Россия в зеркале Донбасса

16 февраля 2015, 00:00

Едва ли не самое удивительное в истории со вторыми Минскими соглашениями — буквально на следующий день от них начали кто дистанцироваться, а кто и прямо открещиваться. Киев поспешил заявить, что не собирается выполнять два важных пункта — об амнистии участникам боевых действии в Донбассе и обязательстве провести конституционную реформу. Канцлер Ангела Меркель четко высказалась по поводу вступления в силу утвержденных, но отложенных до минского саммита нового пакета санкций и подчеркнула возможность дальнейшего расширения мер давления на Москву. А французский президент Франсуа Олланд вдруг заявил, что идея поставок оружия Украине нашла определенный отклик в Европе. В общем, словно бы это не Меркель и Олланд выступили инициаторами проведения экстренного саммита «нормандской четверки», чтобы избежать эскалации конфликта, а кто-то другой.

Все вместе это производит впечатление, что главной целью саммита была попытка добиться от России каких-то уступок. Вроде как протестировать, насколько в действительности комфортно чувствует себя в нынешней геополитической обстановке Москва, не ухватится ли за «шанс нормализовать отношения» с Западом. Но поскольку ничего не получилось, то и смысла в новых минских соглашениях самих по себе особого нет; хорошо, если будет какое-то краткосрочное перемирие, но дальше, скорее всего, война пойдет своим чередом. Потому что если это не так и идея поставлять оружие на Украину нашла у европейцев «отклик», то чего тогда было огород городить?

Что касается России, то ее принципиальная позиция осталась неизменной: Донбасс должен получить статус, который обеспечил бы его жителям не только безопасность (что в нынешних условиях фактически равноценно праву на жизнь), но и возможность свободно использовать родной язык, сохранить свою культурную идентичность и формировать образ жизни, соответствующий их ценностям. Отказаться от этого своего требования, от защиты этих ценностей Владимир Путин не может, потому что речь идет не просто о ДНР и ЛНР. Положение таково, что равноправие Донбасса в составе Украины эквивалентно равноправию России в Европе. Между отказом учитывать интересы русских на Украине и отказом принимать во внимание озабоченность России ситуацией в сфере безопасности в Европе есть прямая связь.

Игнорирование российских возражений по поводу развития европейской системы безопасности на протяжении четверти века зашло уже слишком далеко. И если мы видим, что Запад, следуя своим геополитическим интересам, охотно закрывает глаза на убийства жителей Новороссии, на артобстрелы городов и целенаправленное разрушение инфраструктуры, то возникает как минимум два серьезных подозрения. Во-первых, что неприменение против нашей страны вооруженных сил (как против Ливии, Ирака и Югославии) вызвано исключительно военным потенциалом России. А во-вторых, что игнорирование наших интересов в сфере безопасности, которое ведет к повышению нашей уязвимости, есть не нейтральное («вас это не касается»), но прямо враждебное действие.

Сама активная поддержка Западом военной кампании Киева против Донбасса доказывает, что вся политика экспансии Запада на восток по умолчанию была антироссийской — и с этим фактом уже ничего нельзя поделать. Ибо если в планах Запада в самом деле имело место равноправное сотрудничество с Россией, то реакция была бы совершенно иной (об организации госпереворота даже не будем вспоминать), начинать военную кампанию ради кредитов МВФ (с чего, как мы помним, началась АТО) никто бы Киев не вынуждал. Мы все хорошо знаем, насколько Запад может быть дипломатичным и озабоченным соблюдением прав человека, с чем разительно контрастирует его нынешняя позиция по Донбассу И игнорировать это невозможно.