Проснуться экспортером

Специальный доклад
Москва, 21.03.2015
«Эксперт» №13 (939)
Мог ли кто-нибудь из нас, российских обывателей, лет пять—десять назад предположить, что слово «экспорт» будет скоро означать здесь не только вывоз газа, нефти и леса-кругляка, но и поставки за границу, в том числе на развитые рынки, товаров народного потребления, бытовой электроники, инновационных стройматериалов и электроинструментов, энергоэффективных светильников, уникальных приборов и систем управления, самолетов и мультфильмов?

И вот это случилось. Подборка кейсов о российских несырьевых компаниях-экспортерах, представленная ниже вниманию читателя, показывает, что у части отечественной экономики уже поменялось лицо и она словно проснулась знаменитой, показав миру плоды своих творческих усилий в период пребывания в неизвестности.

Конечно, в действительности преображение компаний, экспортирующих свою продукцию, наступило не вдруг. Как правило, те 10–15% выручки, которые им приносят внешние рынки, стали результатом нескольких лет поступательного, зачастую неспешного, движения в этом направлении. Однако сегодня для многих экспортеров наступил своего рода момент истины: оказывается, этот бизнес может и должен быть для них не факультативным приложением к основному, ориентированному на внутренний рынок, а таким же, как и он, главным. К этому толкает хотя бы резкое изменение макроэкономической ситуации и девальвация рубля. Причем для одних компаний это означает рост привлекательности их ценового предложения на внешних рынках и, как следствие, увеличение спроса, а для других, у которых велика валютная составляющая в издержках, экспорт просто становится незаменимым источником финансовой стабильности.

Но главное, к пересмотру экспортной стратегии компаний приводит логика их собственного развития. Прежде всего тот необязательный минимум, который они имеют сегодня от внешних поставок, в любом случае означает, что попадание в мишень — с продуктом — у них произошло. Далее, они уже стали экспертами в области международной торговли и маркетинга, знают свои возможности на конкретных территориях. В частности, им понятно, в каком направлении необходимо развивать или модифицировать продуктовое предложение, чтобы нарастить продажи. У них уже начала выстраиваться полноценная внешняя инфраструктура бизнеса: дистрибуторские сети, торговые представительства, склады, сервис и даже локализованное производство. Наконец, они располагают здесь, в России, производственными и исследовательскими мощностями, адекватными их внешней инфраструктуре и потенциальному спросу. В этой ситуации бизнесу грешно было бы не преследовать амбициозную цель превратить экспорт в настоящую дойную корову. Впрочем, многие компании именно так и поступают. И не исключено, что еще через пять лет мы станем свидетелями следующей серьезной «перезагрузки» своего отношения к отечественным производителям. Например, увидим мировую монополию, которую кто-то из них наверняка успеет установить, развиваясь в выбранной сегодня экспортной нише.

Мысль о мировой монополии возникает в связи с российскими экспортерами не случайно. Дело в том, что портреты этих компаний в ряде существенных черт очень схожи с портретами представителей среднего бизнеса на Западе — так называемых скрытых чемпионов (по выражению немецкого исследователя Германа Симона). Суть их стратегии заключается в узкой специализации и высочайшем профессионализме, благодаря которым они становятся абсолютными мировыми лидерами в своей рыночной нише. В нашем случае яркий пример — р

У партнеров

    «Эксперт»
    №13 (939) 23 марта 2015
    Товарный империализм
    Содержание:
    Коротко
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Культура
    Потребление
    Специальное обозрение
    На улице Правды
    Реклама