Крымский винодел Павел Швец, выпускающий вина премиум-сегмента, убежден, что эта отрасль в ближайшие десятилетия способна стать для Севастополя столь же значимой, как Черноморский флот

Виноделие — это скорее не бизнес, а образ жизни, и Павел Швец посвятил вину уже почти два десятилетия: как сомелье, ресторатор, торговец и, наконец, как создатель собственной марки Uppa Winery. Его хозяйство, расположенное к востоку от Севастополя, было создано в 2007 году на площади всего 16 гектаров — для российского виноделия с его преимущественно индустриальными мощностями это совершенно экзотический формат. Однако в Севастополе, убежден Павел Швец, он окажется наиболее уместным в силу особенностей местного рельефа, почв и не в последнюю очередь ограниченности земельных ресурсов.

Павел Швец убежден, что при грамотном подходе Севастополь может составить достойную конкуренцию ведущим винодельческим регионам мира, но это возможно лишь в том случае, если виноделие здесь будет развиваться именно в небольших форматах. Тогда как сегодня большинство подходящих для виноградников земель принадлежит крупным госпредприятиям. Поэтому для того, чтобы донести свои идеи до новых властей, Швец сразу же после присоединения Крыма к России занялся общественной деятельностью, став сопредседателем севастопольского отделения «Деловой России». Не так давно он представлял проект стратегии развития виноделия в Севастополе премьеру Дмитрию Медведеву на площадке Агентства стратегических инициатив.

Импортозамещение для знатоков

— Насколько удачным оказался для вас прошлый год с точки зрения продаж?

— Еще когда Крым был украинским, мы отправили достаточно большую партию в Петербург для компании, которая специализируется на поставках хорошего вина в рестораны. После этого несколько месяцев продаж не было — мы получили региональную акцизную марку в сентябре. Но за это время из-за санкций и девальвации рубля значительно выросло внимание к российскому вину со стороны рестораторов, хотя некоторые импортеры еще в октябре просто прекратили отгрузки. Поэтому я не удивляюсь, когда мне звонят рестораторы и говорят, что у меня теперь самое недорогое вино в премиум-сегменте, хотя цены нам повышать все же придется. Так что отсутствие продаж сыграло для нас, наверное, положительную роль: на складе только виноматериала накопилось где-то на тридцать тысяч бутылок. Сейчас курс рубля успокоится, мы сделаем новые цены и начнем продавать. Момент для этого подходящий: после девальвации рубля российское вино в определенной ценовой категории стало намного более качественным. Если человек привык заказывать в ресторане вино за четыре тысячи рублей бутылка, то импортное вино теперь он получит гораздо худшего качества, например не Chianti Classico Reservo, а обычное кьянти в оплеточке. А российское вино за ту же цену будет гораздо лучше.

— Как сейчас организована ваша дистрибуция? В Севастополе, например, ваши вина в обычной рознице купить практически невозможно.

— Зачем нам обычная розница? Нам и так вина не хватает. В сети мы точно не пойдем, по крайней мере на данном этапе. Очень важно, чтобы человек не схватил бутылку на полке без объяснения, что это за вино, и куда-то ушел. Нужно уметь грамо

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (937) 9 марта 2015
    Язык дружбы язык вражды
    Содержание:
    Убийство на экспорт

    Гибель Бориса Немцова — серьезный вызов для современной России. Недельный стресс-тест показал, что преступники пока не достигли своих целей, политическая ситуация стабильна, а элиты и общество консолидированы

    Повестка дня
    Коротко
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама