Страх — внутри

Культура
Москва, 07.03.2015
«Эксперт» №11 (937)
Мастерская Петра Фоменко в своих исследованиях человека вошла в сферу внутреннего страха и проследила за тем, как действует его разрушительная сила

На днях состоялась премьера спектакля «Современная идиллия» по одноименному произведению Михаила Салтыкова-Щедрина. Автор инсценировки и режиссер-постановщик — художественный руководитель театра Евгений Каменькович рассказал «Эксперту» о том контексте, в котором рождался замысел этого спектакля.

— Постановка «Современной идиллии» Георгием Товстоноговым в семидесятые годы запомнилась фразой автора инсценировки Сергея Михалкова, сказанной после просмотра спектакля: «Такой пощечины царизм еще не получал».

— Я хочу, чтобы вы правильно понимали: тот спектакль собирались закрывать. Это было решено. И тогда «Современник» пригласил Михалкова на обсуждение спектакля, которое планировалось провести без его участия. Георгий Товстоногов сказал: «Неужели мы не позовем автора?» И гениальность Михалкова проявилась в том, что он начал обсуждение именно с этой фразы. Он ничего не имел в виду, он просто спасал спектакль. Никаких смыслов этой фразе придавать не надо. Мы абсолютно про это не думали, и, я надеюсь, у нас в театре никогда про это не думают. Все, что мы делаем, связано с человеком, которого мы просто пытаемся понять. То, что сейчас стали писать критики, это все замечательно, но мы пытались решать совсем другие задачи: каждый из нас попадает в какие-то жизненные ситуации, когда ты вынужден делать то, что тебе не хочется. Некоторые соглашаются делать то, что они не хотят, а некоторые никогда не идут ни на какие компромиссы.

— Салтыков-Щедрин как-то написал, что опасается «квартального, который во всех людях российских засел внутри». Можно ли в этом контексте истолковывать ваше сценическое произведение?

— У Салтыкова-Щедрина есть два грандиозных действующих лица: Стыд, которому, к моему сожалению, мы не нашли сценического воплощения — он присутствует внутри героев, и Страх, который Щедрин вывел в образе горохового пальто — мундира собирателей статистики, олицетворяющего собой мир филеров и доносчиков. Мы пытались проследить, как наши герои сами вырастили этот страх в себе, как они взлелеяли его, после чего уничтожили все книги в доме, довели себя до свинского состояния. Нам было интересно разобраться, почему так происходит. Есть еще один важный момент: в «Современнике» главный герой, которого играл Кваша, выступает в качестве «рассказчика». Мы же его обозначили как «Я, либерал». Второй персонаж — «Глумов, мой друг, тоже либерал». Для нас это «я» было принципиальным, чтобы каждый мог поставить себя на это место. Мелочь, но мы это сделали специально.

— У Мастерской Фоменко репутация литературоцентричного театра. Можно ли сказать, что «Современная идиллия» продолжает эту традицию?

— Я думал, что с «датскими» спектаклями, то есть приуроченными к той или иной дате, мы закончили как с пережитком советского времени, но в данном случае в программке было очень приятно упомянуть, что «Современная идиллия» выходит в Год литературы, хотя это случайное совпадение. Такая традиция в мастерской действительно есть. Хотя мы читаем все пьесы, которые пишутся в нашей стране,

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (937) 9 марта 2015
    Язык дружбы язык вражды
    Содержание:
    Убийство на экспорт

    Гибель Бориса Немцова — серьезный вызов для современной России. Недельный стресс-тест показал, что преступники пока не достигли своих целей, политическая ситуация стабильна, а элиты и общество консолидированы

    Повестка дня
    Коротко
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама