Медицина в облаках

Елена Николаева
27 апреля 2015, 00:00

— На что делаете ставку? — Частная медицина — быстрорастущий рынок, его обслуживание дает очень большие возможности.

Что такое пациент для врача? Поток информации. В мире уже сложился  целый сегмент многофункционального программного обеспечения в медицине, который перевел всю бумажную работу клиник в «облако», а врачей, пациентов и страховщиков — в интернет, в сегмент Digital Health, цифрового здравоохранения.

В США, откуда пришло само понятие, это большой рынок с жесткой конкуренцией, который ежегодно накачивается миллиардами долларов инвестиций. Главная цель — сэкономить на лечении и ускорить оказание услуги. В России объем «поднятых» инвестиций укладывается в несколько миллионов долларов. Резких взлетов здесь не наблюдается, однако, если учитывать обычное время отставания от мировых лидеров в три—пять лет, — мы на пороге пикового спроса. Кому удастся в нем поучаствовать?

Сегодня самый внятный проект — это созданная разработчиками из Хабаровска MEDESK. Вложив 400 тыс. рублей, программисты Владимир Ковальский и Дмитрий Лазуткин в 2008 году начали привязывать к себе клиники программой для электронного управления документами. Вывести дело на самоокупаемость удалось через три года. В конце 2013-го была запущена «облачная» версия, постепенно обраставшая новыми опциями. Компания работает по абонентской плате с тарифной сеткой от 3 тыс. в месяц до премиального тарифа — свыше 49 тыс. рублей. Платформой пользуется более 1 тыс. врачей, администраторов, экономистов в 21 российском регионе. По ней обслуживается более 115 тыс. пациентов и сотрудников. Сторонних инвестиций пока не привлекли — реинвестировали в масштабирование 1 млн долларов, изъяв их из своего небольшого оборота 10 млн рублей в год.

И это на фоне похожей, развивающейся параллельно с MEDESK, американской Practice Fusion, получившей около 155 млн долларов инвестиций и фактическ, поддерживаемой президентом Штатов. 

Что дает соединение медицины с IT

Возможности Digital Health безграничны и до конца еще не осмыслены. Оцифровка, систематизация, учет рабочего времени, расписания сотрудников, сведение информации и изолированных баз данных (врача, лаборатории, скорой помощи, страховщика), сенсоров, датчиков, консультаций врачей на единой «облачной» платформе и создание в результате единой информационной системы — начальный этап. «Например, мы открываем возможности функциональной диагностики. Что это значит? Страна большая, врачей не везде хватает. И к нам клиники обратились с таким вопросом: а если мы медсестре в любой точке за две тысячи километров от Москвы поручим снимать данные с пациента для ЭКГ или электроэнцефалографии, она будет отгружать их в систему, столичный врач сможет их расшифровывать и возвращать? То есть пациент, придя в свою маленькую больницу в небольшом городе, фактически попадает на прием к специалисту самого высокого уровня, которого сложно найти в регионе. Причем здесь зарабатывают обе стороны — и клиника, которая сняла показания, и клиника, которая интерпретировала данные. Через нашу систему проходят десятки тысяч таких потоков в месяц. Или приехал врач скорой помощи, снял показатели, они тут же попали в систему, их в реальном времени расшифровали и передали обратно», — рассказывает Ковальский. Можно интегрировать платформу и с персональными сенсорами, датчиками мониторинга самочувствия пациента. Полноценный эффект от пользования платформой проявится, правда, только у сетевых клиник или больших медцентров, где количество подключенных к платформе сотрудников превышает 30 человек. И особенно интересна система для страховщиков, поскольку в едином пространстве ведется учет времени, потраченного на пациента, объем работы и ее стоимость, что дает возможность тестировать и рассчитывать тарифы. 

Их история

Свела будущих партнеров Япония. Дмитрия с Владимиром делегация японцев нашла в разных вузах, и на пятом курсе инженеры-программисты доучивались уже за границей. Познакомились перед отъездом. В Японии родилась и бизнес-идея. Все началось с того, что Дмитрий сломал руку. Да так, что пришлось делать операцию и довольно долго общаться с местной системой здравоохранения. Времени хватило, чтобы поразиться устройству взаимодействия всех участников процесса и даже получить удовольствие от реабилитации. «Мы понимали, что, приехав в Россию, обустройством поликлиник и больниц мы заняться не сможем. Но какую-то часть, скажем информатизацию, мы можем на себя взять», — вспоминает Дмитрий. «Мы стартовали в 2008 году, и у нас была наивная гипотеза: если мы сделаем очень хорошие медицинские карты, то врачи будут очень рады. Но оказалось, это интересно только нам. Нужны были учет денег, рабочего времени, ресурсов. Мы запустили компанию и начали вокруг себя, то есть на Дальнем Востоке, в диапазоне 400 километров искать хоть какую-нибудь частную клинику, которая бы нами заинтересовалась. Удалось найти несколько владельцев, которым просто стало интересно», — вспоминает генеральный директор МЕДЕСК Владимир Ковальский. Такими клиентами стали хабаровские больницы, принадлежащие ОАО РЖД. Тогда продукт не был «облачной» технологией, это были локальные серверы, которые  перевозили в купе поезда, доставляли клиентам, ставили.

