Успех в «окне возможностей» зависит от шагов государства и бизнеса

Алексей Репик
18 мая 2015, 00:00

Энергичное развитие несырьевого бизнеса в сегодняшних условиях подразумевает зарубежную экспансию, причем не только в сфере внешней торговли

Российская экономика иногда напоминает мне наркомана, и термин «нефтяная игла» по отношению к нам крайне справедлив. Получив очередную дозу (восстановление нефтяных котировок), мы стараемся забыть «ломку», через которую прошли в середине зимы-2014/15. Делаем вид, что все наладилось. Но ничего не изменилось, и во время следующей коррекции мы так же будем корчиться на полу и обещать, что скоро исправимся и начнем развивать несырьевой бизнес.

У меня нет легкого рецепта для излечения, но есть одно направление, сфокусировав на котором свои усилия, мы имеем шансы преодолеть нефтяное проклятие.

Я считаю, что российским компаниям необходимо активно выходить со своей продукцией на внешние рынки. Это не только откроет новые возможности для их бизнеса — это укрепит нашу экономику и валюту лучше, чем все точечные программы господдержки.

Вопрос экспорта для многих отечественных компаний в «тучные» годы не стоял, потому что им вполне хватало внутреннего потребления — российский рынок был шестым в мире по привлекательности (по оценке World Economic Forum). Теперь покупательная способность внутреннего рынка сжалась, и многие компании столкнулись с необходимостью расширения своей географии.

Дешевый рубль для многих российских предприятий открыл «окно возможностей» для реализации экспортного потенциала. Если укрепление национальной валюты делало российское производство неконкурентоспособным, то ослабление рубля дало обратный эффект: оплата труда в валютном выражении стала дешевле, производить в России стало выгоднее.

И чтобы при следующей коррекции нефтяных котировок не кусать локти, ставку надо делать на развитие несырьевого экспорта.

В этом направлении уже сделано немало: ВЭБ в прошлом году направил существенные средства на поддержку экспорта, успешно работает ЭКСАР, создаются новые инструменты, ведется работа над изменением облика торговых представительств.

Однако при перечислении разнонаправленных мер поддержки возникает ассоциация с детской игрой-головоломкой, которой не хватает нескольких деталей, для того чтобы увидеть целостную картинку. Для финальной «сборки» нужна встречная работа со стороны государства и бизнеса: тогда система заработает и запускаемые меры поддержки дойдут до адресатов — компаний несырьевого сектора.

Три шага бизнеса на зарубежный рынок

Нередко российские компании ограничивают географию своего присутствия, не думая о выходе на внешние рынки. Стратегия развития даже крупных успешных компаний идет по следующему шаблону: сначала бизнес растет до масштабов национального чемпиона, а потом вместо выхода на глобальный рынок начинается диверсификация на рынке внутреннем. Причем нередко за счет приобретения непрофильных активов, которые не дают синергетического эффекта.

Для компаний технологического бизнеса, где крайне велики затраты на НИОКР, на модернизацию производства, создание и внедрение технологий и компетенций, только выход на мировые рынки может обеспечить возврат инвестиций.

Поэтому первый шаг со стороны несырьевого бизнеса подразумевает ориентированное на зарубежную экспансию планирование собственного развития. Я говорю не только о реализации экспортных амбиций: нельзя ограничиваться исключительно внешнеторговой деятельностью. Текущая экономическая конъюнктура диктует необходимость и предоставляет все возможности для развития внешнеэкономической деятельности в самом широком ее понимании. Необходимо искать перспективные ниши на зарубежных рынках, закрепляться на них. Мы должны инвестировать в создание собственной производственной, сервисной и торговой инфраструктуры, вплоть до приобретения доли рынка через покупку местных компаний за рубежом. Так что масштабные ресурсы, необходимые для выхода на международные рынки, и не только финансовые, должны быть зарезервированы в планах развития.

Второй шаг, без которого невозможна реализация экспортной стратегии, — создание конкурентоспособного продукта. Качество, соответствующее международным стандартам, нужно привносить и на внутренний рынок. Если уже на этапе планирования производства закладывать в него наивысшие существующие требования к качеству продукта, то и проблем с преодолением сертификационных барьеров при выводе его на международные рынки не будет. Да, создание высокого качества требует больших ресурсов, нежели простое соответствие внутренним нормам, но на этапе начала экспорта продукта эти вложения окупятся. Зачастую целесообразнее купить готовое технологическое решение, чем пытаться придумывать заново давно изобретенный велосипед.

