«Они готовы к партнерству»

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
18 мая 2015, 00:00

Ответственная и прагматичная политика, проводимая Азербайджаном на мировой арене, создает хорошие предпосылки для развития сотрудничества с Россией на Южном Кавказе, где Москва и Баку со временем могут стать полноценными стратегическими партнерами

Азербайджан начал играть ключевую роль в геополитическом раскладе во всей Евразии. Уже сейчас власти Евросоюза рассматривают Баку как одного из главных поставщиков природного газа в Европу в долгосрочной перспективе. И это при том, что строительство трансанатолийского трубопровода TANAP пока еще находится на начальной стадии. Напомним, что этот проект стоимостью свыше 15 млрд долларов будет реализован в несколько этапов. На первом, в 2018 году, по нему пойдет около 8 млрд кубометров газа в год в Турцию, Грецию и Болгарию. На втором этапе мощность газопровода, будет увеличена вдвое, до 16 млрд кубометров в год. Это произойдет, как ожидается, в 2020 году. Тогда азербайджанский газ начнет поступать уже не только в Восточную и Центральную Европу, но и в Западную. Наконец, еще через шесть лет по TANAP будет транспортировать свыше 30 млрд кубометров газа в год.

Азербайджан занимает центральное место на логистической карте Большого Ближнего Востока, через его транспортные коридоры проходит и китайский маршрут Великого шелкового пути, и практически весь транзит из Ирана на север. При этом власти Азербайджана действуют очень осторожно, исходя исключительно из своих национальных интересов. Баку активно старается развивать партнерство не только со своим ближайшим партнером — Турцией, но и с Россией. Можем ли мы в сложившихся условиях договориться с Азербайджаном, чтобы конкуренция на рынке углеводородов не переросла в ожесточенную ценовую борьбу?

О том, как нам развивать отношения с Баку и на что делать ставку, в интервью «Эксперту» рассказал директор Института международных исследований МГИМО, доктор исторических наук, профессор Станислав Чернявский.

 

Хорошие личные отношения между Ильхамом Алиевым и Владимиром Путиным просто не могли не сказаться на ВТС двух стран, объем которого за последние годы достиг 4 млрд долларов fchern2.jpg
Хорошие личные отношения между Ильхамом Алиевым и Владимиром Путиным просто не могли не сказаться на ВТС двух стран, объем которого за последние годы достиг 4 млрд долларов

— Судя по всему, Азербайджан обречен быть нашим главным конкурентом на рынке углеводородов. Или здесь все же есть какое-то поле для взаимодействия?

— А какая из нефтедобывающих стран — бывших советских республик — не является нам конкурентом в этой области? Все они — Казахстан, Туркменистан и Узбекистан — в той или иной степени объективно конкурируют с Россией на мировом рынке. Что касается Азербайджана, то здесь все более четко продумано. Влияние этой страны на нефтегазовом рынке объясняется не только наличием углеводородных богатств Каспия, но и мощной инфраструктурой, состоящей из трубопроводов, нефтепроводов и логистических центров, созданных за последние годы. Баку активно вкладывал деньги в различные инфраструктурные проекты в Азии, строил терминалы по сжижению газа, порты и причалы в Грузии, Южной Корее, Турции. То есть старался обеспечивать доставку своих ресурсов до конечного потребителя.

— В России все понимают, что азербайджанский газ в Европе — дело решенное. Но в ЕС вовсю говорят, что вот-вот по трубопроводу TANAP может пойти газ из Ирана. Насколько вероятен такой сценарий? И как в связи с этим могут складываться отношения между Баку и Тегераном? Они же де-факто будут делить один пирог.

— Отношения между Ираном и Азербайджаном периодически менялись и иногда сопровождались некоторым охлаждением, хотя внешне оставались добрососедскими.

Разумеется, Тегеран — сильный конкурент для всех нефтегазодобывающих государств. Поэтому любое улучшение политической ситуации вокруг Ирана, несомненно, будет способствовать росту иранского экспорта углеводородов и импорту в эту страну современных технологий. Разумеется, в этом случае Иран превратится в мощного конкурента в первую очередь для Азербайджана. В Баку все это отлично понимают. Не случайно уже три-четыре года Азербайджан активно инвестирует в несырьевые секторы экономики — телекоммуникации, инфраструктуру, ВПК. В последние двенадцать лет телекоммуникационный сектор в стране растет в среднем на 32 процента в год, тогда как во всем мире — не более чем на 10 процентов. Другой пример — строительная индустрия. Еще совсем недавно у них, например, вообще не было собственного цемента. Сегодня другое дело: создана развитая промышленность стройматериалов, построены цементные заводы, рынок уже перенасыщен этой продукцией.

— А как обстоят дела в ВПК?

— Собственную оборонную промышленность Азербайджан вынуждает развивать нерешенность нагорно-карабахского конфликта. За последние десять лет военные расходы Баку выросли в двадцать раз, почти до трех миллиардов долларов. В рамках программы развития ВПК реконструированы и переоснащены два десятка оборонных предприятий. Миноборонпром поставляет армии порядка 450 видов вооружений и боеприпасов. Налажен выпуск боеприпасов для танков и артиллерийских орудий, освоено производство ручных гранатометов, отвечающих стандартам НАТО. Несколько лет назад Израиль построил близ Баку завод по сборке беспилотных летательных аппаратов, и первые беспилотники Orbiter, имеющие радиус действия до 50 километров, приняты на вооружение. Активно ведутся работы с австрийской компанией Diamond по созданию легкого военного самолета.

— У всех на слуху недавний контракт между Россией и Азербайджаном на поставку системы ПВО дальнего действия С-300. Такое оружие мы продаем только дружественным странам, каковой для нас, безусловно, является Азербайджан. Но складывается ощущение, что все наше сотрудничество ограничивается только сферой ВТС…

— В первые годы после распада СССР наше сотрудничество с Азербайджаном застопорилось, многие препятствия, порой искусственно возведенные Москвой и Баку, мешали двигаться вперед. Коренной перелом наступил лишь в 2001-м, после визита Владимира Путина в Баку. Российскому президенту удалось найти общий язык с Гейдаром Алиевым. Многие острые, казалось бы, неразрешимые вопросы удалось согласовать. А самое главное — появилось взаимное доверие на высшем уровне, что привело к практическим сдвигам по всему спектру двусторонних отношений. Это доверие сохраняется и сегодня. Президент Ильхам Алиев занимает принципиальную позицию по внешнеполитическим вопросам, но к отношениям с Россией относится очень ответственно. Характерный пример — реакция на предложенную Евросоюзом программу «Восточное партнерство». На саммите Евросоюза в Вильнюсе Азербайджан проводил взвешенную политику, исключающую ущемление его суверенитета, и избегал антироссийских заявлений. В Баку выполнили только приемлемые для него требования «дорожной карты» по «Восточному партнерству», но документ об ассоциации подписывать не стали. Вместо него азербайджанская сторона предложила Еврокомиссии заключить соглашение о стратегическом модернизационном партнерстве, которое не является юридически обязывающим документом. Что касается российско-азербайджанского двустороннего сотрудничества, то сфера ВТС в нем действительно весьма значительна в стоимостном выражении. За последние годы объем торговли по линии ВТС между нашими странами достиг четырех миллиардов долларов. Это весьма неплохой показатель. Однако есть немало других сфер, где наше партнерство развивается не менее успешно, хотя его трудно выразить в денежном эквиваленте. Возьмем, к примеру, гуманитарную область. В России учится немало азербайджанских студентов. Как правило, это представители элиты, часть которой проживает у нас и применяет свои знания в российском бизнесе. Эти люди весьма влиятельны, они продвигают вперед нашу экономику, реально укрепляют отношения между странами.

— Но при этом Азербайджан весьма прохладно отнесся к российской идее создания Таможенного союза, а впоследствии и к вступлению в ЕАЭС. Он просто решил сохранить нейтралитет?

— Азербайджанцы — люди расчетливые. Они придерживаются прагматичной и максимально сбалансированной линии в отношении инициируемых интеграционных проектов. В Баку ведь не отказывались от ЕАЭС, а предложили более конкретно разъяснить их выгоду в случае вступления. Что касается двусторонних отношений Азербайджана с Россией, Белоруссией и Казахстаном, то они развиваются неплохо. Россия занимает первое место среди всех стран — экспортеров в эту республику. В Азербайджане работает порядка 570 компаний с российским капиталом, инвестировавших в местную экономику свыше 630 миллионов долларов. Азербайджанские инвестиции в Россию еще больше — они превышают миллиард долларов. При этом Баку высказывает заинтересованность в развитии регионального сотрудничества, готов вкладывать значительные средства в экономику и инфраструктуру Северного Кавказа.

— Может ли Азербайджан стать стратегическим партнером России на Южном Кавказе?

— В Баку не раз заявляли о подобной готовности. В том числе предлагали оказать содействие в нормализации отношений с Грузией.

— Как может быть урегулирована проблема Нагорного Карабаха? Какие вообще есть варианты ее решения?

— Минская группа ОБСЕ и Россия делают все, чтобы там не начался вооруженный конфликт. Думаю, что перспектива может быть только одна: рано или поздно те районы, которые бесспорно принадлежат Азербайджану и были незаконно оккупированы, придется вернуть. От обеих сторон потребуются уступки, без которых компромисс невозможен. Чем раньше обе стороны, прежде всего армянская, начнут реальное продвижение к достижению согласия, тем лучше для всего региона. Немедленным результатом компромисса станет установление взаимного доверия, повысятся стабильность, экономическая и финансовая привлекательность. А значит, придут инвестиции, оживится экономика и в результате выиграют как азербайджанцы, так и армяне.

— Как в Азербайджане оценивают роль Гейдара Алиева в становлении нового государства после распада СССР?