Решение подсказали сами клиники, пожелавшие взаимодействовать с коллегами. «Для нас это оказалось серьезной технической проблемой. Потому что взаимодействие между двумя разделенными серверами наладить очень сложно. Тогда не было еще САС-решений, не было “облачных” хостингов, не было технологической базы. Да и интернет в регионах был проблемой. Но мы, естественно, пытались найти решение. Прежде всего сделали дистанционную диагностику. Передавались медицинские данные — кардиограммы, электроэнцефалограммы и так далее. Как-то связали это все, и оно работало. И только где-то в 2010–2011 году мы задумались о том, что надо идти в “облако”. Если связывать работу клиники со страховыми компаниями, нужно выходить из локальной точки, делать сразу что-то в интернете и потом уже спускать это на участников. Держа в голове все запросы, мы попытались заложить фундамент того, что потом может быть использовано разными участниками рынка. Мы осознали, что теперь не нужно ездить в клиники: продажи и обслуживание работают дистанционно. Постепенно это направление и развилось в удобный инструмент, который стоит дешево, клиенту не нужно ломать сервер, не нужно платить вперед нам за установку программы и так далее. И с другой стороны, человек получает карту пациента, на основе которой может взаимодействовать с другими участниками рынка». 

Привязать компанию к своей услуге

«Чтобы стать нужным здравоохранению, ты должен прийти в клинику и сначала вклиниться в бизнес-процесс полностью, чтобы они работали на твоем продукте, привыкали к нему. И только потом постепенно добавлять в этот бизнес-процесс элементы. Врач работает с картой пациента. Если там появляется что-то дополнительное, например пациент сам дома снял данные, — они отображаются в карте сразу, и врач их мог проанализировать. Контрагент что-то прислал на расшифровку — информация появляется в карте. Когда ты все эти потоки заводишь, ты с каждого потока имеешь право получать деньги. По-другому к этим деньгам не подступишься», — выдает стратегию затягивания в «облако» Ковальский.

Стратегия покорения главврачей и собственников тоже отработана. «Слава должна идти впереди тебя. Откуда-то они должны о тебе узнать», — говорят предприниматели. Для этого, впрочем, достаточно попасться им на глаза на какой-нибудь выставке, мелькнуть на тематической конференции, в журнале. Медики кажутся обособленными от всего мира, но между собой общаются тесно. Сарафанное радио работает исправно, некоторые клиники и сами идут на контакт. 

Калькулятор

В штате 14 человек: программисты, маркетологи, продажники, математики, дизайнеры, юрист, бухгалтер. Средняя зарплата в компании — 60 тыс. рублей. Больше всего денег съедают ФОТ, аренда офиса и серверов. 20% бюджета уходит на маркетинг.

Компания предлагает стартовый тариф 3 тыс. рублей за мизерное количество опций вроде расписания и учета пациентов. Есть базовый за 9 тыс. рублей в месяц (снижается до 8 тыс. при оплате за год), сетевой — 49 тыс. в месяц и премиальный — по договору. Абонентская плата за доступ ко всем опциям обойдется медучреждению примерно в 900 рублей в расчете на одного сотрудника в месяц. При этом выгодным для MEDESK клиент становится только при совокупной сумме оплаты от 20–30 тыс. рублей.

Учитывая, что не всем сотрудникам нужен доступ к системе, целевой клиент — это либо довольно большой медцентр, либо сеть маленьких клиник (всего услугами компании пользуется 100 медучреждений). По словам предпринимателей, количество клиентов увеличивается в месяц на 5–10%. Оборот за 2014 год превысил более 10 млн рублей. 

Планы

Частных клиник в России около 12 тыс. Не все они подходят MEDESK своими масштабами. К государственным клиникам предприниматели относятся скептически, поскольку те «не стремятся снижать издержки», останавливают и тендеры. «Мы и по другим направлениям пытались работать с государством, выходит, что тратишь очень много времени и получаешь очень мало эффекта. Более того, у стартапа нет возможности год-полтора договариваться, залоги какие-то оставлять», — говорят предприниматели. Хотя именно государственные клиники могли бы стать для компании золотой жилой. И от государства для таких проектов, как MEDESK, в свою очередь, исходит угроза. Как только будет решено отлаживать собственную систему, как это уже произошло в нескольких сферах, частным компаниям придется заняться чем-то другим.

Основатели MEDESK, в свою очередь, отмечают прирост инвестиций на рынок частной медицины: «Люди с капиталом из регионов привлекают московских консультантов, берут франшизы. Потому что они освобождены от уплаты налогов до 2018 года». В планах уже на следующий год — выход на рынки СНГ. А в перспективе на 2018-й — выход в другие развивающиеся страны.