Никогда мы не будем братьями

На улице Правды
Москва, 18.05.2015
«Эксперт» №20-21 (945)
Такого интереса русских к событиям на Украине, как в 2014–2015 гг., старожилы не припомнят

Иллюстрация: Эксперт

С ним можно сопоставить разве что внимание тех дней, когда решающие битвы Великой Отечественной войны (форсирование Днепра и освобождение Киева осенью 1943 г.) происходили именно на Украине, а также дней аварии на Чернобыльской АЭС весной 1986 г. В остальное время события в УССР/на Украине занимали довольно скромное место в сводках новостей. В период же независимости — за исключением оранжевого Майдана 2004 г. и новогодних газовых войн — об Украине вообще мало кто вспоминал.

Нынешний болезненный интерес к украинским делам труднее объяснить, чем интерес 1943–1944 гг. и 1986 г. Интерес к военным сводкам понятен: успех в битве за Днепр приближал желанное всем окончание войны. К чернобыльским сводкам тоже: «Это все ж таки радиация, а не просто купорос». Но сегодня, когда несамостоятельный (раньше сказали бы «марионеточный») характер украинской политики довольно очевиден, много ли прибавляет к уже имеющемуся знанию очередная глупость, сказанная премьером А. П. Яценюком или, тем более, всего лишь советником какого-нибудь министра. После Одессы — а со 2 мая 2014-го прошло более года — чем-то удивить Украина уже не в состоянии, так зачем же и гондурас чесать.

Тем более что Украина никак не является первопроходцем в истинно демократическом направлении. До «революции достоинства» телеграф приносил сводки то с одной, то с другой точки постсоветского пространства. Экономическая катастрофа (причем даже без войны) произошла в Болгарии, бывшей «шестнадцатой республике», осквернение памятников русским там тоже сделалось национальным спортом. И быт саакашвилевской Грузии был довольно поучителен, равно как и нравы грузинского политикума. Существенный вклад в расширение наших энтомологических познаний внесли и страны Прибалтики, освободившиеся от русского владычества. Приятного в этом ничего не было, от иллюзий горбачевского времени («За вашу и нашу свободу» и т. п.) не осталось ровно ничего, но можно ли сказать, что прибалтийская, болгарская, грузинская политика сильно занимала русское общество? В общем-то нет. Была без радости любовь, разлука будет без печали, а неприятное чувство от происходящего отчасти компенсировалось осознанием того, что убытки разум дают. Стремления же к познанию лимитрофной души и вовсе не наблюдалось. «Коли лучше найдешь — позабудешь, коли хуже найдешь — пожалеешь» — какое там познание, даже удивления, и того нет.

С Украиной же вышло очевидно иначе. Происходящее к югу от Брянска ощущается явно не так, как эстонские или болгарские дела.

Отчасти это неизбежно. Доля семейно-родственных связей, равно как и связей хозяйственных и культурных, столь высока — принципиально выше, чем с другими лимитрофами, — что в минуту не разорвешь, хоть бы обе стороны только того и желали. Все же три века с лишним вместе — не всякая европейская нация имеет такую давнюю историю совместного сожительства; после такого разъединяться нелегко. Опять же и война, увеличивающая интерес к неприятельской державе.

Но вот что существенно: Галиция, еще недавно считавшаяся ук

У партнеров

    «Эксперт»
    №20-21 (945) 18 мая 2015
    Шёлковый капкан
    Содержание:
    Огненные объятия Дракона

    Важность внешнеполитического альянса с Китаем не повод для уступок стратегических позиций в экономическом взаимодействии двух стран

    Международный бизнес
    Потребление
    Реклама