— Еще совсем недавно, чуть больше двадцати лет назад, Азербайджан едва не погряз в гражданской войне. Все эти революции и контрреволюции, которые мы сейчас наблюдаем на Украине, в 1991–1993 годах прокатились и по Азербайджану. Тогда все шло к тому, что еще немного — и страна фактически распадется на несколько государств. И вот здесь Гейдар Алиев и сыграл выдающуюся роль: благодаря его усилиям, собственно, и был урегулирован внутренний конфликт, прекращена гражданская война. Трезво оценивая роль Алиева-старшего с позиций сегодняшнего дня, можно с уверенностью сказать, что он действительно стал спасителем нации.

Придя к власти в 1993 году, он совершил невероятный подвиг еще и в том смысле, что не позволил разрушить государственную монополию на главное богатство страны — нефтедобывающую отрасль. Алиев оставил за государством не только все нефтяные промыслы, но и предприятия, связанные с нефтедобычей. Это дало возможность не только продолжить индустриализацию страну на новом, более высоком уровне, но и накопить достаточные средства для социально-экономического подъема.

— А как изменил траекторию развития страны нынешний президент Ильхам Алиев? У него же не было такого политического капитала, как у отца.

— Ильхам Алиев, став президентом, в целом сохранил команду единомышленников, унаследованную от отца, и продолжил курс на модернизацию страны, в том числе в ненефтяных отраслях. Он направил накопленные нефтедоллары в создание современной инфраструктуры. Ильхам Алиев продолжает экономическое строительство на основе четко выверенных планов, рассчитанных на несколько лет. В 1990-е годы экономисты-либералы в нашей стране подвергли принципы государственного планирования осмеянию. И напрасно. На примере Азербайджана мы видим, что если есть политическая воля, финансовые ресурсы и общественный консенсус, то планирование идет на пользу.

За последние годы Азербайджан занял весьма авторитетное место в мировом сообществе. Свою роль здесь сыграл целый ряд факторов. Среди субъективных факторов я бы особо выделил умелую политику руководства страны. А именно целенаправленную деятельность президента и поддерживающей его элиты по строительству светского государства. Был сделан упор на новые секторы экономики, в первую очередь на информационно-коммуникационные технологии, на космическую отрасль и ВПК. Все это требует не только колоссальных финансовых вложений, но и больших интеллектуальных ресурсов. Эти субъективные факторы играют важную роль в обеспечении стабильности общества и продвижении вперед. Но, разумеется, если говорить об объективных факторах, то нынешний Азербайджан — это в первую очередь нефтегазовая страна, занимающая стратегическое положение в регионе Большого Ближнего Востока.

— Как модернизация отразилась на жизни рядовых граждан и в целом на экономике страны?

— Обычно об Азербайджане говорят в первую очередь как о нефтедобывающей стране, не особо обращая внимание на другие аспекты его экономического развития. При этом нередко обходят молчанием тот факт, что в стране сейчас практически в любой районный центр можно долететь самолетом. Во всех крупных городах построены новые аэропорты, а парк реактивных лайнеров — один из самых молодых и современных в мире. У всех на слуху нефтепровод Баку—Тбилиси—Джейхан и газопровод Баку—Тбилиси—Эрзерум, но мало кто знает, что за последние несколько лет Азербайджан превратился в мощнейший транспортно-логистический узел. Те, кто бывал в этой стране, не могут не обратить внимания на сеть первоклассных автострад, охватывающую весь Азербайджан, связывающую все его уголки. В общей сложности за последнее десятилетие там построено свыше тысячи километров новых шоссейных дорог.

К югу от Баку вовсю строится новый международный морской порт Аляты, способный обрабатывать до 20 миллионов тонн грузов в год, в 2014 году завершен первый этап строительства и сдан в эксплуатацию судовой терминал. Там же, по-видимому, будет создана свободная экономическая зона, что значительно расширит возможности торговли с Россией, Ираном, Казахстаном и другими государствами Средней Азии.

Особо хочется отметить строительство железнодорожной линии Баку—Тбилиси—Карс, которая наладит сообщение между Востоком и Западом, а также будет играть весомую роль в транспортировке товаров из Китая на европейский рынок.

На совершенно новый уровень развития вышли телекоммуникационные технологии. Например, так называемое электронное правительство в Азербайджане уже давно и эффективно функционирует. Вообще, очень многие явления, о которых нам сообщают отечественные СМИ как о планах нашего правительства на ближайшие десять-двадцать лет, у них уже стали обыденностью.

— А удастся Ильхаму Алиеву удержать статус светского государства?

— До сих пор удавалось. Будем надеяться, удастся и дальше. Хотя, конечно, сделать это нелегко. Азербайджанские власти периодически подвергаются критике со стороны международных правозащитных организаций за то, что жестко пресекают демократические выступления религиозного характера. Но иначе в Азербайджане быть не может. Эта страна — средоточие многих религий. Там до сих пор мусульмане, православные, католики и евреи живут как единая семья. И это реальность, а не что-то выдуманное. Поэтому менять здесь что-то было бы неправильно, тем более под давлением извне.