Патриот и школяры

Максим Соколов
25 мая 2015, 00:00

Российский государственный гуманитарный университет прославился: прогрессивное студенчество устроило обструкцию деятелю «Антимайдана» Н. В. Старикову

Иллюстрация: Эксперт
Максим Соколов

Руководство учебного заведения пригласило его прочесть лекцию «Сценарии будущего России», а в интернет-анонсе тема была конкретизирована: «Лекция-дискуссия с участием ведущих российских экспертов по вопросам противодействия “цветным” революциям».

Передовое студенчество РГГУ, а также других вузов — тон в обструкции задавали питомцы ВШЭ — встретили Н. В. Старикова наглядной агитацией и криками «Позор!», противодействие цветным революциям натолкнулось на смелое противодействие активистов. Приглашенный оппонировать Старикову доцент РГГУ К. Ю. Ерусалимский решил не вступать в дискуссию с антимайдановцем, указав: «Я счел прекращение лекции Старикова вопросом академической гигиены. Его выводы построены на конспирологии, его отношение к оппонентам несовместимо с правилами академического общения. Это пренебрежение правилами мировой исторической науки».

Супостат, однако, был тверд. Отметив, что сценарий явленной ему обструкции в точности совпадает с рекомендациями, содержащимися в брошюре Д. Шарпа, именно таким образом советующей разворачивать цветные революции, Стариков продолжил лекцию, предложив по ее завершении задавать вопросы по существу. Но навязать дискуссию и протащить антимайдановскую контрабанду не получилось.

В самой лекции было довольно много спорных моментов: дифирамбы Р. А. Кадырову, утверждение об ответственности США за массакр в редакции «Шарли эбдо» etc., — так что убедительно оппонировать мыслителю-конспирологу не было столь уж трудной задачей. Но, судя по благожелательной до восторга реакции прогрессивной общественности на обструкцию, главную миссию передового студенчества они видели не в торжестве истины, но в принципиальном недопущении супостатов в приюты науки. «Студенческий протест — одно из важнейших достижений в истории университетов. Это двигатель прогресса и истории, как этому вообще можно не радоваться?»; «Сорвали выступление пропагандиста войны и неоимпериализма Ник. Старикова в РГГУ! вот это дело! большое уважение вызывают те, кто это сделал… Я совершенно убежден в том, что доступ Старикову и им подобным в университеты должен быть закрыт… Применительно к РГГУ или МГУ — он просто должен быть изгнан, и все…»; «Выпускница и методист РГГУ замечательная Лиза подготовила плакат о том, что ватникам здесь не место» — и так далее все в том же духе.

Объяснение такой светлой радости довольно простое. На фоне крайних неудач по всему фронту: российская экономика скрипит, но не рушится, тогда как украинская рушится и весьма, лояльность власти у преобладающего большинства сохраняется, 9 мая прошло триумфально, влияние оппозиции ничтожно — любой, даже малозначительный тактический успех приобретает в сознании или, по крайней мере, в агитации громимой стороны огромное значение. О чем все больше сообщало Совинформбюро летом 1941 г.? О том, как близ поселка N. Красная Армия геройски уничтожила немецкую роту. Зимой 1945 г. Deutsche Wochenschau информировало аналогично. Разбитый наголову неоимпериалист Н. В. Стариков — на той же линии.

Желание поднять дух рассказами о героизме столь велико, что совсем забываются зеркальные случаи молодежного активизма из прошлого десятилетия. Забыта даже потрясающая по силе кинохроника, изображающая, как Г. К. Каспаров подпрыгивает, пытаясь поймать запущенный прокремлевскими активистами летающий фаллос с моторчиком. Хотя не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, что смелая обструкция, учиненная пришлыми активистами из ВШЭ, не является исключительным достоянием передового студенчества. Сами активисты называют Старикова титушкой — и при этом им в голову не приходит, что у титушек тоже фаллосы найдутся. Если решено возродить развеселое время прокремлевских молодежек — почему нет. Милый Вася всегда готов. Тем более что повод долго искать не надо. В той же ВШЭ довольно таких профессоров, по сравнению с которыми Н. В. Стариков покажется образцом здравомыслия. А обструкция — она обоюдоострая.

Это не говоря о том, что университет — это такое место, где юношество научается устанавливать истину путем рассуждений. Еще в 1968 г. реакционные профессора замечали, что бунтующих студентов надо гнать из alma mater в три шеи не потому, что они держатся весьма своеобразных воззрений — это пожалуйста, а потому, что они утверждают свое мировоззрение не посредством убедительных рассуждений, а посредством убедительного свинячества.

Впрочем, традиция школярской удали идет от куда более ранних времен. В 1831 г. студенты Московского университета подвергли шумной обструкции профессора политических наук М. Я. Малова. «Буря поднялась; свист, шарканье, крик: “Вон его, вон его! Pereat!”», — писал один из активистов, А. И. Герцен. Неприятности от николаевских сатрапов были довольно умеренные: «Как только смерклось и университет опустел, товарищи принесли нам сыру, дичи, сигар, вина и ликеру… Так проводили мы время, пируя ночью и ложась спать днем». При втором Николае гуманизм не ослаб. В. В. Шульгин вспоминает о киевской студенческой забастовке 1899 г.: «“Забастовщики”, “протестуя против насилия”, сами учинили самое явное и наглое насилие, вышвырнув из аудитории профессоров и небастующих студентов. Через пять лет 1905 год показал даже слепым подкладку так называемых “студенческих волнений”. Никаких студенческих волнений по существу никогда не было, потому что это были не студенческие, а революционные волнения. Опытные и дальновидные революционеры, искушенные в бунтарском искусстве, захватив в свои руки “мальчиков в синих околышах”, двинули их в качестве авангарда против исторической русской власти».

Оптимистический Шульгин писал в 1925 г.: «Каковы были цели этого революционного движения, называемого “освободительным”? Свобода? Я думаю, что сейчас всем все ясно. Но в то время было, конечно, много людей, которые искренне верили в то, что они борются за высокие идеалы. Бедные: более грубого обмана мир давно не видел».

Сейчас всем все ясно примерно, как в 1899 г. Очевидно, необучаемость есть квалифицирующее свойство университантов.