За секунду до пробуждения

Повестка дня
Москва, 26.01.2015
«Эксперт» №5 (931)

РИА Новости

«Левиафан» Андрея Звягинцева стал одним из самых обсуждаемых фильмов последнего времени. Мало кому из режиссеров удавалось спровоцировать такое истовое негодование и столь же горячечное одобрение. Цунами общественного мнения было запущено новостью о присуждении фильму премии «Золотой глобус», учрежденной Голливудской ассоциацией иностранной прессы. Это вторая по престижности и степени внимания медиа награда после «Оскара» в мире кино. Российская общественность только подтвердила данное устойчивое суждение, проигнорировав предшествующие достижения «Левиафана»: приз за лучший сценарий в Каннах, а также девять номинаций на «Золотого орла» — больше, чем у всех остальных. Новость о попадании «Левиафана» в пятерку иностранных фильмов — номинантов на премию «Оскар» подлила масла в огонь. Все это безоговорочный успех команды, но прежде всего продюсера Александра Роднянского. В прошлом году он вывел на кассовый пьедестал патриотический блокбастер Федора Бондарчука «Сталинград», а в этом не менее блестяще сыграл на поле, находящемся на противоположном стилистическом полюсе. Похоже, у Роднянского фантастическое чутье на успех.

Андрей Звягинцев и автор сценария Олег Негин вряд ли рассчитывали своим произведением вызвать умиление у зрителей. Жизнь в маленьком северном городке, по их версии, предстает невыразимо тусклой. Сюжет, разворачивающийся на фоне узнаваемых Белого моря и Хибинских гор, не нов для нового русского кино: противостояние труженика — золотые руки и чиновника, распоясавшегося от безнаказанности. Судя по названию и по другим приметам, Андрей Звягинцев попытался вывести его на уровень притчи, истории, которая могла бы произойти с кем угодно и когда угодно. Но, как бы мы ни пытались разглядеть в «Левиафане» смысловые потоки, восходящие к библейским временам, мы видим только плохо задекорированный каркас идеологической схемы: власть коррумпирована, церковь с ней заодно, а народ непрерывно пьянствует и потому не успевает сделать серьезных выводов из происходящего. Эта схема в «Левиафане» реализована настолько прямолинейно, с таким пренебрежением к деталям, что даже Дмитрий Быков, титулующий Звягинцева наследником «сразу двух великих режиссерских школ — социального кинематографа 70-х и метафизического кино Тарковского», в рецензии на фильм был вынужден задаться вопросом: «Неужели действительно власть виновата в том, что все герои картины друг друга ненавидят, адски пьют, ни во что не верят и все терпят?»

Мотивы поведения героев настолько нелогичны, что их нельзя оправдать никакой иррациональностью русской души. Что за страсть такая охватывает жену главного героя и его друга-адвоката, что они предаются ей не только в гостинице, но чуть ли не на глазах у всех? Почему мэр города так боится выборов, но не боится открыто, лично взяв оружие в руки, угрожать расправой московскому юристу, собравшему на него папку компромата? Почему адвокат, знавший, на что идет, так легко отступается, тем более что противостояние превращается в его личную вендетту? Если это

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №5 (931) 26 января 2015
    НИКАК НЕ ЛОПНУТ
    Содержание:
    Другой способ выполнять соглашение

    Ополченцы начали контрнаступление на позиции украинских войск. Сдерживать их пока некому и незачем

    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    Реклама