Коллективный представитель президента

Ольга Вандышева
8 июня 2015, 00:00

Общероссийский народный фронт, переформатированный ровно два года назад в широкое общественное движение, усиливает политические механизмы реализации стратегического курса Владимира Путина

На встречах ОНФ Путин внимательно выслушивает критические замечания, экспертные заключения и инициативы и вносит свои предложения. А по итогам обсуждений принимаются решения, которые воплощаются в жизнь

«Мы не опричники нового формата, не карательный орган и не кнут президента!» — так активисты «Общероссийского народного фронта» реагируют на спорные исторические параллели и ярлыки, которые постоянно навешивают на ОНФ, но которые вряд ли отражают суть того, что в современной системе общественно-политических координат представляет собой этот сравнительно молодой институт. Бытует также заблуждение, что «Народный фронт» либо вольется в ряды «Единой России», либо станет самостоятельной партией. Хотя ОНФ, созданный четыре года назад как предвыборный проект для выполнения тактических задач, уже тогда стал надпартийным объединением общественных организаций. А два года спустя (сохранив первоначальный бренд) был переформатирован в народное движение с гораздо более широкой повесткой дня, призванной усилить механизмы реализации президентской стратегии развития страны. Эта стратегия сначала была провозглашена в предвыборных статьях Владимира Путина, а затем формализована в президентских указах в мае 2012 года.

Похоже, идея себя оправдала. Сегодня «Народный фронт» активно влияет на общественные и политические процессы, это мощный ресурс, способствующий повышению эффективности государственного управления.

Без «корочек» и привилегий

История ОНФ началась в мае 2011 года в Волгограде. Тогда на конференции «Единой России» Владимир Путин предложил создать коалицию общественных организаций, члены которой, беспартийные кандидаты, пройдя через праймериз, могли бы участвовать в парламентских выборах по списку ЕР. И эта задача была решена. Более 80 представителей ОНФ стали депутатами Госдумы. Через два года в Москве состоялся учредительный съезд, на котором ОНФ был преобразован в общественное движение с официально зафиксированным в уставе надпартийным характером. Тогда же делегаты закрепили название «Народный фронт “За Россию”» и избрали своим лидером Путина.

Идея трансформировать и усилить «Народный фронт» возникла не случайно. Она была продиктована желанием создать устойчивый политический инструмент народного (по сути демократического) контроля над исполнительной властью. Так и возникло решение привлечь независимых экспертов и опереться на гражданскую инициативу. По замыслу Путина, ОНФ должен «дать возможность всем гражданам страны ставить свои, народные, задачи, добиваться их исполнения, сдвигать с места вопросы, которые иногда тонут в бюрократическом болоте, и вносить предложения, которые затем станут законами и государственными решениями».

Именно в этом ключе сегодня и развивается ОНФ. Для реализации приоритетных задач (они определены исходя из майских указов президента) в рамках центрального штаба организовано пять площадок: «Общество и власть: прямой диалог», «Образование и культура как основы национальной идентичности», «Качество повседневной жизни», «Честная и эффективная экономика» и «Социальная справедливость». Созданы также мониторинговые центры «За честные закупки», «Народная экспертиза», «За права заемщиков», Центр общественного мониторинга по проблемам экологии и защиты леса. По этим направлениям работают и региональные штабы, которые созданы во всех субъектах федерации. Теперь в ОНФ может попасть не только член той или иной организации, а любой человек с активной гражданской позицией, неравнодушный к судьбе и развитию своих территорий и страны в целом. В основном это инициативные, известные и уважаемые в своих регионах опытные профессионалы и лидеры общественного мнения, не замешанные в каких-либо скандалах и удаленные от властных структур. При этом прямая связь с президентом и каналы влияния на самом верху позволяют сохранять независимую позицию.

Поначалу чиновники ревниво смотрели на то, как строится ОНФ, и двигали в его ряды своих людей. «С такой ситуацией мы сталкивались везде. Региональные власти пытались провести до 90 процентов управляемых кандидатов, чтобы контролировать нашу работу и использовать нас в своих интересах. При этом такой паники и массового выхода из “Единой России”, чтобы попасть к нам, я никогда не видела», — вспоминает Ольга Тимофеева, сопредседатель ОНФ и руководитель рабочей площадки “Общество и власть”. — Мы же отбирали людей независимых и с заслуженной репутацией. Кроме того, в регионах прошли конференции, на которых были выведены все чиновники и те, кто занимался популизмом». В ОНФ также особо подчеркивают, что у них нет никаких «корочек» и удостоверений. Это было сделано намеренно, чтобы избежать опасности превращения «Фронта» в еще одну бюрократическую иерархию. Избежать бюрократизации удалось: об этом, в частности, говорит то, что многие из членов ОНФ высказывают свою точку зрения без оглядки на высокие кабинеты. На мероприятиях отдельные правдорубы так кричат о наболевшем, что некоторые наблюдатели бывают шокированы. Но, несмотря на эмоции, в итоге выносятся грамотные экспертные заключения и конструктивные предложения, с которыми активисты ОНФ обращаются лично к Путину — как на ежегодных «форумах действий», где работают одновременно все площадки, так и на других встречах с участием президента. Кстати, выявляя прорехи, недоработки или сомнительные нормы в действующих законах, ОНФ инициировал уже 25 законопроектов. В основном они касаются усовершенствования социальной сферы.

Костяк же работы «фронтовиков» заключается в контроле над исполнением основных указов и поручений главы государства. Для этого по итогам первого «форума действий» в декабре 2013 года был создан чрезвычайно мощный административный механизм. Теперь контрольное управление администрации президента, куда поступают доклады правительства о выполнении президентских поручений, направляет их в ОНФ. А эксперты «Фронта» досконально изучают эти отчеты, сравнивают их с положением дел «на земле», с сигналами, которые идут от граждан. На основании этого анализа выносится решение, можно ли то или иное поручение снимать с контроля или оно выполнено формально. И эта практика как элемент прямой демократии и контроля над бюрократией оказалась полезной. Ко второму «форуму действий» правительство доложило об исполнении майских указов на 80%. В ОНФ же пришли к заключению, что исполнено только 20% поручений, а 80% из них снимать с контроля нельзя. Кстати, если раньше представители различных министерств и ведомств, как отмечает Ольга Тимофеева, очень неохотно шли на контакт с ОНФ, то сейчас все чаще удается устанавливать диалог. С мнением «фронтовиков» стали считаться.

Неприкосновенных нет

Еще одно важное направление деятельности ОНФ — антикоррупционное. В 2014 году только по системе госзаказа, который составлял 23 трлн рублей, каждый 15-й рубль, по данным ОНФ, тратился с нарушениями или «уходил налево». Проект «За честные закупки» как раз нацелен на борьбу с расточительством и неэффективным использованием бюджетных средств. С помощью этой площадки любой человек может выявить, когда какой-нибудь товар или услуга приобретается по необоснованно высокой цене, противоречит закону или здравому смыслу. И в данном случае не обязательно прибегать к помощи правоохранителей. Достаточно внимательно изучить портал госзакупок. Для подспорья на сайте ОНФ опубликовано специальное пособие. В нем детально и по-своему креативно расписаны все алгоритмы, которые объединены в «Серую книгу Остапа Бендера: 24 способа расхищения госсредств и способы их устранения». Сегодня рынок госзаказа, который составляет около 5,5 млн контрактов в год, мониторят 4 тыс. активистов по всей России. Менее чем за два года существования проекта они выявили около 600 сомнительных закупок на сумму около 170 млрд рублей. Были вскрыты факты, как чиновники тратили десятки, сотни миллионов, а то и миллиарды на покупку предсптавительских автомобилей, чартерные авиаперевозки и собственный пиар. К слову, в 2014 году расходы только на автопарк составили 20 млрд рублей, а имиджевые расходы превысили 36 млрд. В рамках проекта «За честные закупки» составляется рейтинг расточительности, куда входят закупки предметов роскоши. Первый рейтинг был обнародован на «форуме действий» руководителем площадки «Честная и эффективная экономика» Александром Бречаловым. Тогда, например, всплыла тема весьма расточительных новогодних корпоративов в некоторых госкомпаниях. Этот факт вызвал резкую критику президента, который заявил, что на праздники надо сбрасываться из своего кармана. В итоге проводить вечеринки за государственный счет стало немодно и за год их количество уменьшилось в четыре раза. Удалось переломить ситуацию и с дорогостоящими автомобилями. Во-первых, чиновники сами стали урезать свои аппетиты, а во-вторых, в правительстве всерьез озаботились введением нормативов, какой автомобиль какому начальнику по статусу положен. Благодаря ОНФ на свет Божий всплывали и другие удивительные факты. Например, в кабинете губернатора Сахалина Александра Хорошавина (сейчас он находится под следствием) был установлен интерактивный наноунитаз (со встроенной гидромассажной функцией и феном). А на улучшение имиджа главы региона планировалось потратить 680 млн рублей. И хотя с момента критики в адрес губернатора до его ареста прошло больше года, а ключевую роль в задержании сыграло расследование правоохранителей, в ОНФ отмечают и свой вклад. «То, что на наши сюжеты реагируют соответствующие органы, — это признание нашей правоты», — заявил «Эксперту» руководитель проекта «За честные закупки» Антон Гетта. В то же время он подчеркивает, что перед ними не стоит задача обругать, напугать или подвести под статью кого-то из чиновников.

После жесткой критики ОНФ в губернаторском корпусе произошло уже несколько громких отставок. Своего кресла лишился Михаил Юревич, возглавлявший Челябинскую область. Он тратил около 100 млн рублей на личную охрану на фоне урезания социальных статей бюджета. По собственному желанию ушел глава Волгоградской области Сергей Боженов: несмотря на неблагоприятное социально-экономическое положение региона, он увеличивал расходы на свое содержание. А руководители Новосибирской и Брянской областей Василий Юрченко и Николай Денин были уволены президентом и вовсе с формулировкой «Утрата доверия». Впоследствии на обоих были заведены уголовные дела. В списке нарушений, предъявляемых Юрченко, — создание условий для победы на тендерах фирмам родственников и друзей, а также сомнительные решения о переводе земель из одной категории в другую. Похожими делами, по данным следствия, занимался и Денин. В частности, выделил из резервного фонда области свыше 20 млн рублей подконтрольной его семье коммерческой фирме. Эти истории, как отмечают многие эксперты, — серьезный сигнал тем, кто находится у власти.

О системном характере этой борьбы свидетельствуют и антикоррупционные форумы ОНФ. До конца 2015 года они пройдут во всех федеральных округах. Первый состоялся в мае в Екатеринбурге. Кстати, там Антон Гетта признался, что первоначально их никто не воспринимал всерьез. Однако выстроенная системная работа привела к тому, что на заявления ОНФ реагируют и Счетная палата, и прокуратура, и ФАС, и другие службы.

Благодаря взаимодействию с правоохранительными органами ОНФ удалось расшевелить и руководителей Пенсионного фонда, которые настроили по всей стране весьма внушительные здания. Согласно данным ОНФ, только в 2012–2014 годах на это было потрачено 8,4 млрд рублей. Из них как минимум 2,5 млрд можно было сэкономить, отказавшись от неоправданно дорогих архитектурных решений. «Неужели всем было не очевидно, что Пенсионный фонд уже просто обнаглел, строя по всей стране роскошные офисы? Сидят и ждут: президент скажет или не скажет?!» — возмущался Александр Бречалов, которому пришлось подключать Счетную палату и обращаться в Генпрокуратуру. В результате председатель правления фонда Антон Дроздов на встрече с представителями ОНФ сообщил, что фонд изыскал возможности снижения расходов на ряд строящихся и ремонтируемых зданий, и пообещал, что во всех новых проектах будут использоваться исключительно российские материалы.

Остановить гонку тарифов ЖКХ

Успехи есть и в активе площадки «Качество повседневной жизни», которая занимается проблемами ЖКХ. В числе ее ключевых задач — мониторинг и контроль реализации программ переселения граждан из аварийного жилья, проведения капремонта в многоквартирных домах, лицензирования управляющих компаний. Эксперты этой группы добились, в частности, внесения в пакет поправок в Жилищный кодекс, который находится в Госдуме, обязательность установления пятилетнего гарантийного срока для работ по капремонту. Эта инициатива была поддержана в Минстрое. А проблема переселения из аварийного жилья (по данным ОНФ, пока ликвидировано только 8% этого фонда) будет решаться в том числе через механизм обязательных типовых контрактов на строительство.

Удалось отменить и повсеместное введение так называемой социальной нормы на потребление (СНП) электроэнергии. За вроде бы благой идеей установления СНП эксперты профильной площадки усмотрели завуалированное повышение тарифов для населения. При введении социальной нормы тарифы на электроэнергию за пределами этой нормы могли бы вполне официально вырасти в разы. Об этих рисках говорили еще на первом «форуме действий». Тогда же была сделана заявка на выработку в этой сфере нового курса, нацеленного не на гонку тарифов, а на технологическую модернизацию. Президент это предложение поддержал, и благодаря вмешательству ОНФ переход на СНП, планировавшийся с 1 июля 2014 года, удалось отложить. Однако кабинет министров продолжал настаивать на введении этой нормы с 1 июля 2016 года. Главным мотивом была необходимость ликвидации перекрестного субсидирования, сложившегося в электроэнергетике. Сегодня тариф для населения устанавливается региональными властями, а для промышленности ценообразование рыночное. При этом жители используют низкое напряжение, а значит, им нужно больше сетей и трансформаторов. В итоге затраты сетевых организаций перекладываются с населения на промышленность. Таким образом, рядовые потребители платят за электроэнергию около 300 млрд рублей в год, и еще 230 млрд рублей в год за них доплачивает промышленность. Это приводит к завышению цены на базовый ресурс для промышленности. Промышленники, в первую очередь энергоемкий бизнес, пытаются всеми силами отказаться от перекрестного субсидирования, и их можно понять. «Однако, как ни поднимай тарифы для населения, существенно снизить расходы промышленности не получится. Так как доля электроэнергии, потребляемая населением, в среднем по стране составляет 10–11 процентов. То есть уйти от высоких расходов на электроэнергию за счет населения невозможно и несправедливо, — объяснял свою позицию руководитель площадки “Качество повседневной жизни” Валерий Фадеев. — Решение надо искать в повышении эффективности энергетики, в частности сетевых компаний». В итоге правительство отдало установление социальной нормы на откуп регионам. То есть от идеи ее повсеместного введения решено отказаться. 

Диалог без барьеров

ОНФ стал действенной площадкой для представителей и других сфер социальной политики. Например, ассоциации экологов в регионах порой годами бились за закрытие свалок отходов или против варварской вырубки лесных массивов. И все безуспешно. Теперь же им дали инструмент.

Весьма действенным стал форум «Качественное образование во имя страны», который состоялся осенью прошлого года в Пензе. На форуме была представлена реальная картина происходящего в системе образования. Картина, альтернативная бюрократической. Несмотря на то что «управленцы» пытались пролоббировать на форум своих спикеров, организаторы принципиально сделали ставку на педагогов. Были приглашены учителя школ, воспитатели детсадов, преподаватели вузов, представители общественных организаций. И дискуссии о ключевых проблемах отечественного образования стали по-настоящему живыми. Их итоги были представлены Владимиру Путину, который лично провел на пленарном заседании форума несколько часов.

Форуму предшествовала гигантская работа. В течение года практически во всех регионах прошли обсуждения ключевых проблем, состоялись межрегиональные семинары, сделано несколько исследований. «К сожалению, у нас многие годы образовательную политику формировал довольно узкий спектр групп. Все иные суждения рассматривались как частные, не заслуживающие внимания, — говорит модератор площадки “Образование и культура” Любовь Духанина. — Сегодня профессиональное сообщество может вступать в диалог с властью без барьеров. К экспертизе состояния дел в образовании подключились новые лица с интересными позициями, готовые брать на себя ответственность не только за критику, но и за качество предлагаемых ими инициатив». В результате в работу приняты десятки предложений по ЕГЭ, борьбе с неоправданной «финансовой оптимизацией» образовательного процесса. Президент предложил создать механизмы защиты образования от реформаторских ошибок власти. В частности, прозвучала идея наделить управляющие советы правом реально влиять на решения, связанные с увольнениями и сокращениями. Обсуждается также вопрос об изменении 278-й статьи Трудового кодекса, разрешающей учредителю увольнять директоров школ без объяснения причин. Кроме того, эксперты этой группы инициировали принятие закона, ограничивающего плату родителей за уход и присмотр в детских садах. Проект документа уже принят в первом чтении.

К большому специализированному форуму сейчас готовятся и работники здравоохранения. Он должен состояться в июле. Для выявления самых острых вопросов медицинского обслуживания эксперты площадки «Социальная справедливость» под руководством Михаила Шмакова, а также доктора Леонида Рошаля организовали глобальный мониторинг во всех субъектах федерации. Проблемы обычных пациентов будут вынесены на широкое обсуждение с участием Владимира Путина. Кстати, по итогам предыдущих встреч с президентом удалось пролонгировать до 2020 года такую приоритетную программу как «Доступная среда», а также продлить до того же года выделение материнского капитала.

Противостоять давлению

Несмотря на очевидные успехи «фронтовиков», им приходится сталкиваться с постоянными атаками бюрократических элит, которые стараются оказывать давление на наиболее активных борцов с различными нарушениями, злоупотреблениями и финансовыми махинациями. Как, например, в Бологом, где молодые ребята вскрыли массовые факты безобразного ремонта автодорог — и городских, и районных. «Речь идет о закатывании миллионов бюджетных рублей в асфальт. Мы в курсе данной ситуации и доложим лидеру ОНФ на ближайшей встрече», — обещает Ольга Тимофеева. Более того, попытки давления оказывались и на членов центрального штаба, включая сопредседателя ОНФ Бречалова. Уже не говоря о массовом прессинге в регионах. Один из самых показательных примеров — история главы брянского движения «Наш дом» Светланы Калининой, которая работает в рамках площадки «Качество жизни». Давление на нее началось после встречи с президентом в апреле 2014 года, на которой она рассказала, что жилье, построенное в их городе для переселения из аварийных домов, сразу же было признано некачественным, фактически тоже аварийным. Активистку хотели скомпрометировать как специалиста в сфере ЖКХ, писали про нее клевету и даже сократили ее должность (эксперт отдела муниципального контроля брянской администрации). Но так ничего и не доказали. А вскоре губернатор области Николай Денин лишился своего поста.

С подобным прессингом сталкиваются и многие региональные журналисты, вскрывающие «язвы» и «пороки». В одном случае сожгли редакцию, в другом — избили журналиста, в третьем — вызвали человека «поговорить», дав понять, что если он не прекратит критику, то у него или его родственников будут серьезные неприятности. Самый вопиющий случай произошел в иркутском городе Тулун. К журналисту Александру Ходзинскому, который писал о злоупотреблениях властей, пришел заместитель мэра Геннадий Жигарев, вооруженный целым арсеналом, убил его и при этом ушел от уголовной ответственности. А редактор газеты «Аршан» из Бурятии Аркадий Зарубин был избит прямо на пороге районной администрации, после того как на медиафоруме рассказал президенту Путину о том, что у них в регионе строится мост вполовину меньше того, что указано в техзадании. Чтобы подобные факты не всплывали, региональные начальники вливают миллиарды на поддержку подконтрольных СМИ, выставляют так называемые блоки на негатив. Фактически идет покупка прессы, чтобы заставить ее замолчать. «На региональном медиарынке актуальна проблема здоровой конкуренции. Если власти помогают СМИ, то взамен требуют полной лояльности. Журналисты попадают в настоящую кабалу. Их обязывают публиковать скучные пресс-релизы, запрещают яркие заголовки, любую критическую информацию по отношению к местным чиновникам и даже просто о резонансных событиях, которые те сочтут негативной для имиджа региона. Например, сообщения об аварии или скандале в культурной среде», — говорит Наталья Костенко, заместитель главы исполкома и руководитель Центра правовой поддержки журналистов. Этот центр оказывает журналистам юридическую помощь, помогает добиваться решения поднимаемых проблем. Чтобы изменить ситуацию с искажением информационной картины, при ОНФ создан фонд поддержки независимых региональных и местных СМИ «Правда и справедливость». По итогам 2014 года около 300 журналистов получили гранты в размере 300 тыс. рублей каждый. И эти средства, как правило, идут на развитие СМИ, популяризацию социально значимых проектов, проведение серьезных расследований.