Ну и третий шаг подразумевает осведомленность о правилах ведения бизнеса за рубежом. Успех зависит от предварительной аналитической проработки, умения ориентироваться в ситуации и адаптироваться к местным условиям. Разведка боем в этом случае недопустима. Тот командир избежит необоснованных потерь при наступлении, который ответственно подошел к рекогносцировке. Не надо бояться тратить силы и средства на изучение зарубежного потребителя, его запросов, а также препятствий, которые стоят между ним и вашим продуктом. Экономия на тщательном исследовании рынка может обернуться существенными потерями — вплоть до провала экспортного наступления.

Амбициозное стратегическое планирование, создание конкурентоспособного продукта, тщательное изучение зарубежного рынка и проактивная подготовка необходимой инфраструктуры — если эти три точки вы уже оставили за спиной, ваш бизнес — один из пока немногих, кто сделал все от него зависящее для взятия зарубежных высот. 

Три шага государства к экспорту

Ваша компания с правильной стратегией и экспортным потенциалом не сможет дожить до реализации амбициозных планов, если государство не создаст условия, которые будут стимулировать, а не душить производителей, решившихся идти на внешние рынки. Чего мы ждем от государства? Сокращения бюрократических процедур на российской стороне экспортного пути, поддержки отечественного товара после преодоления им границы и, конечно, доступного и оперативного экспортного финансирования.

Первый шаг, о котором говорят все предприниматели и который заложен в плане мероприятий «дорожной карты» «Поддержка доступа на рынки зарубежных стран и поддержка экспорта», — это системное сокращение и упрощение порядка прохождения экспортных процедур. Работа с нормативной базой для экспортеров требует такого количества временных и человеческих ресурсов, что небольшому бизнесу невозможно пройти эту полосу препятствий самостоятельно. Сейчас доля малых и средних предприятий, занимающихся экспортом, не превышает 1%. А ведь именно за счет средних и отчасти малых компаний достигается диверсификация экспорта, к которой мы стремимся. Кроме того, со многими странами есть проблемы с несовпадением технических регламентов и стандартов, фитосанитарных норм, которые иногда используются как мера протекционизма для местных компаний. Гармонизация стандартов на уровне государств — необходимая мера поддержки российского экспортера.

Второй шаг — создание единого оператора по поддержке экспорта, системы «одного окна». Технологии выхода на внешние рынки запутанны, госпомощь разрозненна, и бизнес не всегда понимает, на какую поддержку он может рассчитывать. И это, кстати, не только вопрос денег, это может быть и поддержка в виде снижения административных барьеров, и помощь в подборе зарубежных партнеров, и информационно-консультационное сопровождение экспортеров. Отрадно, что этот запрос бизнеса уже услышан. Мы возлагаем большие надежды на консолидацию разнонаправленных мер поддержки в рамках системы «одного окна» для экспортеров — Российского экспортного центра.

Третий и, наверное, самый очевидный шаг к реализации экспортного потенциала — организация дешевого и оперативного финансирования внешнеэкономической деятельности компаний. Один из вариантов решения этой проблемы — расширение возможностей ВЭБа. Бизнесу нужен «быстрый» и эффективный банк с точки зрения принятия решений.

Мой международный опыт позволяет утверждать: импорт из России востребован и ожидаем, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в странах Латинской Америки. У некоторых уже заготовлены списки продукции, которую они готовы ввозить из России. В странах Латинской Америки, например, востребована продукция отечественного машиностроения, на нашу IT-продукцию тоже есть стабильный спрос. Хороший потенциал у российской пищевой промышленности: молочная и мясная продукция, российский мед, ягоды, орехи могут рассчитывать на долю рынка в сегменте organic food. И, будем надеяться, потеснят в ассоциативном ряду иностранного обывателя привычные икру и водку. Фармацевтика, биотехнологии, машиностроение и энергетика — нам есть с чем выйти к миру. Бренд «Made in Russia» должен активно продвигаться государством и бизнесом на внешних рынках, с тем чтобы стать знаком качества. Осторожно, «окно возможностей» закрывается!