Неудавшийся секвестр

Повестка дня
Москва, 07.03.2015
«Эксперт» №11 (937)
Экстренный пересмотр федерального бюджета идет со скрипом. Представленные Минфином на прошлой неделе предложения так и не были утверждены на совещании у президента страны. Финансовому ведомству поручено в недельный срок доработать их, согласовать в правительстве и направить в Госдуму.

Утвержденные осенью параметры федеральной казны приходится серьезно перекраивать «на кризисном марше». Заложенные в расчеты бюджета ключевые макроэкономические параметры претерпели кардинальные изменения. Если в первоначальной версии бюджета в конце сентября был заложен рост ВВП в текущем году на 1,2%, то сейчас — спад в размере 3% ВВП. Уполовинена расчетная цена нефти (50 долларов за баррель вместо ста). Уровень инфляции вырастает против первоначальных ориентиров более чем вдвое (с 5,5 до 12%, фактическая инфляция, судя по динамике января-февраля, будет еще выше), среднегодовой курс доллара — в 1,6 раза (61,5 рубля за доллар вместо планировавшихся ранее 37,7). Однако даже более высокий курс не способен компенсировать сжатие поступлений от внешнеэкономической деятельности из-за обвала импорта и очень дешевой нефти. В результате Минфин прогнозирует недобор почти 2,6 трлн рублей в доходной части, что означает потерю 17% относительно первоначальной версии бюджета.

В этих условиях правительство оказалось перед принципиальной дилеммой. Либо жестко (в идеале — пропорционально доходам) резать расходную часть бюджета, стараясь минимизировать дефицит, новые займы и расходование средств Резервного фонда, либо, напротив, прибегнуть к контрциклическому росту расходов, прежде всего на инвестиции в инфраструктуру, имеющих максимальный мультипликативный эффект, в расчете на стимулирование экономики, демпфирование глубины и продолжительности спада, создавая условия для возврата к экономическому росту в 2016–2017 годах.

В 2009 году правительство решилось на серьезный контрциклический маневр. При сокращении доходов федерального бюджета на четверть (5,6% ВВП) к «довоенному» 2008 году было решено не урезать, а, напротив, резко (на 4% ВВП) увеличить расходы. Значительный дефицит в 5,4% ВВП на две трети был покрыт средствами Резервного фонда, остаток — займами. Можно спорить о том, насколько эффективной была приоритизация дополнительных трат (львиная их часть была пущена на социальные расходы и пенсии, благодаря чему реальные доходы пенсионеров и бюджетников в прошлый кризис не только не уменьшились, но и заметно выросли), но сам бюджетный маневр был принципиально верным.

Сейчас же преобладает логика минимизации расходов, однако и эта линия проводится весьма непоследовательно. Сначала, в январе, еще до инициации длительной процедуры пересмотра закона о бюджете, Минфин принимает хитрое решение о внутреннем, почти фронтальном, секвестре: до главных распорядителей бюджетных средств не доводится 10% всех утвержденных законом о бюджете денежных средств, за исключением обязательств перед населением и расходов на оборону и безопасность. В результате за первый месяц текущего года по статье «Национальная оборона» было раскассировано 709 млрд рублей — 22% утвержденного годового бюджета, в пять с лишним раз больше, чем в январе 2014-го.

В феврале Минфин начинает подготовку поправок в Закон о бюджете текущего года, а глава ведомства Антон Силуанов называет целевые показатели сок

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (937) 9 марта 2015
    Язык дружбы язык вражды
    Содержание:
    Убийство на экспорт

    Гибель Бориса Немцова — серьезный вызов для современной России. Недельный стресс-тест показал, что преступники пока не достигли своих целей, политическая ситуация стабильна, а элиты и общество консолидированы

    Повестка дня
    Коротко
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама