Воспитались после Освенцима

На улице Правды
Москва, 26.01.2015
«Эксперт» №5 (931)

Иллюстрация: Эксперт

Семьдесят лет назад, 27 января 1945 г., в ходе наступательной Висло-Одерской операции Красной Армии войсками 60-й армии 1-го Украинского фронта был освобожден расположенный в 60 км западнее Кракова лагерь смерти Освенцим (Аушвиц). В боях за Освенцим погибло около трехсот наших солдат. Не считая тех миллионов, которые пали на пути от Волги до Аушвица.

Живых узников в лагере было не много — всего несколько тысяч. Уже с конца 1944 г. размеренная работа фабрики по уничтожению людей давала сбои. Все труднее было обеспечить регулярный подвоз человеческого сырья. Когда же в начале 1945 г. линия фронта подходила все ближе, большую часть узников погнали на запад, вглубь Германии.

Зато остались склады с вещами тех, кому они уже не были нужны: 1 185 345 мужских и дамских костюмов, 43 255 пар мужской и женской обуви, 13 694 ковра, зубные щетки, очки. Золото из зубных протезов, добычей которого также был известен Аушвиц, было увезено в подвалы Рейхсбанка.

Чувства красноармейцев, взявших Освенцим, запечатлены в «Военной песне» Семена Липкина: «…Мертвые хаты. // Между развалин — наши солдаты. // В лагере пусто. Печи остыли. // Думать не надо. Плакать нельзя. // Страшно, ей-богу, там, за фольварком. // Хлопцы, разлейте старку по чаркам. // Скоро в дорогу. Скоро награда. // А до парада плакать нельзя. // Черные печи да мыловарни. // Здесь потрудились прусские парни. // Где эти парни? Думать не надо. // Мы победили. Плакать нельзя».

Таких мест, где думать не надо, плакать нельзя, было очень много на той войне, но именно Аушвицу выпало стать именем нарицательным. Конечно, основанием к тому служило уже то, что Аушвиц был флагманом индустрии смерти. По самым минимальным оценкам, в нем было уничтожено около полутора миллионов человек, а комендант лагеря Р. Гесс, не верить которому в данном случае оснований нет, на судебном процессе над ним давал цифру два с половиной миллиона. Такого сгущения организованной смерти в одном месте история доселе не знала.

Равно как и не знала уничтожения людей столь иррационального. Когда бандеровцы или усташи уничтожали людей с изощренной жестокостью, они делали это с истинным упоением душегубства. Злое сладострастное насекомое, живущее в душе каждого человека, тут было полностью отпущено на волю. Что вызывает ужас, но и понимание того, как выглядит и что делает человек, сорвавший все ограничительные пломбы.

Когда сталинские соколы разворачивали систему ГУЛАГа, они реализовывали на практике преимущества рабовладельческой организации труда. Никакой сверхзадачи по уничтожению людей у них не было, как не было ее на древнеегипетских стройках народного хозяйства. Эффективность древнеегипетского менеджера измерялась в количестве построенных пирамид, а не в количестве трупов. То же с менеджерами ГУЛАГа. Убыль з/к никогда не являлась главной задачей, а относилась к числу сопутствующих издержек. Утешение для попавших в издержки довольно слабое, но принципиальная разница в целеполагании несомненна. Допускать гибель людей и видеть в этой гибели св

У партнеров

    «Эксперт»
    №5 (931) 26 января 2015
    НИКАК НЕ ЛОПНУТ
    Содержание:
    Другой способ выполнять соглашение

    Ополченцы начали контрнаступление на позиции украинских войск. Сдерживать их пока некому и незачем

    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Реклама