Антикризисному пакету требуется тюнинг

Тема недели
Москва, 02.02.2015
«Эксперт» №6 (932)

«Я ненавижу банки. Они не приносят пользы никому, кроме себя. Они всегда первые, когда есть чем поживиться, и первыми сваливают, когда настают плохие времена» — эта ставшая крылатой фраза четырнадцатого председателя Верховного суда США (1953–1969) Эрла Уоррена, кажется, как нельзя лучше передает эмоции в отношении финансистов, особенно в первой, самой острой, фазе кризиса, в которой мы, собственно, и находимся.

Не добавляет добрых чувств к банкирам и знакомство с антикризисным пакетом российского правительства — как и шесть лет назад, основными получателями «первой волны» средств господдержки значатся именно банки, тогда как промышленность и село получат жалкие крохи, к тому же в рамках плохо продуманных и структурированных приоритетов и инструментов.

Логика у авторов пакета, казалось бы, неубиваемая: главное в кризис — сохранить работоспособность кровеносной системы экономики, а уж накачанные деньгами банки не дадут войти в штопор остальным секторам экономики. Но если первое утверждение в этой связке действительно справедливо (страшно себе представить кошмар с парализованной банковской системой, массовой паникой вкладчиков и сбоями в системе расчетов), то энтузиазм поддержанных государством банкиров по трансляции антикризисного стимула в реальный сектор, конечно, сильно преувеличен. Достаточно вспомнить, как в самой острой фазе прошлого кризиса, в октябре 2008-го, наши крупнейшие госбанки подвергались жесткой критике руководства страны за заоблачную маржу, которую они накручивали на полученные от государства ресурсы, предоставляя их своим же коллегам на межбанковском рынке. Что уж там говорить о «чумазых» клиентах из реального сектора экономики!

Надо заметить, что акцент на мерах поддержки финансового сектора характерен вовсе не для всех антикризисных программ. Даже в США, где такой акцент в ходе кризиса 2008–2009 годов был особенно выражен в силу значительной роли финансовой системы в функционировании американской экономики, другими значимыми блоками контркризисного пакета стали масштабные налоговые стимулы, а также акселерация государственных инвестиций в НИОКР, в частности, в энергетику, здравоохранение и биомедицину. В Китае и Японии шесть лет назад основной упор антикризисных мер был сделан на государственных инвестициях в инфраструктуру. Старый добрый бюджетный кейнсианский стимул — и ничего, сработал. Аналогичным путем пошел Казахстан, избежавший спада ВВП в 2008–2009 годах (накопленный спад в России, напомним, составил почти 11% — против 9% в Японии, 6–7% в Германии и 4% в США, этом эпицентре глобальной турбулентности). Осенью прошлого года глава Казахстана Нурсултан Назарбаев объявил о запуске нового пакета стимулирующих мер в размере 1 трлн тенге (около 2,5% ВВП), и тоже с акцентом на госинвестиции в инфраструктуру, на этот раз — в расширение магистральной сети автомобильных и железных дорог. Заметим, последний казахстанский пакет, строго говоря, не является антикризисным — никакого кризиса у нашего соседа пока нет, есть лишь замедлени

Новости партнеров

«Эксперт»
№6 (932) 2 февраля 2015
АНТИКРИЗИСНЫЙ ПЛАН
Содержание:
Задача — выжить

Условия функционирования среднего бизнеса резко ухудшились. Компании минимизируют долг, притормаживают начатые и откладывают перспективные проекты развития и стараются не допустить полномасштабного кризиса неплатежей

Наука и технологии
Потребление
Реклама