Дуальный пилот

Анастасия Матвеева
30 марта 2015, 00:00

Осенью 2014 года Московская высшая школа инжиниринга вышла на рынок бизнес-образования с пионерским образовательным проектом подготовки кадров нового типа для российских предприятий. О том, как развивается этот проект, «Эксперт» узнал у Вальтера Раца, генерального директора МВШИ

В России практически нет образовательных учреждений, готовящих специалистов, которые могли бы осуществить проект строительства или модернизации сложных промышленных объектов. Такие проекты требуют комплексной проработки не только с технической точки зрения, но и с точки зрения их экономики, географического расположения, влияния на окружающую среду, устойчивого развития компании. Следует принимать во внимание не только объем первоначальных инвестиций, но и размер дальнейших текущих расходов предприятия в стоимости его жизненного цикла; разрабатывать решения, обеспечивающие оптимальную сочетаемость всех элементов производственной цепочки — чтобы ни на одном этапе, от приемки сырья и материалов до отгрузки заказчикам готовых продуктов, не возникало «бутылочных горлышек»; просчитывать время каждого этапа строительства — чтобы ценные станки не были завезены на площадку раньше, чем над цехом появится крыша; подбирать самых надежных поставщиков оборудования. Иными словами, мало кто может подойти к делу системно.

Этот пробел взялась восполнить Московская высшая школа инжиниринга (МВШИ), предложив рынку междисциплинарную программу повышения квалификации инженеров «Инжиниринг промышленных систем», DISE (Dual Industrial System Engineering). Окончив ее, простой инженер превратится в инженера-«генералиста», способного взять на себя ответственность за сложные проекты в промышленности и за эффективную эксплуатацию предприятий в непростых условиях. 

— Что отличает специалистов, которых вы называете «генералистами»?

— Это особая категория инженерно-технических и управленческих кадров. Они должны обладать междисциплинарными компетенциями, чтобы эффективно руководить строительством, модернизацией и эксплуатацией предприятий. Наша школа готовит таких людей совместно с немецким Рейнско-Вестфальским техническим университетом Ахена (РВТУ).

Что привлекает слушателей в вашей программе?

— На программу DISE пришли слушатели или прислали своих сотрудников компании, уже задумавшие или ведущие какие-то проекты. При этом они поняли, что важно не только найти инжиниринговую компанию или поставщиков, которые спроектируют и, возможно, поставят оборудование, — нужно самим вникать во все детали. Ведь речь может идти о десятках миллионов долларов, это серьезная сумма. Конечно, не хочется ошибаться.

Программа выстроена как раз под этот запрос. DISE состоит из четырех блоков: юридического, инженерного, блока по управлению производством и персоналом и блока модулей по выбору, что позволяет слушателям получить углубленные знания по интересующим их направлениям. Курс разделен на десять модулей продолжительностью от пяти до десяти дней и предусматривает обязательное посещение нескольких немецких предприятий. В каждом из модулей мы заостряем внимание на том, где в реальной работе таится опасность сделать ошибки. И мы постоянно общаемся со слушателями, совместно с немецкой стороной после каждого модуля опрашиваем их, они оценивают модули — в каком чего-то не хватает, где избыток информации.

Такой комплексный подход оказался востребованным. Еще не завершено обучение группы первого набора, а в мае запускается новая программа «Мастер комплексного инжиниринга», занятия будут проводиться только в России.

— Почему так важна междисплинарность, предусмотренная программой?

— Наши слушатели начинают смотреть на проект с разных сторон, понимать все взаимосвязи. Например, один из слушателей после прохождения модуля по архитектуре сказал нам: «Я, технарь, никогда не понимал, что такое архитектор, а здесь, пообщавшись с архитекторами, увидел, что они мыслят по-другому. Они больше “свободные художники”. А я как “генералист”, отвечающий перед руководством компании и акционерами, должен сделать проект эффективным, все просчитав, — так, как нам об этом рассказывали в модуле по экономике». Это очень важно, что в обучении участвуют разные специалисты — экономисты, проектировщики, шеф-монтажники. У них разная философия.

