Лайнер для старого знакомого

Sukhoi Superjet 100 — ближнемагистральный пассажирский самолет. Разработан ЗАО «Гражданские самолеты Сухого» в Москве. Президент компании — Илья Тарасенко

Sukhoi Superjet 100 (SSJ) — единственный российский гражданский самолет, который сейчас серийно производится и экспортируется на внешний рынок.

Не секрет, что проект SSJ полностью трансформировал наше гражданское авиастроение. Все изменилось в соответствии с лучшими западными практиками: методы проектирования и взаимодействия с поставщиками, способы управления проектами и продажами, наконец, само производство. При создании этого лайнера стал применяться целый ряд не использовавшихся у нас ранее технологий, таких как бесстапельная сборка, автоматическая стыковка агрегатов планера и проч. С нуля было создано производство композитных конструкций в Казани, где сейчас выпускаются элементы механизации крыла для SSJ. А в Рыбинске на НПО «Сатурн» вместе с французской группой Safran специально для SSJ создано производство двигателей — они тоже плод совместной разработки и пока что устанавливаются только на SSJ. Но при этом нельзя не признать, что почти 71% комплектующих в SSJ — иностранного производства. Именно поэтому некомпетентные критики любят сравнивать этот самолет с автомобильным производством иномарок в Калуге. Такой же, дескать, конструктор — все западное, ничего нашего. Про авторство идеи и тысячи часов работы многочисленных конструкторов при этом почему-то умалчивается.

Создав SSJ и сертифицировав его по жесточайшим европейским стандартам, Россия доказала всему миру, что она по-прежнему является одной из трех авиационных держав, способных выпускать полный спектр авиатехники. Но самое важное, что именно благодаря программе SSJ наша страна возродила чахнущую конструкторскую и инженерную авиационную школу. Но и это еще не все. Самолет SSJ оказался очень хорош как по своим техническим характеристикам, так и по уровню комфорта для пассажиров. Даже цена нашего лайнера весьма конкурентоспособна — 35,4 млн долларов против 42 млн долларов у Embraer E 190. «Стоимость часа полета SSJ ниже, чем у аналогов типа Embraer. А что касается потребления топлива, то оно у вашего самолета примерно на пять процентов меньше по сравнению с аналогами», — говорит Хосе Луис Гарза, гендиректор Interjet, второй по величине авиакомпании Мексики.

Тем не менее новый глава ОАК Юрий Слюсарь едва ли не на первом своем публичном брифинге в этой должности прямо заявил, что сейчас наступает момент истины, связанный с дальнейшим развитием программы SSJ. За этой очень дипломатичной и выверенной фразой скрывается весьма специфический, полный драматизма контекст.

На днях в Комсомольске-на-Амуре рабочие завода приступили к сборке сотого по счету лайнера SSJ (с учетом нескольких опытных и испытательных образцов), тогда как заказчикам в общей сложности было поставлено чуть более 60 самолетов. Еще несколько лайнеров проходят переоборудование, в частности, на них устанавливаются новые интерьеры. Но факт остается фактом: только в России у забора, как говорят авиаторы, стоит почти полтора десятка непроданных самолетов. Большая их часть предназначалась для «ЮТэйр», которая из-за финансового кр

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (939) 23 марта 2015
    Товарный империализм
    Содержание:
    Коротко
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Культура
    Потребление
    Специальное обозрение
    На улице Правды
    Реклама