Бизнес на бровях

Елена Николаева
23 февраля 2015, 00:19

— На что делаете ставку? — Ставка сделана на четкую специализацию и высокий профессионализм в предоставлении услуг

Прежде чем идти к пластическому хирургу, стоит поэкспериментировать с формой бровей. Рецепт не универсальный, но попробовать имеет смысл хотя бы потому, что этому совету специалистов есть вполне математическое объяснение: брови способны визуально скорректировать овал лица, вытянуть его или расширить, сгладить острые черты или, напротив, подчеркнуть, «расставить» глаза или, наоборот, «свести». Отметить скулы и отменить следы прошедших лет. Указать на причастность их обладательницы к интеллигенции или на пробелы в воспитании. Скорее всего, многие при упоминании Одри Хёпберн или Марлен Дитрих вспомнят широкую изогнутую форму бровей одной актрисы и ниточки — другой.

Есть и модная сторона: брови — это тренд, поддерживаемый дизайнерами и стилистами уже не первый сезон. Так что идеальные брови — это дань моде, а она сейчас требует ширины и густоты, хотя, кажется, еще вчера все нещадно орудовали пинцетом.

«Делать брови» стало чуть ли не важнее маникюра. На этой волне, по крайней мере в России, появились броу-бары (англ. brow — «бровь»). Специализирующиеся на моноуслуге центры пошли по накатанному пути нейл-баров (от англ. nail — «ноготь»), конвейерно занимающихся исключительно маникюром, и многих других, отличающихся лишь выбранным направлением. Более того, такие концептуальные салоны теснят традиционные центры красоты с набором различных услуг. Логика понятна: узкий профиль позволяет накапливать больше опыта. И неотъемлемая часть успеха — свои «фишки». Менее чем за два года салоны, предлагающие нарисовать, покрасить, помочь правильно отрастить и даже нарастить брови, появились во многих крупных торговых центрах. Обзавелись профессиональными стендами крупные косметические сети, женщины раскупают наборы американки Анастасии Суаре, которая уже не один год пропагандирует создание формы на основе золотого сечения, на чем неплохо продает линию косметических средств для макияжа глаз и ухода за бровями Anastasia Beverly Hills. Открываются один за другим небольшие салоны.

В общем, ажиотаж, к тому же вызывающий стойкое привыкание, ведь созданную форму бровей нужно поддерживать. А значит, каждые три недели, а то и чаще, придется ходить к своему мастеру. Запись идет на много дней вперед. Расценки — от 1000 рублей за создание формы. Столько же — за поддержание.

Ее история

«Знаете, здесь, как во врачебной практике, принцип “Не навреди”. Ты можешь сделать меньше, чем нужно было бы сделать, но сделать так, чтобы не стало тоньше. Ты можешь сделать из широкой брови широкую, но красивую. То есть при этом не должно страдать то, что ты потом не можешь восстановить. Да, это, наверное, самый главный принцип работы», — объясняет Ольга Блох, основательница и мастер собственного салона. Она визажист по образованию, бровями занимается уже около шести лет, и в Москве ее можно назвать самым известным специалистом в этой области. За «идеальными» к ней выстраивались очереди еще несколько лет назад, когда она работала в корнере Estée Lauder в ГУМе. Вполне логичным развитием событий был сначала свой кабинет при салоне, а потом, спустя пару лет, и свой небольшой моносалон.

«Меня стала поражать метаморфоза, такая сказка-история, которую создает мейкап, — продолжает Ольга. — Человек преображается, становится другим, красивым. Когда ты делаешь брови, ты меняешь черты лица. При этом я за индивидуальность. А вот это золотое сечение, которому всех учат, ее убивает. Убивает на корню все, ради чего этим стоит заниматься. Нужно смотреть на лица. То есть ты можешь человека изменить вплоть до врожденных каких-то вещей. Особенно когда смотришь на возрастную женщину, вот у нее опущен внешний уголок брови. Стоит его немного поднять, и ты видишь, как человек теряет десять лет сразу. И это очень благодарная работа. Еще есть мода — сейчас женщина все-таки самостоятельная, решительная. Может, с этим связана какая-то большая грузность, серьезность, решительность, такой настрой. В форме он очень хорошо просматривается. Потому что сейчас востребованы геометрические формы. Женщины стали сильнее, стали больше заниматься тем, чем раньше занимались исключительно мужчины, например зарабатывать деньги. Раньше был больше популярен образ нимфетки. Такой удивленной, такой внезапной».

Как это часто бывает в творческом деле, бизнес-категориями Ольга не мыслит. Свое дело ей помог открыть муж Дмитрий Панкратов. «Собственного бизнеса у меня никогда не было, — рассказывает он. — Работал в различных компаниях. В рекламном агентстве “Публицист”, оттуда перешел в Samsung, в агентство “Черил”, а оттуда в Anywayanyday, в “Билайн”, откуда и ушел в это дело».

Первые шаги

Название Brow Bar Number One зарегистрировали, как только было принято решение самостоятельно арендовать кабинет при салоне красоты. Так что фундамент будущего дела был не только заложен, но и укреплялся. Клиенты меняли адреса вместе с мастером. «Параллельно мы начали разрабатывать концепцию, фирменный стиль, и так все неспешно. В формате кабинета Ольга работала года два или три. И в какой-то момент сменилось два адреса. Мы начали на Китай-городе, в Златоустьинском переулке, потом по ряду обстоятельств переехали на Спиридоновку и там уже поняли: поток клиентов возрос настолько, что запись идет на месяц вперед. И дальше либо выключать телефон, либо расширяться. И вдруг появилось четкое ощущение: все, пора, нужно делать. Бывает, что у тебя есть точное представление, что нужно сделать. Это не идея, это просто уверенность: нужно делать вот это, сейчас и вот так. То есть в какой-то момент все сложилось, и мне не составило труда за месяц сделать список из 150 пунктов. К тому же я делал все это раньше для своих работодателей», — рассказывает Дмитрий.

Ресурсы

Оборудования нужно не много. Краски, зеркала, стулья — несколько рабочих мест для привлеченных профессионалов. Все это легко вмещается в небольшое помещение.

Считается, что главный принцип торговли — выбрать правильное место. С учетом длительности процедуры, всего 30 минут, возникает закономерная оценка, что куда-то далеко и сложно клиент добираться не будет. Дмитрий выбрал место в центре, недалеко от нескольких станций метро. В полуподвальном помещении на Покровке (станции метро «Лубянка», «Китай-город») всего несколько квадратных метров, но больше и не нужно. Можно было занять зону в крупном торговом центре и таким образом постараться получить привязанность «случайных» клиентов, но такой потоковый формат не подразумевает творческого подхода, который и «продают» в «Броу-баре номер один»: «Да, торговые центры — это проходимость, это экспресс. Но это низкое качество. Мы не стремимся к суперприбыли. Мы работаем с людьми, с которыми нам комфортно».

Помимо создания формы и окраски есть опции по уходу за бровями и ресницами, создание укладки, макияжа. Мастеров Ольга нашла сама. Кто-то из них специализируется на визаже, кто-то — на прическах. Но это вторичные компетенции, главное — уметь по-настоящему видеть лицо клиента в подходящей именно ему рамке бровей. 

Калькулятор

В штате Brow Bar Number One шесть человек — броу-стилисты (включая Ольгу), администраторы. Средняя зарплата — порядка 70 тыс. рублей в месяц. ФОТ и аренда — основные расходные статьи.

Средний чек — 1300 рублей (коррекция и окрашивание бровей), на эти процедуры мастера затрачивают 30 минут. Еще есть услуги по уходу за бровями и ресницами, макияж и укладка волос. Здесь цены от 2 тыс. до 7 тыс. рублей. Средняя посещаемость — 25–35 человек в зависимости от дня недели (пиковые — вечер пятницы и суббота). Заработок начинается с весьми-десяти посетителей. Продвижение идет через социальные сети («Фейсбук» и «Инстаграм»), сарафанное радио и «бренд» — имя Ольги Блох.

Маржу удается держать на уровне 60–65%. Вложенные в аренду, ремонт помещения, закупку оборудования и материалов и ФОТ на первое время работы 1,5 млн рублей собственных средств окупились. Моносалону меньше года; прожив с конца октября 2014-го квартал, зафиксировали оборот 3 млн рублей.