И еще один существенный момент: общаясь с немецкими преподавателями — а среди них много практиков, — российские слушатели нашей программы начинают понимать, как мыслят иностранные подрядчики. Ведь реализация интернациональных проектов часто упирается вовсе не в то, что русские инженеры менее квалифицированы, чем иностранные (это не так), а в недопонимание. Положим, человек привык иметь дело с итальянцами, которые, как правило, очень быстро принимают решения, входят они в проект или нет. И поэтому ему странно видеть, как долго разбираются в проекте немцы. Это разница в менталитете.

Да и человеческий аспект очень важен. Я сам был руководителем проекта со стороны инжиниринговой компании. И понял, что, если со стороны заказчика выступает совершенно неопытный человек или человек с неверным пониманием проблемы, проект идет очень трудно. И тут надо себя правильно вести. Потому что, если ты сейчас чересчур остро будешь реагировать на некомпетентность другой стороны, тебе это вернется бумерангом.

То есть вы еще и психологии учите?

Совершенно верно. Это важная тема. Модули по управлению персоналом, межкультурным коммуникациям ведут психологи, которые внушают: «Ребята, каждый руководитель проекта должен быть психологом». Потому что если ты будешь общаться с людьми как машина, то получишь соответствующую реакцию.

Не все, конечно, усваивают эти навыки. Некоторые сопротивляются. Но такой человек и не станет настоящим «генералистом». Скажем, ты правая рука шефа инжиниринговой компании. Это значит, что ты должен идти к клиенту, вести переговоры и продавать свою услугу или свою продукцию. И чем лучше ты будешь знать психологию, тем лучше ты сумеешь построить презентацию своих услуг, показать, что ты компетентный человек и представляешь компетентную фирму. На это обращают внимание бизнесмены во всем мире и все тщательней подбирают партнеров.

— Что еще важного слушатели открыли для себя?

— Скажем, когда разбирали правовые аспекты перевода земель из одной категории в другую, многие говорили, что даже не представляли себе, насколько это сложно. Может так случиться, что разрешение на строительство будет получено только через два года. Они начинают думать: вот хороший участок, но пока его из земель сельскохозяйственного назначения переведут в индустриальные, пройдет много времени. А заниматься импортозамещением надо сейчас, пока рынок пуст. И поэтому имеет смысл купить старое действующее производство и, получая с него доходы, заняться модернизацией.

МВШИ и ЕвРоЦИК как система mvsi3.jpg
МВШИ и ЕвРоЦИК как система

 

Как стать магистром-генералистом

 

— Насколько я понимаю, вы осуществляете пока пилотный вариант программы. Все ли идет гладко? Что бы вы хотели усовершенствовать?

— Если я сейчас скажу, что все идет гладко, вы же все равно мне не поверите, правильно?

— Не поверю. 

— Так что скажу откровенно: есть над чем поработать. Думаю, что мы нашли путь к оптимальному балансу между иностранными и российскими преподавателями, университетскими профессорами и экспертами-практиками. В ряде случаев наши преподаватели одновременно ведут занятия в университете и занимаются проектами в инжиниринговых или консалтинговых предприятиях, многие имеют международный опыт. Но все же нужно еще больше адаптировать процесс обучения к российским реалиям.

Например, мы не требуем от слушателей владения иностранными языками для обучения по программам, в которых участвуют зарубежные партнеры. Мы обеспечиваем перевод во время лекций и семинаров, так же как и учебных материалов. Мы работаем с хорошими переводчиками, и тем не менее должны внимательно следить за тем, чтобы не потерялся смысл сложных технических материй.

Есть свои нюансы и в экзаменах, которые нужно сдавать по завершении каждого модуля. Наши немецкие коллеги очень серьезно, совсем не формально к ним относятся. Но многие слушатели привыкли, что в России среди вариантов ответов на вопросы тестов только один правильный. А в Германии экзаменационные задания выстроены так, что правильными могут быть и два и три варианта. Это коварная черта экзаменов в немецком вузе, я сам через это проходил, когда получал второе образование.

— Как вы организовали взаимодействие с университетом Ахена?

— С университетом Ахена мы работаем через так называемую интернациональную академию — структуру, представляющую университет в целом. Он ведь большой: там учится порядка тридцати пяти тысяч студентов. И нам сложно было бы договориться с каждой кафедрой, профессором отдельно. А академия выступает как генеральный подрядчик и выстраивает программу в соответствии с нашей концепцией. Сотрудники академии помогли в прошлом году сертифицировать нашу программу по европейским стандартам. А нам это нужно, поскольку мы рассматриваем DISE как первый курс нашей будущей магистерской программы.

