Хотите бороться с кризисом? Снижайте налоги!

Аркадий Самохвалов
27 апреля 2015, 00:00

Чтобы российская экономика вышла из стагнации и начала расти, необходима серьезная налоговая реформа, которая снизит нагрузку на предприятия, обеспечит их ресурсами и стимулами для развития, не нанося при этом ущерба бюджетной системе

ТАСС/ Артем Геодакян

Основным объектом налогообложения и, соответственно, источником увеличения бюджетных доходов в экономически развитых странах является не предпринимательская деятельность, а конечное потребление. В России же и после двадцати лет строительства рыночной экономики главным объектом налогообложения, его дойной коровой, остается производитель-предприниматель. Чтобы по-настоящему поддержать развитие отечественного производства, налоги на него должны быть снижены. Во всяком случае, следует задействовать стимулирующую роль налоговой системы.

В «Эксперте» № 4 за этот год вышла статья шеф-редактора журнала Татьяны Гуровой с названием «При чем тут санкции», посвященная актуальным вопросам современной экономической политики России. Автор предлагает изменить главную операционную задачу, отказавшись от принесшей столько проблем «финансовой стабилизации», и сосредоточить усилия на увеличении занятости в производственном секторе, для чего рассматривает в качестве одной из мер возможность снижения налоговой нагрузки. Например, в виде сокращения страхового налога вдвое. Полагаю, что для активизации предпринимательской деятельности в России не стоит останавливаться лишь на страховом налоге. Необходима комплексная и обоснованная налоговая реформа. Тем более что в стране есть опыт преобразований в налоговой системе, позволяющий утверждать, что реформирование может быть осуществлено без нанесения ущерба государственному бюджету.

В этой статье я хотел бы более детально остановиться на направлениях реформирования налоговой системы, которые снизят налоговую нагрузку на бизнес и существенно увеличат возможности его развития. Результатом предлагаемых ниже мер станет расширение и укрепление базы налогообложения и, следовательно, рост соответствующих поступлений.

Опыт конца 1990-х, когда правительство Евгения Примакова впервые с начала реформ значимо снизило налоговую нагрузку на промышленные компании, убедительно продемонстрировал обоснованность и конструктивность принятия таких решений для стимулирования отечественного производства и преодоления спада в экономике. (Основные результаты преодоления кризиса 1998 года, гораздо более впечатляющие, чем десять лет спустя, были получены не в последнюю очередь за счет снижения налоговой нагрузки и налогового стимулирования — см. график 1.)

Система мер по преодолению кризиса в 1998 году в части налоговой политики принципиально отличалась от ситуации в 2008 году 9nalogi1.jpg
Система мер по преодолению кризиса в 1998 году в части налоговой политики принципиально отличалась от ситуации в 2008 году

НДС

О том, что с начала 1990-х этот налог негативно влияет на развитие отечественной перерабатывающей промышленности, особенно с длительным циклом производства, сказано и написано немало. Ослабить разрушительное воздействие НДС на экономику и в то же время увеличить объемы его поступления в бюджетную систему — вполне решаемая задача.

Во-первых, необходимо перейти к единой ставке НДС на уровне 10%, что нивелирует присущую этому налогу криминогенность, снизит «премию» при уходе от налога и упростит его администрирование. Помимо этого можно ожидать удешевления импортных потребительских товаров, по меньшей мере на 8–10%, в силу начисления НДС на стоимость ввозимых товаров (с учетом таможенной пошлины).

Во-вторых, необходимо организовать оплату НДС с использованием специальных (электронных) счетов-фактур, что обеспечит прозрачность движения денежных средств и для предприятий, и для налоговых органов — как при оплате налога, так и при его возмещении. Это не только резко ослабит основы для уклонения от налогообложения, но и минимизирует затраты предпринимателей на ведение налогового учета.

В-третьих, необходимо сохранить возмещение НДС при экспортных поставках только для продукции высокого передела. Это, помимо прочего, вынудит органы власти стимулировать развитие производства продукции с высокой добавленной стоимостью, а не сырья, как на протяжении всех последних лет.

В-четвертых, необходимо вернуться к принятой в 1990-е годы практике перечисления НДС в нижестоящие бюджетные системы, изменив механизм и адресность начисления. Соответствующие средства (в размере не более 15–20% от собираемого в стране НДС) следует перечислять в бюджеты местного самоуправления в соответствии с численностью населения (потребителей). Это укрепит бюджетную обеспеченность местных и региональных органов власти и создаст стимулы к инициативному развитию экономики (в том числе промышленности) на местах. Одновременно необходимо отказаться от практики фактически полного направления в региональные бюджеты поступлений от налога на прибыль, установив порядок его расщепления между федеральной и региональной бюджетной системой в пропорции 50 на 50.

По оценкам Геннадия Букаева (министра по налогам и сборам РФ в 2000–2004 годах), реализация этих мер приведет, с одной стороны, к снижению налоговой нагрузки, а с другой — к значимому увеличению поступлений НДС в бюджетную систему, прежде всего за счет расширения масштабов промышленной деятельности благодаря увеличению оборотных средств у предприятий, но не в последнюю очередь и в результате пресечения злоупотреблений, в том числе связанных с «лжеэкспортом» и соответствующим возмещением НДС. Это предположение подтверждается заявлениями главы ФНС Михаила Мишустина, согласно которым только электронизация учета возмещения НДС внутри страны обеспечила в первом квартале 2015 года (вопреки спаду в экономике!) 20-процентный прирост сбора этого налога. Распространение автоматизации учета по всему весь кругу вопросов уплаты НДС, несомненно, даст еще более значимый эффект (см. «ФНС сработала алгоритмично», «Коммерсантъ», № 63 от 10.04.2015). 

