Сокращение экономической активности во втором квартале продолжилось

15 июня 2015, 00:00

Масштабы абсолютной бедности быстро увеличиваются Вслед за избыточной девальвацией рубля последовал избыточный реверс курса

Сжатие внутреннего конечного спроса в начале второго квартала продолжилось в части как потребительских, так и инвестиционных расходов. Розничный товарооборот в апреле был почти на 10% в реальном выражении ниже уровня годичной давности, а спад инвестиций в основной капитал приблизился к 5%. Вместе с тем ситуация с совокупным выпуском менее однозначна. Падение внутреннего спроса компенсируется, по крайней мере частично, увеличением чистого экспорта. Другими словами, сжатие спроса фокусируется прежде всего на импортных товарах и услугах при более или менее стабильных физических объемах экспорта.

Более того, сжатие импорта потенциально открывает дорогу росту выпуска за счет импортозамещения. По крайней мере в части услуг, где, например, считавшийся в период высоких нефтяных цен малопрестижным отдых в Сочи или Крыму обещает частично заместить зарубежные турпоездки (что уже достаточно актуально в текущем квартале, открывающем пляжный сезон) с соответствующим ростом потребления транспортных и прочих смежных услуг российских провайдеров.

Поступающие (пока что ранние) оценки изменения совокупного выпуска разноречивы. Минэкономразвития в своем майском мониторинге оценило сжатие экономики в начале второго квартала как углубляющееся. Падение ВВП в апреле ускорилось до 4,8% в годовом сопоставлении. Этому, по оценке ведомства, соответствует снижение ВВП в апреле по отношению к марту (с сезонно-календарной поправкой) на 0,8%. Рецессия в экономике РФ захватит, по оценке МЭР, три квартала (в отличие от четырех кварталов в предыдущий кризис 2008–2009 годов). А уже начиная с четвертого квартала текущего года аналитики ведомства ожидают старт компенсационного посткризисного роста.

В 2017 году масштаб российской экономики, по расчетам МЭР, уже сможет превысить докризисный (2014 года) на 1,8%. Правда, реальные располагаемые доходы населения, по оценке прогнозистов из МЭР, в 2017 году останутся меньшими, чем в 2012-м, на 1,5%.

Прогноз МЭР опирается на предположение, что цена нефти на протяжении всего прогнозного трехлетия (2016–2018) будет умеренно расти: в год по пять долларов за баррель, или по 8–10%, что в какой-то мере развивает рост цен фьючерсов (по мере удаления даты экспирации) на поставки в 2015–2016 годах. Это является вполне соответствующей историческим данным связкой. Поддержание и положительной динамики российского ВВП, и стабильного, в реальном выражении, курса рубля (МЭР предполагает, что в 2018 году доллар будет стоить 53 рубля, то есть реальное укрепление российской валюты продолжится) пока что всегда требовало не просто высокой (в том или ином понимании), а именно растущей цены нефти.

Если же говорить о текущем уровне цены порядка 65 долларов за баррель, то он выглядит вполне типичным, опять-таки с учетом исторических данных. И даже несколько более комфортным для производителей нефти, чем для потребителей. За 35 с небольшим лет (период с 1980 года) цена эта лишь в 37,9% случаев превосходила современный уровень и почти вдвое чаще оказывалась ниже.

С оценкой текущего уровня ВВП, сделанной Минэкономразвития, вполне совпадает опубликованный Росстатом в первых числах июня индекс выпуска в пяти базовых видах деятельности (сельское хозяйство, промышленность, строительство, торговля, транспорт и связь). Он обычно неплохо аппроксимирует движение ВВП в целом. Снижение индекса пока максимально с начала текущей рецессии (–5,8%). Более глубокий спад в сравнении с оценкой ВВП, сделанной МЭР, видимо, объясняется большей чувствительностью отраслей материального производства, входящих в расчет индекса, к конъюнктурным колебаниям, в частности к быстро углублявшемуся спаду в обрабатывающей промышленности.

В то же время еще один ранний индикатор динамики ВВП, индекс PMI, заметно более оптимистичен, и как раз в части не охваченных индексом Росстата услуг. Более того, уровень совокупного индекса PMI указал даже на умеренный рост в частном секторе экономики России в середине второго квартала, максимальный с конца 2013 года. Это расхождение в динамике разных индикаторов изменения ВВП, видимо, в основном объясняется отражением в PMI ожиданий относительно будущего роста деловой активности. В отношении ближайших перспектив опрошенные в апреле и мае российские компании из сферы услуг были настроены позитивно. Некоторые респонденты сообщили о всплеске спроса и своих надеждах, что эта тенденция сохранится.

Во всяком случае раньше индекс PMI предсказывал, хотя и не слишком часто, развороты в динамике ВВП с некоторым упреждением. Если это так, возможно, что дно рецессии и по крайней мере стабилизацию ВВП (на уровне на 5–6% ниже соответствующего месяца 2014 года) мы действительно увидим уже в летние месяцы.

Численность населения России с доходами ниже прожиточного минимума по итогам первого квартала 2015 года составила 22,9 млн человек, или 15,9% общей численности населения против 13,8% в первом квартале 2014-го и 11,2% в среднегодовом выражении.

 zzkonj.jpg

Несмотря на номинальное снижение реальный эффективный обменный курс (РЭОК) рубля в мае продолжил укрепление. После завершения последнего девальвационного эпизода (с июля 2014 года по январь 2015-го РЭОК снизился на 31%) рост этого показателя с февраля по апрель составил уже 28%. Фактически весь позитивный конъюнктурный эффект девальвации с точки зрения повышения ценовой конкурентоспособности отечественных производителей оказался съеденным за три месяца. Следует признать абсолютную неэффективность курсовой политики ЦБ: как прошлогодняя девальвация была явно чрезмерной по своим масштабам, так и нынешний реверс рубля тоже явно чрезмерен.