— В какой логике вы развиваете свои программы?

— DISE — это своего рода платформа. Ее можно изменять, комбинируя учебные модули. Так можно формировать долгосрочные программы повышения квалификации для различных категорий слушателей. На основе DISE подготовлена программа miniDISE Germany, посвященная исключительно строительству нового предприятия. В ней два блока: один связан с экономической и правовой составляющей проекта, а второй — с его осуществлением и доведением до ввода в эксплуатацию. Мы не занимаемся в miniDISE Germany самим производством: ведением технологических процессов, поддержанием качества, контролем. То есть программа предназначена, например, для сотрудников инжиниринговой компании, которую не очень интересует, как будет эксплуатироваться предприятие после запуска.

— Для кого предназначена основная DISE?

— DISE основная предназначена для сотрудников заказчика проекта, которые уже будут оценивать проект и с точки зрения оптимизации эксплуатационных расходов, и с точки зрения вывода из эксплуатации. Можно ведь сэкономить на начальных стадиях проекта, купить дешевое оборудование, а потом окажется, что через два года его надо менять, останавливая производство, теряя на недопроизводстве продукции. Или на предприятии плохо налажена ремонтная служба. Или затраты на энергоносители съедают всю прибыль.

Обсуждение проекта в ЕвРоЦИК mvsi2.jpg
Обсуждение проекта в ЕвРоЦИК

С точки зрения преподавательского состава в обеих программах задействованы профессоры, доценты РВТУ наряду с их российскими коллегами и экспертами-практиками. В рамках каждой программы планируется проведение части занятий в Германии и посещение предприятий, относящихся к различным отраслям промышленности.

— В начале разговора вы упоминали о программе, по которой слушатели будут обучаться только в России.

— Это следующее направление развития — программы, проводимые исключительно в России. Все модули или их основная часть также проводятся российскими преподавателями. Это аналоги наших международных программ с акцентом на специфику инвестиционно-строительных проектов и эксплуатации промышленных предприятий в нашей стране. В любом случае сохраняется модульное построение, принцип дуального подхода, тесное взаимодействие слушателей и наставников. Такое гибкое предложение позволяет индивидуальным слушателям и компаниям выбрать содержание и формат обучения в зависимости от их потребностей и возможностей.

Годичная программа из десяти модулей «Мастер комплексного инжиниринга» построена по принципу DISE, то есть изучаются все этапы, от планирования, строительства или модернизации производства до его запуска и последующей эксплуатации.

Следующая программа, «Целостное планирование промышленных предприятий», состоит из шести модулей и рассчитана на полгода. В ней особое внимание уделяется изучению подходов к планированию, позволяющих учесть риски и построить предприятие с оптимальной стоимостью жизненного цикла. Повысить компетенции в управлении действующим предприятием, в том числе по оптимизации его операционных затрат, слушатели смогут, пройдя обучение в рамках программы «Эффективное планирование и эксплуатация промышленных объектов», состоящей из четырех модулей.

Все долгосрочные программы построены так, что слушатели при необходимости могут выбрать один или несколько наиболее интересных для них модулей. Конечно, мы рекомендуем пройти обучение по целой программе, но учитываем пожелания наших учащихся.

В нашей линейке имеются и краткосрочные курсы, семинары-тренинги, на которых слушатели могут в сжатые сроки приобрести знания и навыки использования и внедрения на своих предприятиях методик и инструментов бережливого производства, управления проектами, организации ресурсосберегающего предприятия.

— Как программа DISE соотносится с вашими планами организации магистерской программы?

— В ходе подготовки, сертификации и проведения DISE был наработан уникальный опыт, на практике проверена жизнеспособность и востребованность концепции. Можно сказать, что DISE — это «разведка боем». Мы поняли, что получается, что нужно достроить, чтобы получилась полноценная магистерская программа подготовки инженера-«генералиста». Будет расширена и углублена тематика отдельных модулей. Мы сейчас как раз думаем над тем, как это сделать. В следующем году мы планируем сертифицировать эту программу, проведя ее аудит с помощью немецкой стороны.

— Смогут ли слушатели DISE первого и последующих выпусков продолжить обучение на магистерской программе?

— Такая возможность, безусловно, предусматривается. И это было бы логично как для дальнейшей наработки профессиональных компетенций, так и для получения соответствующего диплома. В рамках текущей программы слушатели накапливают зачетные единицы, которые, если они решат продолжить обучение, будут им засчитаны на будущей магистерской двухгодичной программе. И тогда они смогут закончить ее за год. Иными словами, DISE — это первый курс магистратуры.

 

И пивной заводик в придачу

 

— Какую роль в деятельности вашей школы играет инжиниринговый центр?

— Вы спрашивали о логике развития образовательных программ. Если же посмотреть с большего расстояния, то инжиниринговый центр — это еще одно звено в цепочке развития нашей школы. Слушатели, активно участвующие в реализации инвестиционно-строительных проектов, часто во время обучения обращались к нам с различными вопросами. Их интересовало мнение экспертов о текущем состоянии проекта, эффективно ли управление им, насколько оправдывают себя программы мотивации и обучения, верно ли подбираются оборудование, подрядчики и многое другое. Стало очевидно, что ответить на эти вопросы невозможно исключительно на семинарах или во время лекций. Тем более что вопросы были настолько сложными, а объемы планируемых инвестиций настолько серьезными, что необходимо было привлекать консультантов с различными компетенциями и практическим опытом российских и международных проектов. Поэтому совместно с нашими партнерами — европейскими и российскими инжиниринговыми и консалтинговыми фирмами мы создали центр инжиниринговых компетенций.

В центре задействованы наши сотрудники, среди которых есть как преподаватели, так и слушатели программы DISE. И они вполне могут помочь в реализации проектов, с которыми к нам обращаются предприятия: стать кураторами проектов или включиться в их осуществление наравне с теми, кто пришел к нам на обучение из этих компаний. На этих проектах наши молодые сотрудники набирают практические навыки, и их квалификация как наставников растет. Они уже могут дать слушателям не только теоретические знания, но и практические рекомендации.

— Вы уже работаете таким образом над реальными проектами?

Да. Естественно, это дополнительный доход для нашей школы, для нашего инжинирингового центра.

— Скажите, а в ситуации с санкциями снизился спрос на ваши услуги?

— Люди сейчас действительно немножко затаились. Многие компании вышли из рынка или приостановили все проекты. Но именно сейчас, вложив что-то в развитие продуктовой линейки и строя заводы, можно занять ниши, которые раньше занимали иностранные фирмы. Надо об этом задуматься, а мы поможем. О поддержке малого и среднего бизнеса говорится много, но средним компаниям, имеющим хорошие идеи или хорошие продукты, трудно получить финансовую поддержку. Кроме того, там сидят технари, которым сложно перевести идеи в конкретный коммерческий проект, выразить его на бумаге, чтобы получить финансирование от банка. И это уже наша ниша. Приходите к нам, если у вас есть идеи, мы можем обучить вас на отдельных модулях, поможем написать технико-экономическое обоснование, возможно, даже найти партнеров для организации совместного предприятия.

Знаете, я родился в России и душа у меня болит за нее. Работал я и в Германии, и здесь. Мне кажется, русские с немцами понимают друг друга неплохо. И надо, чтобы строилось как можно больше индустриальных парков с участием немецкого капитала. Мы, кстати, и концепцию разработали такого парка, где есть и производственные и логистические мощности, и европейская деревня с требуемым уровнем комфорта. Ведь в России часто такие площадки расположены далековато от крупных городов. Мы даже предусмотрели в проекте возведение небольшой пивоварни при гостиничном комплексе.

На базе индустриальных парков можно наладить сотрудничество средних компаний. Например, российские компании могли бы купить пакет акций семейной немецкой компании, которых в Германии очень много. Компания, где работает всего восемьдесят человек, может поставлять свой продукт в десятки стран мира.

Смысл в том, что не надо изобретать велосипед. Если есть деньги, зачем их держать в швейцарских банках под скромные проценты, лучше купите компанию, приносящую немалую прибыль. Кроме того, можно организовать производство в России и экспортировать продукцию. Трудность в том, что средним компаниям из Германии сложно сюда прийти, не зная менталитета, не имея связей с предпринимателями, готовыми к сотрудничеству. А инжиниринговый центр имеет устойчивые деловые отношения с торгово-промышленными палатами нескольких немецких земель, с рядом европейских инжиниринговых компаний и может помочь в развитии взаимовыгодного сотрудничества между российскими и иностранными предпринимателями.