Путин не Иван Грозный и не Мао Цзэдун

Постоянный канал коммуникации президентской власти с гражданскими активистами сегодня превратился не только в мобилизационный мозговой центр, но и в кадровый резерв, а также в точку сборки «путинского большинства». Так, Александр Галушка (в прошлом глава «Деловой России» и сопредседатель центрального штаба ОНФ) стал министром по развитию Дальнего Востока. Александр Бречалов был выбран секретарем Общественной палаты. Глава исполкома ОНФ Андрей Бочаров возглавил Волгоградскую область. Член центрального штаба «Фронта» Александр Богомаз исполняет обязанности губернатора Брянской области. И это только самые заметные перемещения. По мнению первого проректора Финансового университета при правительстве РФ Константина Симонова, «скамейка запасных» свидетельствует об усилении позиций «Фронта». Он также подчеркивает, что ОНФ объединяет сторонников Путина с довольно разными взглядами. «Скажем, политическое кредо Говорухина (сопредседатель центрального штаба. — “Эксперт”) очень сильно отличается от кредо Бречалова. Но есть доверие к президенту Путину, и есть задачи, которые не вызывают идеологических споров. Например, все признают, что надо бороться с откатами и другими проявлениями коррупции. И не важно, сторонник ты сильного государства в экономике или независимого рынка», — говорит Симонов. Таким образом, ОНФ не только консолидирует общество вне рамок идеологических компаний, но и исправляет те диспропорции, которые сложились в «третьем секторе». В частности, представление о том, что гражданское общество — это в основном неправительственные правозащитные организации и благотворительные фонды, что оппозиционность и фронда — неотъемлемые черты гражданских институтов. На этом заостряет внимание политолог, член экспертного совета фонда ИСЭПИ Алексей Зудин, подчеркивая, что ОНФ как «стратегический союз между президентской властью и невластными субэлитами» является уникальным многопрофильным инновационным общественно-политическим институтом.

На уникальности ОНФ настаивает и Леонид Поляков, член экспертного совета фонда ИСЭПИ. Несмотря на то что многие эксперты и журналисты при объяснении роли и значения ОНФ приводят разные сравнения и аналогии — начиная с опричников и китайских хунвейбинов и заканчивая сторонниками Шарля де Голля и Барака Обамы. Однако все эти примеры не совсем корректны. Во-первых, Путин не Иван Грозный и не Мао Цзэдун, которые решали чисто прикладные задачи. Один разрушал боярско-сепаратистское окружение и устранял конкурентов в борьбе за власть. Другой искоренял конфуцианство и вводил в политический контекст новую коммунистическую молодежь, которая была нацелена убрать старый истеблишмент в буквальном смысле. «У Путина же нет стремления разрушить тот элитный консенсус, который он выстраивал в течение пятнадцати лет. А ОНФ не играет роль агрессивного отряда, который с песьими головами и метлами скачет и вешает бояр на воротах их собственных подворий, — объясняет Поляков. — У Путина совершенно другая задача. Он подводит фундамент под политическую постройку. А Россия имеет своего репрезентанта не только в лице президента, которого она выбирает. Таким репрезентантом выступает и ОНФ». Во-вторых, аналогичные общественные движения в разных странах всегда носили подчеркнуто политически сконцентрированный характер и превращались в разновидность партий. «В ОНФ этого делать не намерены. “Фронт” будет сохранять свою двуединую природу. Такого общественно-политического кентавра. Если хотите, коллективного представителя президента», — резюмирует Поляков.

При этом все опрошенные нами эксперты подчеркивают, что перед ОНФ открывается широкая перспектива. И не только в качестве «политического интерфейса». «Крайне важно сохранить уникальное позиционирование ОНФ не только для того, чтобы в полной мере задействовать инструментарии гражданского общества для решения стоящих перед страной задач. Важно, чтобы его представители выдвигались и на выборах различного уровня, приходя во власть и осуществляя политическое представительство “путинского большинства”. Уже сейчас в работе ОНФ участвуют не только члены “Единой России”, но и других партий — “Справедливой России”, “Патриотов России” и “Родины”», — говорит глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин.