ТНК-BP: европейская перезагрузка

Повестка дня
Москва, 07.03.2015
«Эксперт» №11 (937)
Подконтрольная российской «Альфа-групп» инвестиционная компания LetterOne (L1) завершает приобретение RWE Dea, нефтегазового подразделения немецкого энергетического концерна RWE. Сумма сделки оценивается в 5 млрд евро (5,7 млрд долларов)

LetterOne была создана владельцами «Альфа-групп» Михаилом Фридманом и Германом Ханом после продажи ТНК-ВР в июне 2013 года. Группе, как известно, принадлежало 25% нефтяной компании. Покупатель, государственная «Роснефть», заплатил за эту долю 13,86 млрд долларов. Эти деньги, а также еще 1,5 млрд долларов сверху (всего 15,36 млрд долларов) были пущены на создание инвестиционной компании LetterOne. В свою очередь, в ее составе была выделена структура L1 Energy со штаб-квартирой в Лондоне.

Целью L1 Energy заявлялось осуществление долгосрочных вложений в нефтегазовые активы: разведку и добычу нефти и газа, нефтесервис, нефтегазовую инфраструктуру. Всего к 2018 году компания рассчитывает вложить порядка 20 млрд долларов. И это не голые амбиции. Подтверждением тому, помимо солидного запаса кэша для поглощений, — фигура главы компании: недавно исполнительным президентом L1 назначен старый знакомый Фридмана и его партнер по ТНК-BP экс-глава BP Джон Браун.

Сделка с RWE Dea — дебют нового детища Михаила Фридмана. К соглашению, в том числе по цене, стороны пришли еще в марте прошлого года. Еще на год растянулись разборки с министерством энергетики Великобритании, отказывавшимся согласовывать переход к L1 дюжины нефтеносных участков в английском участке Северного моря, ссылаясь на потенциальные санкционные риски. В итоге стороны договорились, что британский бизнес Dea будет отделен от основного и в случае введения санкций к LetterOne или ее владельцам RWE выкупит его обратно.

Логика RWE в сделке ясна. Дела у немецкого концерна идут неважно. Долгов накопилось на 31 млрд евро при выручке 54 млрд евро и текущих убытках (в 2013 году) в размере 2,8 млрд евро, капитализация близка к минимуму 2003 года. Продажа непрофильного добывающего актива (RWE в основном специализируется на розничной продаже газа и электроэнергетике) была бы очень кстати.

При этом резоны покупателя не очень понятны, LetterOne явно переплачивает. Для сравнения: немецкий нефтегазовый гигант Wintershall (100-процентная дочка немецкого же химического гиганта BASF) был готов заплатить соотечественникам из RWE только 3,5 млрд евро (3,8 млрд долларов). А консорциум, состоящий из американской инвесткомпании Kohlberg Kravis Roberts & Co. и кувейтской Kuwait Petroleum Corp., оценил Dea в 4,2 млрд долларов.

RWE Dea трудно назвать гигантом отрасли. Ее выручка составляет 2,1 млрд евро, прибыль — 0,2 млрд евро в год. Компания добывает около 100 тыс. баррелей в сутки, или порядка 5 млн тонн нефтяного эквивалента в год. Добыча ведется в Северном море, Египте, Норвегии, Дании и Германии, есть лицензии на месторождения в Алжире, Ливии, Туркмении, Гайане. Активно ведется геологоразведка. Но новые месторождения, по оценкам самой компании, будут способны обеспечить не более 100–140 тыс. баррелей нефтяного эквивалента в сутки, значительная часть которых будет съедена сокращением добычи на истощающихся месторождениях североевропейских шельфов.

Возможно, Фридман делает долгосрочную ставку на возвращение в нефтега

У партнеров

    «Эксперт»
    №11 (937) 9 марта 2015
    Язык дружбы язык вражды
    Содержание:
    Убийство на экспорт

    Гибель Бориса Немцова — серьезный вызов для современной России. Недельный стресс-тест показал, что преступники пока не достигли своих целей, политическая ситуация стабильна, а элиты и общество консолидированы

    Повестка дня
    Коротко
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    Реклама