Как якуты победили Гарри Поттера и Человека-паука

Елена Николаева
9 февраля 2015, 00:00

— Что нужно для успеха? — Верить в себя и работать не покладая рук.

Маленькая комнатка, в которой то очень жарко, то очень холодно из-за открытого окна, за которым минус 34. Вместо стола то ли дверь, то ли кусок невесть откуда вырванной фанеры. Видели бы голливудские продюсеры, как и в каких условиях придумываются и снимаются опережающие их в местном прокате фильмы!

Отучившись в Щепкинском театральном училище, Алексей Егоров и Дмитрий Шадрин вернулись в родной Якутск. «Актеры-азиаты — ну кому они там в Москве нужны? Значит, сразу отказываешься от 70 процентов ролей, которые, возможно, сыграл бы здесь. Это раз. Ну вот и вся причина, собственно». А, вернувшись в Якутию и прикинув возможный заработок в театре, создали киностудию, став одними из тех, кто заставил говорить о феномене якутского кино. Причем им удалось поставить съемки на поток.

Казалось бы, в городе вечной мерзлоты к тернистому профессиональному пути, который не всегда выводит в звезды, должна добавиться еще и суровая погода. Но в Якутии обычные оценки перспектив в регионах не срабатывают. Здесь один из главных способов провести досуг — поход в кинотеатр, и каждый год на экраны выходит до 15 картин местных киностудий. Они не всегда качественные, местами очень наивные. Зато отражают обычаи, которых очень много у местного населения, и особенности здешнего юмора. Зато в них играют «свои», республиканские актеры. Причем фильм местного производства способен привлечь больше зрителей, чем кассовый голливудский блокбастер. Например, продукция студии Егорова и Шадрина «ДетСат» обошла в прокате «Гарри Поттера» и «Человека-паука-2». «Живую сталь побили!» — для верности поясняет Алексей. На съемки полноценной картины в Якутии требуется около 1 млн рублей. 

История

«ДетСат» — это не «детский сад». Аббревиатура означает «Дети Саха Академического театра». В 2002 году в республике был набран спецкурс Щепкинского училища. Молодежь, которой предстояло отучиться в Москве, по возвращении должна была влиться в состав Академического театра Саха. Это был шанс, который местным ребятам последний раз выпадал в 1985 году. Для «Щепки» такая практика — обычное дело: здесь, например, проходят обучение таланты из Чувашии, с Алтая, из Киргизии. Преподают им на родном языке, и в соответствии с договором они, закончив учебу, возвращаются на родину. Хотя многие пытаются закрепиться в столице. «Я в “ДМБ” играл», — вспоминает Шадрин. «На три секунды он там появляется, красавчик!» — иронизирует Егоров. «Нас было четверо. И нам дали по 150 рублей. И мы на все эти деньги купили еды для всей общаги — праздник устроили, ведь первый наш гонорар был», — хвастает стартовой ролью Дмитрий. Это, пожалуй, и все. Пришлось возвращаться.

Егорову в тот момент было 19 лет, Шадрин на два года старше. Впереди три года отработки на театральной сцене. Отработали четыре. «У нас горели глаза, мы хотели много ролей. Завертелась наша жизнь актерская. Труппа молодая, для нас поставили несколько специальных спектаклей. В театр начала ходить молодежь. Ну я тогда не был таким усатым и толстым», — смеется Егоров. «Потом обзавелись семьями, поняли, что на зарплату актера — сколько мы, тысячи четыре получали в месяц? — семью содержать невозможно. Хотя, конечно, нам еще родители помогали. Но все равно не хватало. Да, я еще немножко зарабатывал тем, что помимо всего прочего пою. У меня родители известные артисты, певцы. Я от них унаследовал немножко. И это не раз меня спасало», — вспоминает Алексей первые шаги будущих студийных боссов, как бы громко это ни звучало.

«Мы подумали: может, нам сделать какой-то проект, концерт, который соберет залы, хотя бы разово, попробуем заработать? Сделали. Рекламу придумали просто шикарную. Интриговали: первую половину рекламы пускаем первые две недели, а вся вторая половина — на второй неделе», — делится подробностями Алексей. В 2006 году удалось это сделать бесплатно — привлекли друзей, коллег, в ритме капустника написали сценарий. Нашли спонсоров, которые были готовы заплатить за размещение логотипа на баннере. «Мы тогда поняли, что это не должно заканчиваться одним концертом. И начали всерьез работать. Начали делать передачи», — добавляет Шадрин. 

Рожденный в театральной курилке

«В первом концерте появился образ такого парня-простачка. И мы начали по нему писать короткие сценки и снимать трехминутные выпуски — ну типа “Городка”. Принесли на наш телеканал. Удалось убедить руководство, что каналу требуется развлекательная программа. Что мы дополнительно подтянем народ. Что канал станет “смотрибельнее”. Написали кучу писем и убедили», — наперебой рассказывают Шадрин и Егоров.

Сняли пару серий, потом еще и еще. Вышел практически сериал. Семи-восьмиминутного комедийного выпуска зрителям приходилось ждать целую неделю. «Наш герой Кэскил стал очень популярен. И мы решили: не будем больше производить сериал. Снимем фильм с тем же персонажем. Фильм — это не несколько минут на любительскую камеру». За знаниями энергичные Дмитрий с Алексеем отправились в ГИТИС, на режиссерский факультет. 

 nowbiz-1.jpg

Фильм, фильм, фильм!

«У нас же денег не было. Но мы быстро собрали спонсоров. Тогда спонсоры верили в логотипы, еще верили в “братские могилы”: афиша и на ней внизу все эти логотипы, логотипы... Их так много, что и не разберешь. И мы со всех собирали деньги. С кого пятьдесят тысяч, с кого сто, а с кого и триста тысяч — в зависимости от размера логотипа. Кстати, тогда спонсоры во всем здорово шли на поддержку. Во-первых, юмора вообще не было в нашей республике. Во-вторых, нас ведь показывал национальный канал. И, если найдешь трех спонсоров по триста тысяч рублей, у тебя уже практически миллион. Сейчас они, конечно, разобрались, что так клиентов не привлечь», — рассказывают кинопроизводители. Всего несколько лет назад это было, а как будто прошли десятилетия.

Вышедший в 2007 году фильм принесли в единственный кинотеатр, который показывал с «цифры». «Нам сказали, что будут показывать кино до тех пор, пока наполняемость зала не снизится до 30 процентов. А там всего 50 мест. И если на сеанс приходило меньше 15 человек, то он отменялся. Неважно, понедельник это или вторник. И с таким успехом мы два месяца прокатывали. Стартовали 2 мая, а 2 июля закончили», — рассказывает Шадрин. В съемках принимали участие студенты, кавээнщики, друзья. На гонорары практически не тратились, только на техническую группу: монтажеры, операторы. Весь бюджет фильма составил примерно 800 тысяч рублей. Удалось и заработать пару сотен. На волне успеха решили не медля снимать второй фильм. Картину делали на русском языке — по задумке фильм должно были посмотреть как минимум несколько миллионов человек по всей России. Требовался размах и чтобы обязательно было пафосно.

«Мы тогда подумали, что мы крутые, нас начали показывать в кинотеатре. Около миллиона рублей снова собрали со спонсоров. И спрашивали всех, кто сколько стоит. Оператор говорит: “Десять тысяч”. Мы говорим: “Даем двадцать”. “Актер, сколько главный герой получает, сколько тебе платили?” — “Ну пятнадцать тысяч”. Даем тридцать. Всем в два раза умножали. Мы купили камеру, до этого одалживали ее у друзей. Арендовали краны, яхту… Куча девушек, мисс Якутия, все в бикини», — смеются коллеги-продюсеры. «И мы прогорели…» — это говорится уже серьезно.

«Мы были дураки, мы были молодые, амбициозные. И нам дали по носу. Причем очень глупо получилось. Премьера, народ пришел, спонсоры, ресторан заказан, все готово, все куплено. Начинают кино показывать. Логотипы выходят, а дальше что-то случилось с видео, и на экране только ноги гуляют. От всего кадра на экране только четвертая часть», — продолжает Шадрин. «Утром прогоняли — все было нормально. Мы туда, сюда: кто виноват? Вспотели, полный провал. С кинотеатром поссорились. И сказали гостям: извините, идите по домам, “кина не будет”. И вообще остановили прокат. Потом продавали этот фильм только на дисках», — добавляет Егоров. Оказались там же, где были: без гроша да еще с подмоченной репутацией. Правда, унывали недолго. «Мы сразу сняли вторую часть. И это была бомба. Мы тогда реабилитировали себя. Это был первый фильм, который показывался в новом “Синема-центре”«, — веселятся «детсатовцы». 

Что сейчас

В начале 2015 года студия «ДетСат» приступила к съемкам своего уже 14-го фильма. Под сценарии находят заказчиков как среди госструктур, так и из числа крупных частников. При этом в своем регионе студии расти некуда. Бюджеты растут, а аудиторию не увеличить — в кино и так придут все. Но оказалось, что по менталитету к якутам ближе не остальная Россия, а Азия. «Мы пока варимся здесь, у себя. Нас тут знают, нас тут любят, но все-таки хотелось как-то выйти за пределы нашей республики. Мы начинаем держать связь с Азией, с киргизами начинаем работать. Недавно уже все документы подписали. Хотим наладить своеобразный обмен. Это логично в том смысле, что мы все тюркоязычные, у нас фактически одни предки. И потом, на российский рынок зайти очень сложно, там другие правила игры», — делится ближайшими планами Егоров. 

Калькулятор

Под проект берется команда 40–50 человек: операторы, ассистенты, звукорежиссеры, монтажеры, декораторы, водители и т. д. В среднем они получают по 45 тыс. рублей. На картину уходит до 1,5 млн рублей. 30% трат — расходы на рекламу. Вся техника арендуется у крупной студии «Саха фильм» (покупать бессмысленно, потому что оборудование быстро устаревает), либо привлекаются операторы со своими камерами.

Аудитория у «ДетСата» — 480 тыс. человек. Средняя цена билета в кино — 250 рублей. Заработок начинается, когда в кинотеатр приходит 25 тыс. зрителей. В прокате можно заработать до 4 млн рублей, но половину придется оставить кинотеатру.