометражной анимации пребывает в кризисе. Почти четверть века Юрий Норштейн работает над «Шинелью», и конца-края этому проекту не видно. Александр Татарский ушел из жизни, так и не сняв ни одного полнометражного фильма, — запустить проект «Безумные волосы», сценарий которого разрабатывался десять лет, он не успел. С того момента, как еще один русский гений-одиночка, Александр Петров, получил «Оскара» за «Старика и море», прошло 15 лет. Показательно, что японский аниматор Хаяо Миядзаки, прославившийся на весь мир только в 2002 году, когда на Берлинском фестивале победили его «Унесенные призраками» (в следующем году за них же Миядзаки получил «Оскара»), успел в статусе международной звезды сделать четыре полнометражных анимационных фильма и даже завершить свою карьеру.

Богатыри

Коммерческий потенциал полнометражного мультипликационного кино мировая киноиндустрия открыла для себя в середине 1990-х. Именно тогда Стив Джобс в качестве исполнительного продюсера выпускает первый фильм с трехмерной анимацией «История игрушек» и совершает очередную в своей биографии технологическую революцию. Анимационному детищу Стива Джобса суждено было стать самым кассовым фильмом 1995 года, и с тех пор большие экраны превратились в основное поле битвы за зрителя между анимационными лентами.

Россия вступила в эту борьбу на внутреннем рынке в 2003 году с фильмом по сказке Вильгельма Гауфа «Карлик Нос», продюсером которого в числе прочих выступил легендарный Сергей Сельянов. Именно с этого проекта началась студия «Мельница», сегодняшний флагман русской анимационной индустрии. При общих затратах в 2,5 млн долларов «Карлик Нос» собрал в прокате чуть больше полумиллиона. Но очевидная коммерческая неудача не остановила Сельянова и его соратника по анимационному бизнесу Александра Боярского (ныне — генеральный директор «Мельницы»). Почти случайно, благодаря безвестному автору, спонтанно отправившему сценарную заявку на электронный адрес студии, им удалось найти формулу коммерчески успешных анимационных фильмов: комедийное повествование о приключениях фольклорных персонажей с аллюзиями на современность.

Франшиза была запущена в 2004 году. Первый фильм «Алеша Попович и Тугарин Змей» при затратах 4 млн долларов принес 1,7 млн. Дальше пошло по нарастающей: «Добрыня Никитич» — 3,6 млн, «Илья Муромец» — 9,7 млн, «Три богатыря и Шамаханская царица» — 19,1 млн. В 2012 году студия с «Тремя богатырями на дальних берегах» достигла пикового значения по сборам — 30,8 млн до

Новости партнеров

Реклама