Владимир неприкаянный

15 июня 2015, 00:00

То, что Российское военно-историческое общество (РВИО), одна из самых влиятельных общественных организаций, курируемая Министерством обороны и Министерством культуры, отступилось от своих первоначальных планов по воздвижению памятника Владимиру Крестителю на смотровой площадке перед МГУ, лишний раз свидетельствует о той силе, которую на сегодняшний день имеет общественное мнение в российском политическом поле

Этот вид противники установки памятника считают необходимым сохранить

Кем бы ты ни был, ты вынужден реагировать даже на легкое раздражение, охватывающее умы сограждан, тем более если оно выражается в конкретных действиях, пусть это даже всего лишь сбор подписей.

Возмущение проектом памятника Владимиру можно было легко предугадать, но политический контекст, который косвенно задает противостояние с Украиной, в этом случае играет второстепенную роль. Общеизвестно, что любые изменения ландшафта способны вызвать если не негативную реакцию, то во всяком случае волнение у горожан, которым в большинстве свойствен естественный консерватизм. Что уж говорить, когда речь идет о проекте, предусматривающем установку 25-метровой статуи. Разумеется, первыми возмутились сотрудники МГУ, которым грозило сужение великолепного вида на столицу затылком, спиной и другими частями тела отлитого в бронзе исторического персонажа. К ним подтянулись другие неравнодушные москвичи, и началась битва подписных листов. За памятник заблаговременно удалось собрать 52 тыс. подписей, против — 58 тыс.

Противники памятника апеллировали к неким исследованиям, проведенным ОАО «Геоцентр-Москва», в которых весь склон Воробьевых гор отнесен к зоне геологического риска, что грозит его обрушением и, как следствие, человеческими жертвами. Почему-то проблема неустойчивости склона была ими автоматически отнесена к числу технически нерешаемых. Между тем склон уже начали укреплять: сторонники возведения памятника, судя по их высказываниям в СМИ до конца мая, считали, что вопрос решен, и не сомневались, что современные технологии сумеют противостоять геологии.

Тем не менее в середине июля РВИО решило вернуться к обсуждению проекта и в итоге отказалось от своих первоначальных планов, направив в Мосгордуму письмо с просьбой изыскать другие возможные места для установки памятника. Министр культуры России Владимир Мединский, председатель РВИО, назвал аргументацию участвовавших в обсуждении ученых очень разумной и взвешенной. Отказ от Воробьевых гор, по его словам, объясняется тем, что «объем землеустроительных работ, связанных с тяжестью монумента, превысил предварительные инженерные расчеты, что приведет к удорожанию проекта». Эти слова министра также вызывают легкое удивление: когда это мы, в смысле государство российское, останавливались перед проблемой «удорожания проекта»? Тем более что с другим местом под памятник РВИО пока не определилось.

Представители движения «Архнадзор», которое в вопросах городского ландшафта играет большую роль в формировании общественного мнения, предлагают те же Воробьевы горы, но как можно дальше от «планировочной оси Университет—Лужники», считая, что виды со смотровой площадки в обе стороны должны быть защищены от искажений. Хотя понятно, что если уж сооружать 25-метровый памятник, тем более Владимиру Святому, то так, чтобы видно было его со всех сторон, иначе игра не стоит свеч. Не нужно быть специалистом, чтобы догадаться, что найти такое место в Москве, да еще так, чтобы соблюсти все технические и смысловые тонкости, а также учесть интересы всех социальных групп, — задача невыполнимая. Может быть, проще договориться с МГУ и потратиться на укрепление склона.