Греция не дает покоя Европе

Александр Кокшаров
2 февраля 2015, 00:00

Победа евроскептиков на парламентских выборах вновь сделала Грецию ключевой проблемой Евросоюза. Новая власть в Афинах попытается добиться пересмотра условий списания долгов, что будет влиять на происходящее в еврозоне

На досрочных парламентских выборах в Греции победу одержала оппозиция — больше всего (36,5%) голосов набрала Коалиция радикальных левых сил (СИРИЗА). Это обеспечило ей 149 мандатов из 300 в греческом парламенте. Глава партии Алексис Ципрас возглавил новое правительство, которое привлекло в СИРИЗА и правую националистическую партию «Независимые греки», получившую 15 мандатов в парламенте. Хотя партии и стоят на разных идеологических флангах, их объединили евроскептицизм и стремление пересмотреть условия, выставленные Евросоюзом и МВФ в рамках пакета помощи греческим госфинансам.

Партия «Новая демократия», возглавляемая предыдущим премьер-министром Антонисом Самаросом, смогла набрать всего 28,9% голосов, что дало ей 76 мест. А созданная экс-премьером Георгиосом Папандреу партия «Движение демократов-социалистов» даже не смогла преодолеть трехпроцентный порог для попадания в парламент. Серьезный результат получила и ультраправая «Золотая заря», за которую проголосовало 6,3% избирателей (это дало партии 17 мандатов).

За выборами в Греции внимательно следили в других странах Евросоюза, прежде всего в остальных 18 государствах еврозоны. Ведь именно они в мае 2010-го и затем в июле 2011 года согласились предоставить Афинам финансовую помощь, которая позволила бы Греции расплачиваться по своим государственным долгам и, как тогда казалось, предотвратила бы распад еврозоны. Суммарный объем двух пакетов финансовой помощи Греции составил 246 млрд евро. Теперь же, по мнению многих европейцев, греки проявили неблагодарность, отдав голоса за партии, готовые ломать достигнутые договоренности и дестабилизировать зону евро.

Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер после греческих выборов заявил, что Евросоюз не намерен прощать Греции внешний долг. «Вопрос о том, чтобы снять греческий долг, не стоит. Другие страны зоны евро не пойдут на это», — отметил он, добавив, что Брюссель открыт к диалогу и не является угрозой для Греции. Заявление Юнкера последовало после того, как Германия — один из главных кредиторов Греции — заявила, что ни о каком списании долгов не может быть и речи. В частности, на это указал Афинам министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль. Впрочем, в Берлине и других европейских столицах понимают, что программа финансовой помощи Греции может быть пересмотрена или продлена. Правда, для этого потребуется решение на уровне Евросоюза.

Все это крайне нервирует финансовые рынки, лишь добавляя неопределенности относительно устойчивости евро, дешевеющего к доллару и без греческих проблем. В конце января доходность по греческим пятилетним гособлигациям подскочили до 13,5% — самого высокого уровня за последние два года, а фондовая биржа в Афинах потеряла 9% за три дня торгов (причем падение акций банков превысило 25%). От того, о чем именно страны — кредиторы Греции смогут договориться с новым правительством страны, представляющим демократический выбор самих греков, вновь зависит судьба еврозоны. 

С выборов — в кабинет

После объявления расклада в новом парламенте Греции СИРИЗА выпустила пресс-релиз, в котором утверждается: «Это историческая победа для греческого народа, подавляющее большинство которого выступило против мер жесткой экономии. Результаты выборов посылают Европе мощный сигнал, который станет трамплином изменений во всем Евросоюзе». В частности, ответственный за экономическую политику СИРИЗА Яннис Милиос заявил, что действие программы, согласованной прежним министром финансов Греции Гикасом Хардувелисом с Еврогруппой, теперь прекращается.

Лидер СИРИЗА Алексис Ципрас заявил, что будет бороться за списание внешнего долга Греции Евросоюзом. «Мы готовы к переговорам с партнерами ЕС, чтобы найти жизнеспособное, справедливое и взаимовыгодное решение по проблеме долга», — заявил он. Впрочем, Ципрас уточнил, что не планирует «катастрофического разрыва» с Брюсселем. В то же время новое правительство в Афинах не намерено продолжать «разрушительную политику подчиненности».

Ципрас уже назначил кабинет министров, в который вошли противники стратегии экономии бюджетных средств, а также заявил о приостановке программы приватизации. В частности, в государственных руках остается крупнейший порт Греции в Пирее, а также 51-процентный пакет акций в электроэнергетической компании. 

Дамоклов меч долга

Экономический кризис в Греции был вызван чрезмерными долгами, которые греческие власти в условиях низких процентных ставок ЕЦБ брали на инфраструктурные проекты (в частности, для проведения Олимпийских игр в 2004 году) и на социальную сферу. Когда в 2009 году ситуация в экономике страны стала приобретать черты кризиса, правительство было обременено долгом в 127% ВВП. Год спустя госдолг вырос до 146%.

Одним из условий официальных пакетов помощи от партнеров по еврозоне и МВФ было то, что греческие власти обязались значительно сократить госрасходы и ввести режим жесткой экономии. Это очень быстро сказалось на экономике. Греция вошла в рецессию сразу после начала глобального финансового кризиса 2008 года. Но с 2010 года, во многом из-за режима экономии, введенного по требованиям Брюсселя, ВВП сократился на 19%. Причем ВВП на душу населения, более точный показатель масштаба экономических трудностей простых греков, в 2014 году оказался на 22% ниже, чем в 2008-м.

Помогло ли это ситуации с долгом, первоначальной причиной греческой экономический драмы? В абсолютных цифрах госдолг Греции вырос с 265 млрд евро в 2008 году до 330 млрд в 2010-м. С тех пор он несколько снизился — до 316 млрд евро в сентябре прошлого года. Но долг относительно размеров ВВП продолжал расти из-за рецессии — в конце прошлого года он составил 176% ВВП страны.

«Таким образом, ситуация с долгом в Греции сегодня оказалась хуже, чем пять лет назад, в начале греческого кризиса. И основную роль в этом сыграл коллапс экономики. Рост, начавшийся в 2014 году, остается очень небольшим. При прошлогоднем темпе 1,6 процента стране потребуется более двадцати лет, целое поколение, прежде чем госдолг вернется к приемлемому уровню. Поэтому результаты выборов объяснимы: греки не готовы так долго жить в условиях тотальной экономии», — сказал «Эксперту» Саймон Тилфорд, экономист Центра европейской реформы (CER) в Лондоне. 

Как договориться?

Первые несколько дней после формирования нового правительства Греции со своими заявлениями наперебой выступали различные политики — из Афин, из Евросоюза, из европейских столиц. Однако даже заявления представителей СИРИЗА оказались менее резкими, чем предполагали многие наблюдатели. Так, новый греческий премьер Алексис Ципрас, хотя и отмечает, что получил мандат от народа Греции на переговоры с целью снижения мер экономии и частичного списания долгов, при этом подчеркивает, что власти Греции хотят вести переговоры и искать компромисс с Брюсселем, МВФ и странами — членами еврозоны. «Проблема заключается в позиции Германии, которая считает, что достигнутые при прежних правительствах соглашения должны соблюдаться во что бы то ни стало. Именно поэтому сценарий с выходом Греции из зоны евро и даже из Евросоюза оказывается возможным, хотя пока и маловероятным, поскольку процедура выхода неясна, а явных выгод для Греции он не несет. Ведь, даже если Греция возвращает в оборот драхму в надежде вернуть конкурентоспособность своей экономики через быструю девальвацию национальной валюты, все долги правительства остаются номинированными в евро. И выплачивать их придется в евро, что может лишь усугубить проблему долга», — рассказал «Эксперту» Энгус Коллинз, ведущий аналитик исследовательского центра Economist Intelligence Unit.

Происходящее в Греции может иметь существенные последствия для других стран Европы еще и потому, что партии евроскептиков, выступающие против экономической политики жесткой экономии, становятся все более популярными во многих странах ЕС, включая Францию и Испанию. Если СИРИЗА сможет успешно провести переговоры с Брюсселем и договориться о новых условиях или о списании долгов, то эти партии выигрывают в глазах избирателей в своих странах. И это, например, подкрепляет президентские амбиции Марин Ле Пен во Франции, экономическая программа которой включает в себя жесткий протекционизм на внутреннем рынке страны и массовую национализацию во многих отраслях.

Но если новое правительство в Афинах проиграет переговоры с Брюсселем и Берлином, это все же может вытолкнуть Грецию из зоны евро. В свою очередь, это будет означать отток капиталов инвесторов из тех европейских стран, где становятся популярными евроскептически настроенные партии. Что может существенно ударить по их экономике, даже во Франции.

Почему же финансовые рынки в Европе пока не проявляют такой паники, как в 2009-2011 годах? «Одно из возможных объяснений: еврозона в случае выхода Греции может оказаться сильнее. Ведь программы помощи эффективно сработали в Ирландии, Португалии и Испании, которые вернулись к экономическому росту и уже не находятся на грани банкротства. Сегодня риск эффекта домино, то есть выхода из зоны евро вслед за Грецией других стран, представляется незначительным, не то что несколько лет назад», — сказала «Эксперту» Джессика Хайндс, экономист консалтинговой компании Capital Economics.

С такой точкой зрения согласны и другие наблюдатели. «Более того, в нынешних условиях более вероятна победа разума над эмоциями. Поэтому не исключено, что Берлин в итоге согласится на хотя бы частичное списание долгов Греции. Причина проста: за пределами Германии практически невозможно найти экономиста или банкира, который верил бы, что предыдущие реструктуризации греческого госдолга позволили бы Греции решить свои проблемы. Греция ведь довольно долго пыталась выкарабкаться из долгов по немецкому сценарию. Если такой сценарий не работает, то, вероятно, Берлин будет вынужден согласиться на иной», — считает Саймон Тилфорд из CER.

 

Лондон