Налог на прибыль

Необходимо реанимировать превосходно зарекомендовавшую себя практику предоставления инвестиционной 50-процентной льготы на прибыль, направляемой на развитие производства. Введение этой льготы позволило в 1999–2000 годах ежегодно удваивать поступающий в бюджет объем налога (см. график 2).

Темпы роста ВВП и фактические поступления налога на прибыль организаций 9nalogi2.jpg
Темпы роста ВВП и фактические поступления налога на прибыль организаций

Эта льгота была отменена по настоянию Алексея Кудрина с 2002 года. Причем ее отмена не только снизила инвестиционную активность, но и привела к прямым потерям бюджета: соответствующие налоговые поступления в 2002 году снизились на 10% по сравнению с 2001 годом. Важно подчеркнуть, что именно федеральной власти надлежит выступить инициатором возврата к этой практике. Регионам нужно предоставить возможность по своему усмотрению манипулировать этой льготой в интересах развития их территорий.

В то же время представляется целесообразным вернуть в практику налогообложения прогрессивную ставку налога на прибыль, сохранив ее «плоский» характер, например на уровне «нормальной» рентабельности в той или иной отрасли. 

 

Подоходный налог (НДФЛ и социальные взносы)

 

Следовало бы признать необходимость прогрессивной шкалы в налогообложении физических лиц: «плоская» ее составляющая должна определять величину подоходного налога только для граждан, имеющих средний уровень доходов. Низкие доходы вообще должны быть освобождены от этого налога.

Кроме того, экспертные оценки показывают, что из-за роста средней заработной платы целесообразно отказаться от введенного в конце 1990-х регресса по платежам в социальные фонды с высокой заработной платы, а также от увеличения отчислений в социальные фонды. Все это приводит к росту теневых выплат. 

 

О результате налоговых реформ

 

Все эти меры в совокупности способны увеличить поступление налогов в бюджетную систему страны, причем прежде всего за счет расширения налогооблагаемой базы и роста объемов производства промышленной продукции. Нет сомнений, что работа в этом направлении будет поддержана предпринимательским корпусом. Повторю еще раз: опыт конца 1990-х, когда налоговая нагрузка на промышленные компании была впервые реально снижена, убедительно продемонстрировал целесообразность такого подхода к стимулированию отечественного производства. И без того высокие экономические результаты тех лет были бы еще убедительнее, если бы президент Борис Ельцин не наложил вето на закон о снижении НДС с 20 до 15%.

Но есть и другой опыт: многократные и изобретательные попытки увеличить объем налоговых поступлений в бюджет за счет ужесточения методов администрирования, законодательного увеличения налоговых ставок и т. д., которые не приносят ожидаемого результата. Об этом прямо говорит устойчивое соотношение объемов ВВП и налоговых поступлений в бюджет. На протяжении последних двадцати лет между ними имела место практически стопроцентная корреляция. Субъекты экономической деятельности любыми путями избегают «сверхобложения», молчаливо соглашаясь платить больше налогов только соразмерно росту хозяйственного оборота.

На уровне экономики в целом отношение налоговых поступлений к ВВП в пореформенное время устойчиво лежало в диапазоне 20–23%. Поэтому единственный путь, ведущий к увеличению налоговых поступлений в государственный бюджет, связан с наращиванием производимого в стране ВВП за счет активизации предпринимательской деятельности на уровне и малого, и среднего, и крупного бизнеса. Активизировать же эту деятельность можно (и нужно!) не в последнюю очередь названными преобразованиями в сфере налогообложения.

 

Не получилось — уходи!

 

Представленные в этом материале предложения по налоговой реформе и расширению промышленного предпринимательства, безусловно, нуждаются в обсуждении и уточнениях. Очевидно, что претворением в жизнь подобных предложений и разработкой соответствующих практических мер должны заниматься убежденные их сторонники, неукоснительно подчиняющиеся простому и понятному правилу: заявил — взялся исполнять — не удалось получить ощутимых перемен к лучшему — уходи! Причем эту практику можно и нужно начать, например, с инициаторов «налогового маневра» и замены НДПИ налогом на финансовый результат. Но этого мало.

Сегодня в руководстве финансово-экономического блока правительства немало «сторонников реформ», которые пытаются «отсидеться», ничего не предпринимая для преодоления стагнации и перевода российской экономики в стадию устойчивого роста. Свою бездеятельность они обосновывают «необходимостью обеспечения стабильности налоговой системы», но это не более чем отговорка. Бизнес с радостью воспримет любые меры, направленные на снижение налоговой нагрузки и оздоровление взаимоотношений с налоговыми органами. Поэтому приверженцам «стабильности» следует либо предъявить более фундаментальные обоснования своей беспомощности, чем, например, советы населению меньше думать о хлебе насущном, либо немедленно оставить занимаемые ими руководящие должности.

Опыт конца 1990-х, когда налоговая нагрузка на промышленные компании была впервые реально снижена, убедительно продемонстрировал целесообразность такого подхода к стимулированию отечественного производства.

Необходимо перейти к единой ставке НДС на уровне 10%, что нивелирует присущую этому налогу криминогенность, снизит «премию» при уходе от налога и упростит его администрирование.