У экономических «нянек» дитя без глазу

Сергей Блинов
22 февраля 2015, 22:10

Динамика денежной массы — важнейший параметр, определявший ситуацию в экономике России последние 25 лет, — все эти годы остается вне внимания экономических властей. За 2014 год она снизилась на 8,2% в реальном исчислении, такого не было с января 2009-го. Если экономическая политика не изменится, будет еще хуже. Шансы выйти на траекторию роста в 2015 году пока есть, но они тают с каждым днем

В пятницу 6 февраля на сайте ЦБ была опубликована информация о денежной массе в России по состоянию на 1 января 2015 года. Согласно этим данным, она составила 32,11 трлн рублей — на 2,2% больше, чем годом ранее. Много это или мало? Как это влияет на экономику России? Отражает ли этот показатель внешние, не зависящие от России факторы, или это результат деятельности экономических властей? 

Реальные деньги

Деньги надо считать в реальном выражении. Любому мало-мальски грамотному человеку понятно, что деньги могут обесцениваться. И если кто-то скажет, что у него зарплата выросла на 10%, это еще не говорит о реальном росте доходов этого человека. Так, если цены выросли при этом на 50%, человеку можно только посочувствовать — его реальные доходы снизились. И наоборот, если инфляция была низкой и цены выросли всего на 1%, то человека можно поздравить, ведь реальный уровень его доходов вырос.

Но то же самое и со всеми деньгами в стране. Если кто-то скажет вам, что денежная масса в России в 1992 году выросла в 7,2 раза (это фактические данные), то это будет лишь частью правды. Другая часть правды в том, что цены за этот год выросли в 26 раз (это тоже фактические данные). Рост цен в корне меняет картину. Это означает, что денег в реальном исчислении в стране в 1992 году стало меньше. Меньше (если произвести несложный расчет) на 72%, или в 3,6 раза. Покупательная способность населения, предприятий и даже государства в 1992 году уменьшилась в разы. Именно это трагическое сокращение денег в стране привело к кризису 1990-х годов. Это был не «трансформационный» спад, а спад, произошедший по причине резкого сокращения совокупного спроса, произошедшего из-за уменьшения количества денег в экономике.

Рост денежной массы в стране за 2014 год на 2,2% (по данным ЦБ) вовсе не говорит о том, что произошел ее рост в реальном выражении. Уровень инфляции за год, по оценкам Росстата, составил 11,4%. Это означает, что реальное количество денег в стране уменьшилось на 8,2%. А вот это уже серьезно!

Если взглянуть на монетарную историю России с 1992 года (см. график), то становится очевидным: падение реальной денежной массы всегда приводило к кризисам в экономике.

Денежная масса в России начинает повторять динамику 1998 и 2008 годов, это приведет к кризису, если не принять срочные меры График 1
Денежная масса в России начинает повторять динамику 1998 и 2008 годов, это приведет к кризису, если не принять срочные меры

Так происходит и сейчас. Если на 1 декабря 2014 года падение реальной денежной массы составляло 3,7%, то к 1 января 2015-го, как было сказано выше, падение составило уже 8,2%. Падение ускоряется.

Ситуация очень напоминает 2008 год. На 1 декабря 2008 года падение реальной денежной массы составило 4%, а к 1 января 2009-го — уже 11%.

Такой же сценарий имел место и в кризисном 1998 году. На 1 августа 1998 года падение денежной массы составляло 4,7%, а на 1 сентября — уже 12%.

Беспризорный ребенок

Как я уже писал ранее (см. «Ставки сделаны, ставок больше нет», «Эксперт» № 36 за 2014 год), горькая правда состоит в том, что динамика денежной массы, эта решающая причина абсолютно всех падений и взлетов в экономике России с 1992 года, всегда оставалась «беспризорным ребенком». На нее либо не обращали внимания, либо смотрели как на возможную угрозу другим показателям, таким как инфляция или курс валюты.

К числу «семи нянек», которые могли и должны были внимательно следить за этим важнейшим показателем, можно отнести и Центробанк (главный ответственный), и Минфин, и Минэкономразвития, и помощника президента по экономическим вопросам Андрея Белоусова. К этой компании можно добавить банковское сообщество, многочисленных экспертов, научные институты, деловые СМИ, наконец. Но ни одна из «нянек» в итоге не присматривала за денежной массой должным образом и не следила за ее правильной динамикой. Если вы наберете в поисковой системе запрос на тему «денежная масса», то увидите, сколь незаметным для всех оказалось ее драматическое падение на 8,2% в реальном исчислении за прошедший год.

«Беспризорность» денежной массы приводит к тому, что Центробанк и Минфин принимают решения, не учитывая их последующее влияние на количество денег в экономике. И поэтому в 2008 году Центробанк под руководством Сергея Игнатьева (а за денежно-кредитную политику в ЦБ тогда отвечал нынешний министр экономического развития Алексей Улюкаев) боролся не за стабильность денежной массы, а за сохранение курса рубля. И в процессе гигантских интервенций изъял из экономики более 5,5 трлн рублей. Даже «сглаживающие» меры правительства тогда не помогли, денежная масса упала на 20%. Именно из-за этого падения кризис в России был намного глубже, чем в США, Европе и большинстве других стран мира.

Невнимание к денежной массе привело к тому, что в 2011 году Минфин начал изымать огромные суммы денег из экономики и концентрировать их на счетах Казначейства в Центробанке. Это резко изменило динамику денежной массы. Подозрительные люди могли бы увидеть в этом мину, заложенную Алексеем Кудриным на случай своего (состоявшегося позже) ухода из правительства. Другие люди сказали бы, что не надо искать злой умысел там, где все можно объяснить банальной неопытностью преемника Кудрина Антона Силуанова. Что бы ни было причиной, результатом стало ухудшение динамики денежной массы.

Затем, с июня 2013 года (это, к слову, месяц назначения Эльвиры Набиуллиной главой ЦБ) деньги из экономики начал изымать Центробанк в ходе резко возросших валютных интервенций. Денежная масса опять оказалась вне зоны внимания экономических властей и стала сокращаться. Это привело сначала к падению активности в инвестиционных отраслях, ведь они в России снижаются уже при темпах прироста реальной денежной массы ниже 20%. А затем мы пришли к сегодняшней ситуации, когда о росте ВВП в 2015 году никто всерьез не размышляет (хотя еще не поздно ситуацию исправить).

Удивляет еще одно обстоятельство. Нынешние экономические власти декларируют приверженность либеральным экономическим идеям. Но как тогда объяснить их невнимание к денежной массе? Ведь о необходимости поддержания роста денежной массы на должном уровне говорит одна из самых либеральных школ в современной макроэкономике — школа монетаризма.

Вот, например, цитата из книги «Деньги. Кредит. Банки» (под редакцией заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора экономических наук, профессора О. И. Лаврушина): «Монетаристы видят в деньгах и денежной политике важнейший фактор экономического развития и отдают предпочтение денежно-кредитной политике по сравнению с бюджетной. Их главное правило (правило денежной массы) состоит в том, что денежная масса должна расти с постоянной скоростью, приблизительно равной скорости увеличения объема производства»

Основатель другой, так называемой кейнсианской школы макроэкономики Джон Мейнард Кейнс тоже считал денежную массу важной для поддержания совокупного спроса. Просто он полагал, что возможности в денежной сфере во время кризисов, как правило, бывают уже исчерпаны. Ведь во время рассматриваемой Кейнсом Великой депрессии ставки были снижены практически до нуля, а о возможностях количественного смягчения тогда не знали. Только поэтому Кейнс и делал акцент на увеличении государственных расходов как последней возможности поддержания совокупного спроса.

И кейнсианство, и монетаризм являются ведущими школами современной макроэкономики. Обе школы признают важность денежной массы для поддержания совокупного спроса. Как тогда объяснить, что российские экономические власти, декларирующие свою либеральную направленность, полностью игнорируют этот важнейший экономический показатель? И это происходит в истории России уже не впервые. Катастрофическое снижение денежной массы (в реальном исчислении), начавшееся с 1992 года, тоже осуществлялось Егором Гайдаром и его последователями под лозунгами монетаризма. Как такое можно объяснить? Может быть, они ориентировались не на реальное количество денег, а на номинальное? Опять некомпетентность? Или все-таки злой умысел?

Нефть ни при чем

Встает вопрос: а могут ли денежные власти управлять этим показателем? Или все зависит от внешних факторов, таких как цена на нефть, например?

Дело в экономической политике. В 1999–2008 годах рост денежной массы был обусловлен не заботой о ней как таковой. Заботились об удержании рубля от слишком сильного укрепления, и потому на эмитированные (и полученные в виде налогов) рубли проводилась скупка валюты. Это и вызывало рост денежной массы и, как следствие, рост экономики. Рост денежной массы был «побочным» результатом курсовой политики и политики накопления Стабфонда.

Легко представить обратную ситуацию. Просто вообразите, что цена на нефть начинает расти, а рубль при этом укрепляется, так как никто с его укреплением не борется и рубли в экономику не добавляются. Как ни странно, такая ситуация будет российской экономике вовсе не на пользу, а лишь вызовет «голландскую болезнь» в ее худшей форме. И это не страшилка, а вполне реальный сценарий. Все дело в том, что ЦБ объявил «свободное плавание» рубля, а это означает и «свободное укрепление» тоже. Это означает, что бороться с укреплением рубля никто не собирается. Соответственно, никто не будет для скупки валюты эмитировать дополнительные рубли, и механика роста 1999–2008 годов не повторится.

И такое уже было в истории России. При росте цен на нефть на 70% в 1994–1996 годах, при значительном превышении экспорта над импортом тогдашние денежные власти умудрялись сокращать денежную массу и «обеспечивать» экономическое падение.

Прийти к росту ВВП в 2015 году еще не поздно

При продолжении текущей динамики денежной массы падение ВВП в 2015 году гарантировано. Но есть несколько простых и эффективных мер, которые позволяют добиться необходимой ее динамики. Они описаны в статьях «Экономический барометр для президента» (см. «Эксперт Online», 3 января 2015 года) и «Текущий кризис, его причины и необходимые меры» (см. «Эксперт Online», 6 февраля 2015 года). Эти меры можно осуществить очень быстро, в считаные месяцы. Они не имеют побочных эффектов в виде повышения государственных расходов или ослабления курса рубля. Они не требуют отказа от свободного движения капитала или ограничений в валютной сфере. Так или иначе, эти меры сводятся к «количественному смягчению», которое вполне по силам нашему ЦБ и Минфину. Но главная ответственность лежит на ЦБ. Они должны привести к росту денежной массы на 20% в реальном выражении. Если они будут реализованы, рост ВВП в 2015 году не только возможен, но и гарантирован. Но шансы тают с каждым днем промедления.